Требуется буксир

Кризис и слабый рубль заставили автопром пересмотреть бизнес-процессы, однако он по-прежнему уязвим без господдержки

Требуется буксир

Взращенный государством казахстанский автопром в кризисные для него 2015–2016 годы продемонстрировал свое бессилие. Чтобы поддержать автобизнес, в мае 2015 года правительство запустило программу льготного кредитования при покупке отечественных автомобилей. Эта мера позволила автопрому не сойти с дистанции. И она же позволяет участникам рынка смотреть в ближайшее будущее с оптимизмом.

Падать не так больно

По данным Ассоциации казахстанского автобизнеса (АКАБ), в прошлом году официальные дилеры реализовали 46,7 тыс. единиц новых легковых автомобилей и коммерческой техники. Тем самым рынок, просев более чем в два раза по сравнению с 2015 годом (97,5 тыс. единиц), вернулся к результату 2011‑го (см. график 1). Показатели недотянули до отметки в 60 тыс. единиц — первого прогноза АКАБ, сделанного в начале 2016‑го, но превысили на 1,7 тыс. скорректированный в середине года прогноз.

Падение рынка Андрей Лаврентьев, президент АКАБ и председатель совета директоров AllurGroup, связывает главным образом с эффектом дешевого рубля, когда внутренний спрос перетек в российские шоурумы. По информации г-на Лаврентьева, в конце 2014‑го и начале 2015 года в страну завезли более 318 тыс. автомобилей.

Нурлан Смагулов, глава Astana Group, куда входит автодилер Astana Motors, объясняет ситуацию несколько иначе. Во-первых, на рынок негативно повлияли постдевальвационные процессы. «Хоть и в 2016 году тенге был стабильным по отношению к доллару, покупательская способность соотечественников упала. Люди в такие времена начинают откладывать такие дорогостоящие покупки, как автомобиль»,— замечает г-н Смагулов.

Второй момент — высокие ставки по кредитам и ужесточение требований к заемщикам со стороны банков. Еще одна причина — недостаточное финансирование госпрограммы льготного автокредитования. Кроме того, девальвация тенге спровоцировала рост цен на автомобили и запчасти. В итоге 2016‑й оказался для казахстанского автобизнеса годом тяжелейшего кризиса. «Мы, как участники автомобильного рынка с большим стажем работы, можем заявить, что рынок нащупал дно»,— подчеркивает Нурлан Смагулов. И это вселяет в участников рынка надежды на лучшее.

По словам Андрея Лаврентьева, количество впервые зарегистрированных в стране автомобилей в минувшем году снизилось на 4%, с 920 тыс. в 2015 году до 882 тыс. единиц в прошлом. Для официальных дилеров это хороший показатель, свидетельствующий о снижении оборота секонд-хенда. Для сравнения, в 2013-м и 2014 году, когда объем продаж новых авто составлял 160 тыс., количество регистраций не превышало 650 тысяч.

Среднемесячная статистика первичного рынка за 2015–2016 годы свидетельствует в пользу этого утверждения. Достигнув минимумов продаж в сентябре (3,4 тыс. авто), рынок начал восстанавливаться (см. график 2) в октябре.

Неблагоприятная экономическая конъюнктура отразилась на местных автосборочных заводах. На двух главных производственных площадках — заводах «Азия Авто» в Усть-Каменогорске и «СарыаркаАвтоПром» в Костанае — производство за год упало с 12,6 тыс. до 8,4 тыс. единиц.

Даже в условиях падающего автопроизводства склады сборочных заводов затовариваются. В минувшем году впервые за последние 7 лет на склад ушло больше автомобилей, чем было продано (график 3). Теперь дилерам приходится искать способы, как реализовать такие большие даже по меркам удачных годов казахстанской автоиндустрии запасы.

Впрочем, высокая затоваренность заводских складов наблюдается с 2013 года. Однако тогда соотношение складских запасов и объема отгрузки было на уровне 1/3, тогда как в январе-сентябре 2016 года — 5/3.

