Банкинг высоких скоростей

Переходя в новую фазу развития, Сбербанк стремится максимально сократить период разработки продуктов и максимально расширить свое предложение в онлайне

Банкинг высоких скоростей

Сбербанк присутствует на казахстанском рынке БВУ вот уже более 10 лет. За это время финансовый институт, входящий в группу российского Сбербанка, хорошо освоился на рынке: у него появились надежные партнеры и среди розничных клиентов, и в корпоративном секторе, где банк активно работает с представителями несырьевых секторов экономики. За последние годы позиции Сбербанка усилились в сегменте малого и среднего бизнеса, он смог закрепиться в пятерке крупнейших банков Казахстана. И, похоже, даже грядущие сделки по слияниям и поглощениям не сдвинут его с занятых позиций.

Теперь банк интересен еще и тем, что вся группа «Сбербанк», которая присутствует в 20 странах мира, встала на путь трансформации, итогом которой должно стать освоение новых рыночных ниш.

Свою оценку ситуации в банковском секторе и непосредственно в банке с капитанского мостика Сбербанка дает председатель правления этого фининститута Александр Камалов.

Хороший год для ипотеки

— Александр Ильясович, какие тенденции в банковском секторе сегодня можно назвать доминирующими?

— Если в прошлом веке классикой жанра была специализация банков на отдельных направлениях — отдельно друг от друга существовали ритейл-банки, инвест-банки, банки-b2b, — сейчас из-за высокой волатильности рынков наметились две тенденции. Первая — банки становятся холдингами, где в структуре банка есть весь набор финансовых инструментов: лизинговые компании, компании по оказанию доверительного управления, инвестиционно-банковские продукты. И в Казахстане мы уже видим, что крупнейшие банки представлены в виде холдингов. Вторая тенденция — банковский сектор переходит не просто в сферу оказания услуг, он стремится предоставить конечному пользователю конечный продукт. Кредит — это ведь не конечная потребительская ценность для нашего клиента, это инструмент для покупки машины, приобретения квартиры. И поэтому, с одной стороны, банки подходят к оказанию несвойственных ранее услуг, а с другой — небанковские организации приходят на традиционный рынок банковских продуктов. Классический пример — Alibaba. Если перенести объем их финансовых операций на масштаб казахстанского рынка, Alibaba окажется крупнейшим банком. Для банков такое положение дел — хороший вызов.

— Назовите важнейшие тренды казахстанского рынка в 2017 году.

— Нельзя отрывать ситуацию в банковском секторе от общей ситуации в экономике. По итогам прошлого года мы видим позитивные сигналы. Стабилизировался обменный курс, есть положительный тренд цен на нефть, есть большие усилия по развитию несырьевых секторов экономики. Исходя из этого, мы считаем, что 2017 год будет для Казахстана в целом лучше предыдущего. Если экономика показывает рост, то и для банков появляется хорошее поле для работы. Мы ожидаем роста кредитования в общем по банковскому сектору — по крайней мере, мы к этому готовы, прилагаем максимум усилий. Рост ожидается как в кредитовании корпоративных партнеров, так и розничных. Если говорить о краткосрочных трендах, от банков требуется совершенствовать искусство управления в трех плоскостях: управление операционным риском, управление затратами, управление капиталом. Банковский бизнес — один из немногих секторов экономики, который существенно зависит от капитала и требует постоянных инвестиций.

— На рынке наметилось несколько сделок M&A. Эти сделки как-то изменят качество работы субъектов отрасли, градус конкуренции либо существенного влияния на сектор грядущие изменения не окажут?

— Сегодня перед банками стоит глобальный вызов — трансформироваться в какую-то новую сферу оказания услуг. Искусство управления капиталом здесь выходит на первый план. И поэтому тренд на укрупнение банковского сектора очевиден. Тренд глобальный, Казахстан — не исключение. В России идет похожий процесс: усиление регуляторных требований по риск-факторам, усложнение управления капиталом и увеличение объема инвестиций.

— Ваш банк в последние месяцы выделяется тем, что активно предлагает ипотечные займы, хотя в целом на рынке достаточно высокие ставки. Чем привлекает банк это направление?

— В рамках нашей стратегии мы, с одной стороны, должны быть гибкими и оперативно реагировать на рынок, с другой — ключевая задача — предвидеть некоторые тренды и по максимуму их возглавить. Мы наблюдаем, что в секторе жилищного строительства сформировался отложенный спрос на жилье. За два года девальвационных ожиданий объем операций на рынке недвижимости значительно сократился. Но рынок не любит пустоты, и если происходит спад, то за ним обязательно последует подъем. Еще один момент: одно рабочее место на производстве позволяет создать семь рабочих мест вокруг. Поэтому мы видим интерес к сектору со стороны государства, принявшего программу «Нурлы жер».

