Правильный настрой

Что нужно казахстанскому бизнесу для увеличения несырьевого экспорта?

Правильный настрой

По мнению генерального директора консалтингового агентства ITC group и специалиста в торговой политике Руслана Султанова, необходимо решить две ключевые задачи, чтобы увеличить экспорт несырьевых товаров. Первое — убедить казахстанских предпринимателей в том, чтобы они изначально выстраивали свое производство по международным стандартам. Товар, произведенный по самым лучшим стандартам, конкурентен по определению. Второе — необходимо выстроить правильную коммуникационную цепочку между государством и бизнесом, чтобы инициатива исходила от предпринимателя, который лучше других знает, что нужно для дела, а не от чиновника, который знаком с проблемами бизнеса только по экономическим учебникам.

Дело в менталитете

— Руслан Серикович, в чем заключается основная проблема, препятствующая активному выходу на экспорт казахстанского бизнеса несырьевого сектора?

— Тут комплекс причин. Основной я считаю менталитет. Многие предприниматели, когда только начинают организовывать свое дело, ориентируются лишь на местный рынок. В результате они выстраивают все бизнес-процессы, исходя из этого. Таким образом, предприниматель в самом начале искусственно загоняет себя в рамки и считает, что завтра, когда он захочет выйти на экспортные рынки, легко переформатирует свои бизнес-процессы под международные стандарты. Это заблуждение. Менять придется все бизнес-процессы — производство, маркетинг, сбыт и так далее. А вносить изменения на ходу — очень сложно и требует значительных затрат.

Если бизнес изначально нацелен на экспорт и для этого производитконкурентный товар, тогда ему легче помогать

Зачастую предприниматели убеждены, что главное — начать производить, остальное приложится. Они допускают большую ошибку, не просчитывая, кому и как будут продавать товар. Необходимо отходить от такого мышления. Еще не приступая к производству, предприниматель должен знать, кто его покупатель и с кем ему придется конкурировать. Такой подход к работе предполагает правильно выстроенные бизнес-процессы в самом начале, что заранее исключает проблему низкого качества товара, плохой упаковки, ограниченного объема поставок и так далее. То есть тех факторов, о которых говорят как о главных барьерах для нашего несырьевого сектора на внешних рынках.

— Насколько справедлив тезис, что наш предприниматель ограничивает себя местным рынком, потому что мы удалены от основных рынков сбыта?

— Большинство наших предпринимателей изначально не думают выходить на экспорт. Предприниматель запускает производство с мыслью, что ему достаточно освоить рынок родного города. В лучшем случае он намерен продавать в соседнюю область — таких большинство. Очень мало бизнесменов, которые, уже сегодня работая на рынке РК, думают о проблемах логистики при выходе на зарубежные рынки.

— Существующая архитектура государственной поддержки экспорта не решает проблему, которую вы назвали главной, — проблему менталитета.

— Неверно думать, что госорганы и институты развития должны решать проблему предпринимателя. Система господдержки всего лишь помогает, создавая благоприятные условия. Остальное зависит от самого предпринимателя. Не стоит полагаться на то, что государство поможет, поддержит систему сбыта товара или услуги. Если бизнес изначально нацелен на экспорт и для этого производит конкурентный товар, тогда ему легче помогать. Если его товар не соответствует международным стандартам, то ему, чтобы стать конкурентным на внешних рынках, предстоит проделать огромную работу, которую за него никто другой не сделает. Да, институты развития, нацеленные на стимулирование экспорта, проводят тренинги для предпринимателей и предоставляют исследования зарубежных рынков. Когда я работал в госсекторе, несколько раз проводил аналогичные тренинги по торговой политике и интеграции, в год по 3–4 больших мероприятия в каждой области страны. В тренингах принимает участие много предпринимателей, но большинству полученная информация не нужна, поскольку им, по сути, неинтересен экспорт.

Вместе вы — сила

— Большинство предпринимателей жалуются на высокие экспортные издержки внутри страны. Что необходимо сделать, чтобы снизить их?

— Вы имеете в виду под издержками проблемы, связанные с оформлением документов при экспорте? Здесь бизнесу важно консолидированно выражать свою позицию по волнующим вопросам. Но этого не получается, поскольку предпринимательская среда сегодня разобщена. У нас достаточно институтов развития и бизнес-ассоциаций, созданных для стимулирования экспорта. Но проблема в том, что не каждый предприниматель идет туда с конкретными предложениями, как и что изменить, чтобы уменьшить экспортные издержки. Это является большой проблемой для ведомств, ответственных за стимулирование экспорта. Что-то пытается делать Национальная палата предпринимателей, но, во-первых, нельзя все отдавать в одни руки — «один в поле не воин». Во-вторых, у нее не хватает специалистов, поэтому палата также нуждается в том, чтобы предприниматели приходили туда и давали свои рекомендации. Результат лучше, когда сам предприниматель вовлекается в процесс. Должна быть совместная работа предпринимательского сообщества, Национальной палаты и госсектора.

Нужно больше привлекать бизнес при формировании государственной политики по стимулированию экспорта

Сейчас же слаженной работы я не наблюдаю. Взять проблему с оформлением документов для экспортной операции: из года в год появляются новые требования только потому, что законопроекты не проходят должной экспертизы у всех заинтересованных сторон. Сегодня, по большому счету, госорганы заняты процессом принятия решения, а бизнес остается в стороне.

