Простой сложный бизнес

Нурбанк стремится к большей диверсификации ссудного портфеля и базы фондирования

Простой сложный бизнес

На фоне всех преобразований в банковском секторе Нурбанк сохраняет стабильность. Сегодня он занимает 15‑е место по активам, но прошлый год стал для него прорывным: банк рос быстрее всего сектора, а по динамике ссудного портфеля занял четвертое место среди банков второго уровня. В этом году Нурбанк отмечает свое 25‑летие. Банк определил свое будущее на следующую пятилетку, приняв стратегию развития на 2017–2021 годы.

«Эксперт Казахстан» встретился с председателем правления банка Эльдаром Сарсеновым и поговорил о сегодняшнем состоянии банковского сектора и, конечно, о месте в нем Нурбанка.

Ликвидность без проблем

— Банковский сектор, пережив глобальный кризис, вновь вступил в период турбулентности и снижает темпы роста. Какие факторы сегодня влияют на банки?

— Я бы не сказал, что банковский сектор в упадке, скорее, он вступил в период преобразований. Со временем меняются все сферы жизни, в том числе и мировая финансовая система. Как любой организм, банки перерабатывают информацию и приспосабливаются к изменениям. Но фундаментальные факторы, влияющие на банки, остались неизменными: валютный курс, цена на нефть, ну и, самое главное, альфа и омега банковской деятельности — ликвидность. Два года подряд, именно зимой, многие банки испытывали колоссальное тенговое голодание и несли большие потери. Хорошая новость, что мы, наконец, вышли из этого периода. Стабилизировался обменный курс тенге к доллару, мы поняли, в каком коридоре возможны колебания, и никаких потрясений на валютном рынке не ждем. Уже около года банки имеют избыточную ликвидность. Стоит отметить, что ликвидность у многих банков, как и у нас, была всегда, но это в большей степени была долларовая ликвидность. Сейчас Нурбанк накопил достаточно большой объем финансовых средств, в том числе, денег на корсчетах, на межбанке и так далее, что позволит нам избежать или смягчить возможные потрясения на рынке. Стабилизация тенговой ликвидности наблюдается уже год, а это значит, банки будут более смелыми и оптимистичными в работе со своими клиентами.

— Как диверсифицирована структура вашего фондирования?

— Депозитная база у нас диверсифицирована адекватно ссудному портфелю. Примерно 46 процентов приходится на корпоративные вклады, как крупного бизнеса, так и госкомпаний, около 15 процентов — депозиты МСБ и 31 процент — физических лиц, остальное — остатки на картсчетах и ценных бумагах. Мы не зависим от какого-то одного «яйца», у нас хорошо диверсифицированная корзина, что позволит нам выдержать даже крупные изъятия, мы готовы покрыть все обязательства. Наша устойчивость подтверждается и независимыми аналитиками, рейтинговым агентством Standard & Poor’s, которое из года в года подтверждает нам хорошие рейтинги. Сейчас у нас «В».

Несовпадение сроков

— Будет ли решение проблем с ликвидностью влиять на ее стоимость?

— Тренд на удешевление ликвидности наметился уже летом прошлого года. Учитывая, что инфляция сегодня находится в коридоре Нацбанка, базовая ставка также падает, можно было бы пересмотреть ставки по ссудам. Вопрос только в том, насколько мы готовы к среднесрочному и долгосрочному кредитованию. Кредитовать за счет тех депозитов, которые мы привлекаем с рынка, затруднительно. Средняя жизнь вклада физического лица — год-полтора, то же самое можно сказать и о депозитах юрлиц. Срок ипотеки — 15–20 лет в среднем, и мы, как грамотные финансовые менеджеры, не можем кредитовать такими короткими деньгами столь длинный продукт. Мы надеемся, что откроются другие возможности для привлечения долгосрочного фондирования, и мы сможем полноценно работать с этим видом кредита. Пока актуальными для нас остаются потребительские займы, займы под залог недвижимости, автокредиты, кредитные карты, то есть наш обычный спектр продуктов, где сроки являются недлинными.

