По дороге в бедность

Редакционная статья

По дороге в бедность

Состояние домохозяйств — одно из тех направлений, которые «Эксперт Казахстан» отслеживает в постоянном режиме с самого начала текущего экономического кризиса. Первое приближение к проблеме падения доходов домохозяйств мы сделали чуть больше года назад. Ситуация, в которой тогда находилась казахстанская экономика, была сложнее нынешней. Цены на нефть уже долгое время находились на одном из минимальных в 21‑м веке значений — 29,27 доллара за баррель (по итогам января 2016‑го), обменный курс национальной валюты пробил отметку 380 тенге за доллар, а динамика ВВП стремилась в зону отрицательных значений. Все это не могло не оказать резкое негативное воздействие на доходы домохозяйств.

«Переход к режиму плавающего обменного курса в августе 2015 года привел к резкому обесценению казахстанского тенге и повышению инфляции с 3,8 процента (по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года) в августе 2015 года до 16,7 процента в мае 2016 года, влияя на снижение реальных заработных плат и покупательной способности населения, — отмечалось в докладе Всемирного банка, выпущенном летом 2016‑го. — Малообеспеченные домохозяйства особенно уязвимы перед ростом цен, снижением реальной заработной платы и сокращением возможностей занятости».

Доходы домохозяйств в начале 2016‑го уверенно падали (в ноябре 2015‑го — марте 2016‑го — в среднем на 2,3% в месяц), сокращалось потребкредитование, остывали один за другим потребительские рынки. Правительство пыталось сдерживать инфляцию административно, но и это мало помогало: среднемесячный темп роста потребительских цен с сентября 2015‑го до февраля 2016‑го составил 2,25%. «Мы попадаем в затяжной период не просто низких, а снижающихся доходов и, соответственно, расходов домохозяйств», — такой была наша оценка ситуации год назад.

Насколько серьезно изменилась ситуация спустя год? В 2016‑м экономика показала минимальный рост с 1998 года, инфляция после 13,6‑процентного роста в 2015‑м прибавила еще на 8,5%. Реальные денежные доходы населения продолжают падать: по итогам января-декабря 2016 года они сократились на 4,5%.

Примечательно, что в структуре денежных доходов сокращается доля доходов от трудовой деятельности (со средних 80,1% в 2015‑м до 78,1% по итогам прошлого года) и растет вес социальных трансфертов (пенсий, пособий, жилищной помощи, стипендий — с 16,6 до 18,0%). И хотя речь идет о перераспределении 2%, можно смело говорить, что пенсии впервые за долгие годы стали возвращать себе роль якорей семейных бюджетов.

На то, что спустя год после девальвации казахстанцам лучше не становится, указывает и структура расходов домохозяйств: по итогам I квартала минувшего года на продовольствие приходилось 45,2%, по итогам IV квартала — уже 45,5%. Рост доли продуктов питания в расходах — самый яркий символ растущей бедности.

Реальные доходы населения продолжают падать и в 2017‑м. Для кошельков казахстанцев минувший январь оказался еще более тяжелым, чем январь 2016 года: реальные доходы сократились на 3,5%. Проблема в том, что номинальные доходы (зарплаты, пенсии, прибыль от частной недвижимости или бизнеса) растут медленно (4,1% по итогам января и 5,8% по итогам года), а инфляция по-прежнему достигает высоких значений. По итогам января 2017‑го — 7,9 против 14,4%.

Мы продолжаем беднеть спустя год после окончания острой фазы кризиса, и это само по себе рождает вопросы к эффективности реализуемых в последние два года контрциклических программ и борьбы против инфляции. Возможно, уровень освоения средств по этим программам и удовлетворяет правительство, но каков их реальный выхлоп — это, похоже, никому не понятно. Эксперты и чиновники до сих пор спорят о влиянии девальвации на инфляционные процессы в экономике. При этом чиновники все чаще говорят о долларизации сознания, переводя тему с критики эффективности госуправления на особенности якобы ущербной экономической ментальности населения. И, на наш взгляд, делают это зря.

Правильное — то есть подтвержденное исследованиями — понимание природы этих и других проблем, связанных с уровнем жизни населения, для власти сегодня критически важно. Объяснить падающие в феврале 2016 года реальные доходы нефтью по 30 долларов за баррель удавалось, но как аргументировать, что казахстанцы продолжают беднеть и при 50 долларах? Из экономической эта проблема очень быстро может трансформироваться в политическую.

Читайте тему номера: По обе стороны черты

Статьи по теме:
Тема недели

Игра в один шлагбаум

После ухода Атамбаева риторика Бишкека в отношении Астаны смягчится. Вести торговую войну с Казахстаном Кыргызстан не в состоянии

Повестка дня

Коротко

Повестка дня

Спецвыпуск

Капитал всему голова

Регулятор прописал банкам очистку портфелей, но живыми в итоге этого «лечения» останутся не все

Казахстанский бизнес

Как по маслу

Привлекательность масличных культур растет, они стали источником валютной выручки