Не из того теста

Стресс-тестирование может лишь подтвердить известные факты о болезненности банковской системы без каких-либо особых последствий

Не из того теста

В октябре прошлого года Bloomberg сообщил, что кредитные организации страны «могут не пройти предлагаемые центробанком стресс-тесты и оказаться под угрозой дефолта без вливаний капитала». «Стресс-тесты, предназначенные для проверки способности банков выстоять в кризис, могут выявить проблемные кредиты, неликвидные залоговые активы и нехватку капитала»,— подчеркивается в материале со ссылкой на копию черновика письма Ассоциации финансистов Казахстана (АФК), направленного правительству РК.

При таких результатах тестов центробанку придется предоставить сектору существенный объем ликвидности, предупреждает ассоциация крупнейших банков Казахстана. В свою очередь опрошенные агентством эксперты отметили существующие в Казахстане опасения: по их мнению, тесты выявят больше плохих кредитов, чем ожидалось.

Дедлайн перенесли

Напомним, более года тому назад, 30 ноября 2015 года, выступая с очередным посланием народу Казахстана, президент страны Нурсултан Назарбаев дал поручение Национальному банку РК провести до конца 2016 года стресс-тестирование банков второго уровня (БВУ) для оценки реального объема неработающих кредитов. При этом БВУ должны будут сами списать неработающие кредиты.

«Банки, не сумевшие решить проблему капитализации, должны уходить»из финансовой системы»,— заявил глава государства. По мнению президента Казахстана, отечественные банки должны соответствовать всем международным стандартам, в том числе критериям Базельского комитета и Международного валютного фонда (МВФ).

Указание г-на Назарбаева обещал исполнить председатель Национального банка РК Данияр Акишев, представив предварительные результаты данной работы уже в сентябре 2016 года.

Однако в декабре прошлого года Нацбанк сообщил о переносе сроков стресс-тестирования БВУ на 2017 год. Регулятор сослался на необходимость всесторонней оценки состояния активов банков с привлечением международных консультантов по разработке методологии и проведения проверки качества активов для повышения достоверности стресс-тестирования.

Кроме того, возникла необходимость внесения изменений в законодательство в части системы оздоровления и урегулирования несостоятельных банков для минимизации негативных последствий результатов стресс-теста. «Для того чтобы этот стресс-тест не был неким потрясением для банковской системы, чтобы банки были готовы к проведению стресс-теста, мы взяли дополнительное время»,— уточнил замглавы Нацбанка Олег Смоляков.

Как выяснилось, на протяжении всего 2016 года Нацбанк был занят независимой оценкой качества применяемых методов банками в отношении признания убытков обесценения ссудного портфеля. «Банковский сектор поставил перед нами ряд вопросов как перед регулятором в части методологии, адекватности баз данных, раскрытия информации и дальнейших действий по результатам этих стресс-тестов»,— отметил замглавы Нацбанка.

Однако открытым пока еще остается вопрос оглашения общественности результатов стресс-теста БВУ. Между тем ранее другой заместитель председателя Нацбанка РК Алпысбай Ахметов сообщил: стресс-тестирование «будет проводиться международной финансовой организацией независимо от Нацбанка». Из последних сообщений СМИ стало известно, что стресс-тест планируется провести за счет средств Нацбанка, при этом стоимость каждого из этапов оценивается в пределах 3–6 млрд тенге.

Что есть вопрос?

На момент сдачи журнала в печать Нацбанк РК так и не предоставил редакции журнала ответов на запрос по интересующей теме. Отказались от комментариев и банки. Тем не менее, из уже опубликованных в открытых источниках данных стало известно о том, что предполагается проведение двух этапов стресс-тестирования.

Первый связан с оценкой обесценения активов. Речь идет о применении единой методологии ко всем банкам, которая дает понять, до какой степени активы финансового института недопровизированы.

Вторым этапом является тестирование потенциальных будущих сценариев. «Когда мы живем при цене на нефть в 42–43 доллара за баррель, непонятно, какой еще шок мы можем заложить. Мы, конечно, можем поставить 20 долларов за баррель и тем самым обнулить весь капитал банковской системы, но это не даст ответа на вопрос о том, где заложены ключевые риски»,— подчеркнул г-н Смоляков. По его словам, Нацбанк будет акцентировать внимание на выверке балансов банков по каждому кредитному портфелю, а также планирует оценить адекватность провизирования банков, стоимости залогов, намерен провести оценку будущих денежных потоков по единой универсальной, более консервативной методологии. «Однако пока методологии нет. Она должна быть адаптирована к нашей информационной базе»,— отметил замглавы Нацбанка.

Как было заявлено регулятором, основной задачей проведения стресс-теста является оценка устойчивости финансовой системы в целом и отдельных банков в частности при реализации маловероятных, но возможных негативных макроэкономических сценариев. Регулятор рассчитывает, что его проведение может помочь банкам развивать внутренние системы управления рисками, а также понимать главные аспекты собственной уязвимости и определить направление долгосрочного развития бизнеса. Стресс-тест БВУ можно рассматривать как часть долгосрочной политики по развитию финансового сектора.

В свою очередь МВФ определяет стресс-тестирование как метод оценки чувствительности портфеля финансового института к существенным изменениям макроэкономических показателей или к исключительным, но возможным событиям. В Казахстане стресс-тесты используются банками давно и регулярно. Но большинство отечественных банков второго уровня, если не все, не раскрывают итогов своих стресс-тестов, ссылаясь на пресловутую конфиденциальность.