Сложнее с малым и средним бизнесом. Срок кредитования инвестцелей составляет пять-семь лет, и ставки должны быть соответствующими. На текущий день многим банкам самостоятельно привлекать такое фондирование затруднительно. Здесь нам помогают государственные программы поддержки экономики. Благодаря бюджетным средствам мы имеем возможность субсидирования ставок, дополнительного финансирования приоритетных отраслей. Таким образом, правительство в лице Нацбанка и фонда «Даму» компенсирует потери, которые происходят из-за рыночных условий.

— Сегодня существует спрос на инвестиционные деньги?

— Бизнес — весьма чуткий организм. Предприниматели видят стабилизацию геополитической обстановки, улучшение условий на валютном рынке — обменный курс тенге к доллару набирает позитивные тренды, и у них есть желание подняться на этой волне. У бизнеса сейчас велика потребность в  инвестициях в производство, в новые проекты, а для этого нужны более дешевые и длинные деньги. Здесь мы надеемся на регулятора, ЕНПФ, государственные и квазигосударственные компании в предоставлении таких инструментов, и чем больше их будет, тем лучше.

— По итогам 2016 года ссудный портфель в целом по сектору просел, а у вас вырос на 15 процентов. Какие сегменты бизнеса обеспечили рост?

— Действительно, нам есть чем гордиться. В 2016 году банк рос быстрее рынка, наши активы увеличились на 21 процент, в то время как сектор в целом прибавил только 7,5 процента. По росту ссудного портфеля Нурбанк на четвертом месте по интенсивности прироста, а рынок в целом упал на 0,3 процента. Никаких секретов нет, две трети прироста нам обеспечил малый и средний бизнес, и около трети — розница. Пока мы не говорим об ипотеке, это сложный вопрос. Но сегодня банк имеет достаточное фондирование для кредитования крупных корпоративных клиентов и МСБ, не говоря уже о розничном бизнесе. Ликвидность есть, и мы благодарим регулятора за его продуманную денежно-кредитную политику. Все это залог того, что наблюдаемые трансформации на банковском рынке проходят не в таких шоковых условиях, как это было прежде. Если бы на нас давила еще проблема с ликвидностью, с фондированием, условия для клиентов могли быть куда хуже.

Не быть зубочисткой

— В начале и середине нулевых большинство банков выбрали для себя универсальную модель развития. Как вы думаете, универсальность будет актуальна и в дальнейшем или более успешной станет узкая специализация?

— Для нас приоритетом остается универсальность. В конце нулевых Нурбанк был преимущественно корпоративным банком, но мы постарались уйти от этой однобокости. Мы развиваем, и более чем успешно, розничный бизнес и открыли очень сильный блок малого и среднего бизнеса. В чем преимущество универсального банка по сравнению с так называемым «банком-зубочисткой», то есть заточенным на один-два продукта или на одну аудиторию? Конечно, когда делаешь одно и то же постоянно, ты в конце-концов добиваешься совершенства. Это хорошо, когда экономика растет, когда чистый доход граждан увеличивается адекватно экономическому росту. Но в период длительной стагнации или падения такая зацикленность грозит структурными сложностями. Мы приняли решение быть универсальным банком и диверсифицировать корзину продуктов и, соответственно, клиентов как можно шире. С 2013 года мы идем в этом направлении.

— Вы приняли новую стратегию развития. Расскажите, пожалуйста, на что будет сделан упор в следующие пять лет?

— Стратегической целью в среднесрочной перспективе является увеличение доли розничного кредитования в кредитном портфеле банка, активное кредитование клиентов МСБ как за счет собственных, так и совместных с государством программ кредитования, развитие дистанционных каналов обслуживания и предоставление клиентам удобных и простых в использовании инструментов для работы с банком.

— В каких пропорциях вы планируете развивать корпоративный бизнес, розницу и МСБ?