— НПП действует уже несколько лет, создаются отраслевые бизнес-ассоциации, которые призваны лоббировать интересы предпринимателей. Почему мы до сих пор говорим, что бизнес не отстаивает свои права?

— Надо признать, не каждая ассоциация компетентна и не везде есть эксперты. Прошло несколько лет, как создан ЕАЭС, прошел год, как Казахстан вступил в ВТО. Но о том, как пользоваться преимуществами от участия в ЕАЭС и ВТО, большинство предпринимателей не задумываются. Получается, что мы вступили в различные интеграционные объединения и тут же забыли об этом. Бизнес должен научиться отстаивать свои интересы, знать, что для этого нужно делать, и говорить об этом государственному органу. В таком случае у правительства появился бы серьезный партнер по диалогу. Когда его нет, правительству сложно работать.

Например, когда мы говорим о развитии различных форм международного сотрудничества, будь то ЕАЭС, ВТО или зоны свободной торговли, то видим такую картину: бизнесу сверху говорят, что Казахстан создал с какой-то страной зону свободной торговли — то есть интерес формирует правительство. Должно быть наоборот: бизнес должен сигнализировать, с какой страной необходимо заключать зону свободной торговли и предлагать это правительству. Большинство предпринимателей в развитых странах работают именно так.

Монолог чиновника

— На чем нужно акцентировать внимание в разрабатываемой экспортной стратегии, чтобы решить вышеназванные проблемы?

— Предыдущая попытка стимулирования экспорта заключалась в создании институциональной среды. Это в корне неверно, поскольку институты развития начали писать экспортные стратегии. В действительности институциональная среда создается, чтобы дополнять и реализовывать экспортную стратегию.

Во-первых, в новой стратегии нужно признать, что действующая институциональная среда неэффективна — она не смогла в должной мере обеспечить защиту внутреннего рынка и поддержать конкурентоспособные товары и услуги на внешних рынках.

Во-вторых, у Казахстана экспортно-сырьевая модель экономики. Доля готового товара в структуре экспорта незначительна, у нас низкая диверсификация экспорта как по видам товаров, так и по странам. Например, если взглянуть на структуру экспорта, мы в основном вывозим сырье. За последние 10 лет 70 процентов экспорта РК составляет сырье, около 28 процентов — полуфабрикаты, и только 2–3 процента — готовая продукция.

Важно понимать, в какие страны и что мы вывозим. Сырье вывозим практически во все страны, на него есть спрос вне зависимости от расстояния. Как и на полуфабрикаты, поскольку они, по сути, то же сырье, только в первичной обработке. Готовую продукцию поставляем в большей степени в страны СНГ. Причем в страны ЕАЭС мы поставляем до половины готовой продукции, в СНГ без учета ЕАЭС — 15–20 процентов.

Поэтому в разрабатываемой стратегии важно определить группы стран, куда казахстанские предприниматели в действительности могут экспортировать свои товары. Признать, что сырье и полуфабрикат мы можем отгружать во все страны. Признать, что несырьевой экспорт составляет незначительную долю. И работать с этой группой товаров.

В-третьих, поскольку наша экономика сильно зависит от колебаний цен на нефть, в стратегии необходимо отразить тему нефтепереработки и диверсификации экспортных направлений. Кроме того, Казахстан должен участвовать во всех организациях, работа которых влияет на нефтяные котировки. Это поможет быть в курсе дел и самостоятельно прогнозировать изменение мировых цен.

В-четвертых, в системе продвижения экспорта необходимо акцентировать внимание на защите интересов казахстанского бизнеса на внешних рынках. Продвижение экспорта не ограничивается созданием благоприятных условий: наши зарубежные представительства должны отслеживать работу, проводимую против наших компаний в тех или иных странах, поскольку нередко создаются неторговые барьеры.

В-пятых, нужно больше привлекать бизнес при формировании государственной политики по стимулированию экспорта — чтобы инициатива шла от бизнеса к государственным органам. Например, для обсуждения зоны свободной торговли создается межправительственная комиссия — это политическая основа. Повестку в переговорах формируют заинтересованные в интеграции ведомства и институты развития. Также нужно усилить работу деловых советов Национальной палаты предпринимателей. Именно они должны давать повестку правительству — какие преференции и от какой страны необходимы казахстанскому бизнесу.

И в завершение я бы отметил главное: важно понимать, что продвижение экспорта — это задача не одной стратегии. Это идеология деятельности всего правительства, всего делового сообщества. Например, никто не упоминает о торговой политике, которая как раз и является инструментом продвижения казахстанских экономических интересов. Кроме того, все интеграционные объединения — это всего лишь площадки для продвижения наших интересов. И то, как мы используем все возможности, зависит только от нас.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Здоровье для избранных

Казахстанские банки из затяжного кризиса входят в этап трансформации

Люди и события

Микромир и макрокосм

В галерее «24 июня» открылась выставка «Живописный Дуэт» Игоря Гущина и Лидии Дроздовой

Люди и события

Диалог с четвертым измерением

В алматинском музее Каcтеева открылась выставка Сергея Калмыкова и состоялась презентация его персонального каталога

Политика и экономика

В ожидании энергосаммита

До министерской конференции по энергетике в Астане осталось меньше месяца