— Большая часть успеха в ипотечном сегменте зависит от того, насколько качественное взаимодействие выстроит банк с застройщиками. У вас есть какие-то свои застройщики или вы работаете с широким сегментом по общим правилам?

— Наша ипотека идет по двум направлениям. Базовое предложение нацелено на наших розничных клиентов, где мы работаем на рынке первичного и вторичного жилья. Второе — отдельные партнерские программы, где мы отслеживаем весь цикл финансирования застройщика, потому что в такой схеме мы лучше видим все риски и имеем возможность мониторить ход строительства. Таким образом, своим конечным потребителям мы предлагаем дополнительные преференции — мы можем формировать условия по ставке ипотеки. У нас есть пул партнеров: BI Group, «Шар-Курылыс», «Юникум-Астана» и многие другие.

В прошлом году мы сделали пилотный проект. Наши ставки по ипотеке находились на уровне от 2,12 до 14 процентов по партнерским программам, и это оказалось существенно ниже, чем в среднем по рынку. И мы увидели большой интерес как у застройщиков, так и у конечных потребителей.

— Сбербанк в Казахстане располагает большим числом клиентов из реального сектора экономики, у которого последние два года были не самыми лучшими. Как чувствуют себя ваши партнеры из реального сектора? Какие инструменты банк использует, чтобы удержать старых корпоративных клиентов и привлечь новых?

— Наша задача в том, чтобы выстраивать долгосрочное сотрудничество. За все 10 лет работы на казахстанском рынке мы ни разу не повысили процентную ставку для компаний в одностороннем порядке по действующим кредитам, как бы нам тяжело и трудно ни было. Мы вообще стремимся не совершать никаких резких действий, которые бы не соответствовали ожиданиям наших партнеров. Банк должен повышать качество обслуживания и расширять продуктовую линейку. Большое внимание мы уделяем ускорению платежей и удешевлению их стоимости, как внутри Казахстана, так и при взаимодействии с внешними контрагентами. Сбербанк запустил большую программу по взаимным операциям между Казахстаном и Турцией, Казахстаном и Россией, рассматриваем возможность распространения программы на направление Казахстан — Китай. На бирже мы маркетмейкер по рублям и юаню, поэтому для наших клиентов мы открыли sales desk для конверсионных операций. Мы ставим себе амбициозную задачу — проводить онлайн-платеж за 60 секунд.

Дополнительно рассматриваем расширение линейки наших кредитных продуктов и все больше выводим наши продукты в онлайн-сервисы. Общая задача — перейти от оказания отдельных услуг в онлайн-сервисе к ведению онлайн-бизнеса.

Быстрее, выше, ответственнее

— Диджитализация банковских услуг — пожалуй, наиболее сильный тренд последней пары лет. В онлайн переведена масса операций с розничными и корпоративными клиентами. Насколько далеко Сбербанк готов идти по этому пути?

— Онлайн-банкинг предусматривает, что клиент может работать с банком, не посещая офиса, возможно, за исключением отдельных сложных операций. Банковская эволюция идет именно таким путем — предоставление отдельных сервисов по отдельным каналам. Первый этап — платежи. Сегодня свыше 90 процентов платежей проходят через онлайн-продукты и в розничном, и в корпоративном секторе. Следующий шаг — оформление депозитов онлайн. Дополнительно мы рассматриваем подключение кредитных продуктов. Последний этап — открытие счетов через онлайн-банк. На этом этапе важна слаженная работа регуляторного сектора с другими государственными органами и комплаенс-процедурами.

— Регулятору следует стимулировать этот переход или переход в онлайн случится и без такого рода стимулов через несколько лет?

— Усилия требуются не столько от Нацбанка, сколько от других участников процесса. Главный стимул здесь — повышение кибербезопасности. Чем больше мы уходим в онлайн, тем более уязвимыми становимся. Нужно развивать как сами средства киберзащиты, так и выстраивать систему информирования наших клиентов о киберугрозах и методах собственной безопасности. Большая часть преступлений совершается не в тот период, когда деньги ходят по каналам банка, а когда хакеры взламывают сервисы наших клиентов.

— Самое главное корпоративное событие года для Сбербанка — запуск программы agile-трансформации, Sbergile. Какую трансформацию предстоит преодолеть вам? Насколько я знаю, теперь у вас зампреды сидят в одном кабинете.

— Я бы не сказал, что agile — главное событие для Сбербанка. Agile — это инструмент для достижения некой цели, философия и корпоративная культура. Цель Сбербанка — трансформироваться в более гибкую систему, а также выйти на новые, нетрадиционные для банков рынки. Эта новая корпоративная культура служит ускорению взаимодействия, позволяет повысить коллаборативность и ответственность на каждом уровне. Все это делается для того, чтобы быстрее разрабатывать и выводить новые продукты на рынок. Философия agile для этого подходит как никакая другая.