— По состоянию на 1 января 2016 года корпоративный блок занимал 66 процентов ссудного портфеля, на начало текущего года эта цифра снизилась до 60 процентов. Согласно нашей стратегии мы должны довести долю корпоративного бизнеса до 48 процентов. Розница за год выросла с менее чем 15 процентов до 17, в планах — довести ее до 29 процентов к определенному нами сроку, доля МСБ год назад составляла 19 процентов, сейчас 23 процента, и мы намерены держать ее в тех же пределах.

Примерно 57 процентов из портфеля МСБ профинансировано за счет госпрограмм, это длинное гарантированное фондирование, что очень важно. Кроме того, мы готовы покрыть временные риски — длинные займы и короткое фондирование — через собственные средства.

— В период замедления экономики, что мы наблюдали в прошлом году, платежеспособность населения падает, что снижает спрос на кредиты. Выгодно ли сегодня розничное кредитование?

— По факту спрос действительно упал, но он есть. Несмотря ни на что, граждане испытывают определенные потребности: улучшение своих жилищных условий, путешествия, лечение, какие-то непредвиденные расходы и многое другое. Для банка «потребы» выгодны в силу невысокой диверсификации по срокам базы фондирования. Розница — это короткие займы, быстро оборачивающиеся и соответствующие избыточному короткому фондированию. Полтора года средний срок депозита, и средняя продолжительность жизни розничного займа также полтора-два года. Это разумное финансовое планирование.

— Каким образом вам удается содержать достаточно чистым ссудный портфель? У Нурбанка не самая низкая, но и не самая высокая долю NPL, к тому же она уменьшилась с прошлого года.

— Не могу раскрыть какого-то большого секрета, потому что его нет, как нет ноу-хау или суперметода. У нас и в 2015 году доля NPL была ниже 10 процентов, в прошлом году мы довели ее до 7,6 процента. Мы чистим наш ссудник уже пять лет, так что наработали большой опыт. Это продажа, списание и, в отдельных случаях, реструктуризация задолженности. Кроме того, мы работаем с клиентами, с менеджментом должника, передаем активы в нашу дочернюю ОУСА. В управлении стрессовыми активами также нет ничего особо сложного, главное, чем мы при этом руководствуемся, — получить от этих активов доход для погашения долга. Это планомерная ежедневная работа.

Просто работа

— Какие новые продукты вы готовы предложить рынку?

— Мы уже начали активно развиваться в этом направлении. Сегодня представителям МСБ доступна ИП Card, облегчающая работу по платежам не только индивидуальным предпринимателям, но и адвокатам, и нотариусам. В текущем году клиентов МСБ ждет много новых продуктов, таких как «Микробизнес», депозит «Кредитное товарищество» и электронные банковские гарантии. Подробнее об этих продуктах можно будет узнать на нашем сайте. Что касается физических лиц, мы выпустили карточные продукты WebCard — для безопасных безналичных платежей онлайн по всему миру, карточку с возможностью самостоятельного выбора дизайна ICard. Кроме того, в ближайшее время наших клиентов ждет много новых продуктов с выгодными условиями по кредитованию.

— Какие ожидаете результаты на конец года?

— Банковский бизнес в своей основе прост. Он зависит от состояния экономики и от состояния клиентов. Тут все взаимосвязано. Чем ниже инфляция, чем больше дешевых длинных денег на рынке, тем быстрее растет экономика, тем лучше чувствуют себя наши клиенты, значит, не будут допускать просрочек, выходить на реструктуризацию долга. Я думаю, если не будет никаких «черных лебедей», никаких непредвиденных событий негативного характера, мы войдем в 2018 год с большим плюсом. Я говорю не только о Нурбанке, но и обо всем банковском секторе.

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Аппетит приходит в кризис

Рост потребительского спроса сопровождается увеличением кредитной нагрузки для населения

Казахстанский бизнес

Яму проскочили

Итоги первого полугодия 2017‑го свидетельствуют о выходе автомобильного бизнеса РК из рецессии

Бизнес и финансы

Максут растет

БАСТ рапортует о завершении второй очереди строительства на Максуте

Спецвыпуск

Приспособиться к реальности

Замедление банковского кредитования и снижение запросов на оценку залоговой недвижимости переориентируют участников рынка на более сложные виды оценки