Ожидание последствий

«Должен отметить, что после 2008 года практически все наши банки были в уязвимом положении. А с падением цены на нефть банки, как часть казахстанской экономики, также не развивались. Поэтому очевидно, что банки не жаждали стресс-тестирования, потому что чувствовали себя “не в форме”»,— сказал директор общественного фонда Financial Freedom Расул Рысмамбетов, комментируя вопрос о причинах переноса стресс-тестирования. Он предполагает, что и Нацбанк, и БВУ не достигли консенсуса относительно определения его цели и задач.

На взгляд S&P Global Ratings, речь идет о выборе компаний, которые будут проводить стресс-тест, подготовке методологии и проведении анализа, поэтому «вероятно, этого невозможно было достигнуть в первоначально установленные сроки». «Возможно, было лоббирование со стороны отдельных банков, которые ожидали неблагоприятных результатов»,— предполагает аналитик S&P Аннетт Эсс. В S&P полагают, что стресс-тест может выявить необходимость во вливании крупного размера капитала для некоторых банков, а их владельцы могут не иметь средств или желания для этого.

«Мы ожидаем, что, скорее всего, определенные проблемы еще появятся у банков второго уровня по результатам стресс-тестирования, которое будет проводиться международной финансовой организацией независимо от Нацбанка»,— сказал в свою очередь г-н Ахметов.

По мнению S&P, стресс-тест могут не пройти «банки с наиболее низкими рейтингами, более низкими показателями капитализации и более высоким уровнем проблемных кредитов». Соответственно, они же могут быть подвергнуты ликвидации, консолидации и докапитализации.

Директор департамента финансовой стабильности и рисков Национального банка РК Сабит Хакимжанов ранее уже не исключал возможности консолидации в банковском секторе по результатам стресс-теста БВУ. «Нужно быть реалистами. Если я вижу, что определенная бизнес-модель некоторых банков не позволяет им устойчиво функционировать при каких-то стрессовых сценариях, которые имеют высокую вероятность осуществления, то понятно, что банк уже сейчас должен думать о будущем. Банк должен думать о том, что, может быть, ему нужно искать либо средства акционеров, либо средства для объединения с более крупными игроками или поглощения мелких для улучшения своего финансового состояния. Если все это невозможно, тогда речь идет о том, что нужно уходить с рынка»,— заявлял также по этому поводу г-н Акишев.

Посыл ясен, и он согласуется с основными трендами развития международного финансового рынка. Но только ли одному Нацбанку необходимо проведение стресс-теста? 

Потребность понимания

Большинство экспертов едины во мнении, что предстоящее стресс-тестирование может выявить масштаб проблем, который банки не хотят показывать не только публике, но и регулятору. По всей видимости, у банков есть причины скрыть это от посторонних глаз, допустим, из благих побуждений. Не исключено, что публикация реальных данных БВУ может вызвать на рынке шок, и правительству придется принимать меры по поддержке финансовой системы.

«Не согласен, что это будут принципиально новые проблемы. Если взять классические базельские рекомендации, то проблем будет всего три — достаточность капитала, соотношение обязательств к собственному капиталу банков и достаточность ликвидности. Проистекать они будут в основном из показателя нерабочих активов и ненадлежащих процедур рисков»,— полагает г-н Рысмамбетов.

С ним сложно не согласиться: в Нацбанке прекрасно осведомлены о текущей ситуации в банковском секторе и его болевых точках, и поэтому вряд ли результаты стресс-тестирования могут сильно удивить регулятора. «Вообще страх перед стресс-тестированием со стороны Нацбанка и банков второго уровня — прежде всего показатель не всегда своевременной работы и реакции службы финансового надзора. Такие риски можно рассматривать чуть ли не онлайн по результатам сдачи ежеквартальных отчетов»,— подчеркивает эксперт.

По словам г-на Рысмамбетова, самой большой проблемой стресс-тестирования является понимание его роли как Нацбанком, так и БВУ: «Еще раз повторю, что стресс-тесты не являются экзаменами, а скорее рубежными контролями, которые показывают траекторию развития сектора. Это просто симуляция неблагоприятных рыночных условий в масштабе всей страны. Никаких организационных выводов Нацбанку делать не придется, это коммерческим банкам надо будет переосмысливать свою роль в экономике Казахстана. Однако, конечно, Нацбанку необходимо будет вынести обязательные рекомендации для банков».

Сами же результаты тестирования, считает он, лучше держать закрытыми или подавать на рынок с полноценной интерпретацией. В целом результаты теста покажут, прежде всего, в правильном ли направлении двигаются банки и где их ждут тупики в развитии их бизнеса. Самое главное — большинству банков потребуется пересмотр своих стратегий.

Статьи по теме:
Бизнес и финансы

Максут растет

БАСТ рапортует о завершении второй очереди строительства на Максуте

Спецвыпуск

Приспособиться к реальности

Замедление банковского кредитования и снижение запросов на оценку залоговой недвижимости переориентируют участников рынка на более сложные виды оценки

Спецвыпуск

Консалтинг ушел в минус

Рынок сильно просел в 2016-м, однако консалтеры ожидают его восстановление уже в текущем году

Спецвыпуск

Спроси у бухгалтера

Происходящие в банковском секторе события задевают и аудиторов: регулятор намерен ужесточить требования к аудиторским компаниям