Внедрение agile в казахстанском Сбербанке, как и в целом в группе, началось с розничного сегмента вместе с технологами и рисковиками. Трансформирует свое сознание и правление. Вас точно проинформировали насчет зампредов, переехавших в один кабинет. Мы действительно начали переходить на новые эргономические плоскости.

— У вас есть какие-либо индикаторы в этой трансформации?

— Ключевой индикатор — насколько быстро мы выводим продукты на рынок, а также в каком масштабе мы это делаем и в каком количестве. Объектом трансформации является корпоративная среда, и как показывает практика, например, ING Bank, опыт которого мы считаем показательным, эта среда не меняется по щелчку пальцев. На это требуются месяцы и годы. Но уже сейчас могу сказать, что у нас произошли существенные сдвиги, результаты которых мы сможем увидеть в ближайшее время. В соответствии с философией agile, мы отслеживаем изменения по коротким спринтам, исходя из их результатов формируются текущие ожидания по выводу продуктов на рынок. Данные последних спринтов показывают, что к концу квартала у нас будут серьезные изменения в линейке. Темп достаточно высок: речь идет о нескольких улучшениях ежедневно. Да, эти улучшения не сразу заметны, но и те 20 тысяч изменений в день, которые производит Facebook, не все видят, однако это не мешает ими пользоваться.

Гипермаркет нового поколения

— Сбербанк представлен в государствах ЕАЭС, Украине, Турции. С учетом того, как быстро в последние несколько лет меняется политическая повестка дня, это рождает и большие возможности, и огромные риски. В чем преимущества трансграничного бизнеса Сбербанка?

— Коль скоро мы являемся группой, у нас есть общие стандарты, в том числе стандарты сервиса, поэтому клиент может формировать некий уровень ожиданий от уровня сервиса вне зависимости от того, где он работает со Сбербанком. Кроме того, это позволяет нам создавать трансграничные продукты — быстрые, недорогие и качественные. Я уже упоминал в этой связи платежи. Это очень удобно для наших клиентов из корпоративного сектора, ведущих внешнеторговую деятельность.

— Вы упомянули трансграничные продукты, а есть ли трансграничные проекты? Какие партнеры работают со Сбербанком в нескольких странах сразу?

— Площадка группы дает возможность финансировать сложные трансграничные проекты и обеспечивать деятельность партнеров, присутствующих в разных странах. У нас есть большой опыт работы с турецким бизнесом в Казахстане. Самый яркий пример — строительная компания Sembol, которая реализовала множество ярких проектов в Астане. У них есть бизнес и в Европе, где мы также можем сопровождать этого клиента. Существует множество примеров, когда мы финансируем операции казахстанских партнеров в России и наоборот.

— Развитие экспортно ориентированных компаний и продвижение казахстанского экспорта наряду с ростом производительности труда и инвестпривлекательности — центральная тема третьей модернизации, о которой недавно заявил в послании президент Назарбаев. Чем может помочь в этом контексте Сбербанк?

— Наша задача — формировать долгосрочные ожидания по сервису. Конечно, в нашей практике есть много примеров, когда компания заметно вырастала, пока сотрудничала с нами, но это скорее влияние предпринимательского таланта руководителя. Есть проекты с нуля, значимые в масштабах страны, например, Актюбинский рельсобалочный завод, морпорт Актау. Есть и не очень заметные, но у которых есть большие перспективы. Всем своим партнерам — от малого бизнеса до крупного — мы стремимся предложить наиболее широкую линейку продуктов, максимально отвечающую их запросам.

— В нашем прошлом интервью вы сравнили современный банк с гипермаркетом. Спустя год образ не поменялся?

— Знаете, философия гипермаркетов меняется на наших глазах. Если раньше это были продуктовые ряды, то теперь это зонирование под тот или иной ассортимент. С банком похожая история: мы остаемся универсальным коммерческим банком: работаем и с частными партнерами, и с корпоративными. Но с развитием ожиданий партнеров, изменением рынка мы также должны трансформировать продуктовую линейку и подходы к работе. Напомню последний тренд на рынке ритейла: гипермаркет по определенным группам продуктов — товары длительного пользования — превращается в шоу-рум. Банки, как мне кажется, идут туда же.

Статьи по теме:
Политика и экономика

Квазизадачка

Квазигосударственный сектор давно пора реформировать, только непонятно как

Казахстан

Обеспечение устойчивого развития энергетики

Краткие итоги министерской конференции и восьмого международного форума

Казахстанский бизнес

Инвестиции без заразы

Неблагоприятная эпизоотическая ситуация может поставить крест на капиталовложениях животноводческих ферм РК

Тема недели

Опасные цифровые связи

В области кибербезопасности уровень подготовки государства, бизнеса и общества не соответствует уровню угроз. Ситуацию должен изменить «Киберщит»