Тени исчезают в кризис

Кризис заставил автобизнес пересматривать подходы. Опыт Astana Motors в этом плане показателен. «Мы перешли к плану “Б” — ручному управлению. Были оптимизированы все наши расходы, найдены новые источники генерации прибыли. В качестве одного из них могу назвать trade-in. Мы ставим планы увеличить продажи новых автомобилей по trade-in до 20 процентов»,— говорит Нурлан Смагулов. Эта программа была запущена в автосалонах Astana Motors семь месяцев назад; стартовав с двух авто в месяц, компания завершила год 306 автомобилями (в декабре 2016 года реализованы 63 автомобиля).

Кроме того, Astana Motors избавилась от малодоходных активов. «Мы продали автоцентр Nissan, так как для нас этот бренд не является превалирующим. Наша доля по этой марке была на рынке небольшой. Средства, вырученные от продажи этого автоцентра, мы направили на развитие других дилерских центров»,— отмечает г-н Смагулов.

В планах игроков посвятить текущий год развитию качества сервиса. Например, Astana Motors запускает систему лояльности — действующих клиентов объединят в единую базу и выдадут каждому бонусную карту. Клиент, расплачиваясь за сервис и запчасти, начнет копить бонусы. Новая CRM-система позволит вовремя сообщать клиентам информацию о проводимых акциях, сроках замены масла и прохождения техобслуживания. Также компания намерена много выдавать экспресс-кредитов на сервисные услуги, покупку запчастей и аксессуаров. Новая программа лояльности клиентов даст дополнительные точки роста, считает глава Astana Group.

Впервые с 2010 года бренд Toyota занял первое место на официальном рынке с результатом 9 тыс. проданных в 2016 году автомобилей против 7,2 тыс. годом ранее. Многолетний лидер российская Lada с 8,1 тыс. единиц (в 2015 году — 13,6 тыс.) опустилась на второе место. Несмотря на двукратный спад продаж (8,2 единицы в 2015 году и 3,7 тыс. в 2016‑м), Renault впервые оказался на третьем месте.

Toyota обошла Lada по двум причинам. Во-первых, казахстанским дилерам Toyota удалось добиться от производителя сопоставимых с российскими цен на автомобили и оригинальные запчасти. Такая же работа была проведена по BMW; в результате впервые в истории бренда в РК реализовано 310 автомобилей (в 2017 году планируется реализовать 600 единиц). По словам Нурлана Смагулова, производитель уступил, поскольку дистрибьютор взял большие обязательства по продажам.

Что мешало дилерам убедить производителей перейти на такую модель работы раньше, когда продажи новых автомобилей уходили за отметку в 160 тыс., об этом бизнесмены не говорят.

Вторая причина — кризис больнее всего ударил в регионах РК и по клиентам, выбирающим авто эконом-класса. На города-лидеры (Алматы, Астана, Атырау) приходится 55,5% от всех продаж. Причем расклад по моделям более чем красноречив. В Алматы топ-5 выглядит так: Toyota Camry (1 338), Volkswagen Polo (694), Hyundai Accent (636), Toyota LC 200 (530) Renault Duster (472); в Астане: Toyota Camry (694), Toyota LC Prado (285), Hyundai Elantra (284), Volkswagen Polo (272), Toyota RAV4 (245). В регионах, напротив, наибольшей популярностью пользуется Lada. Более того, в таких городах, как Кульсары или Риддер, продажи упали практически до нуля.

Спад продаж шел параллельно с ростом цен на авто и явно не способствовал восстановлению спроса. Ежемесячный средний чек к концу года вырос. Если в феврале 2016‑го средняя стоимость проданных автомобилей, по данным АКАБ, колебалась в пределах 5,3 млн тенге, то в сентябре — 8,9.

Вся надежда на кабмин

Запущенная правительством РК и Банком развития Казахстана программа льготного кредитования (займы под 4% на приобретение автомобилей казахстанской сборки) выполнила свою задачу — повысила интерес к автотранспорту местного производства, тем самым поддержала отечественные заводы. До запуска льготного кредитования доля казахстанских авто в структуре продаж новых автомобилей едва превышала 10%. В первый месяц запуска программы показатель подскочил до 28%, средний результат за период с мая 2015‑го по декабрь 2016‑го составил 22%.

Выделенные на льготное кредитование 25 млрд тенге сегодня освоены полностью. По словам Андрея Лаврентьева, дополнительное финансирование этой программы — вопрос решенный, споры идут вокруг объема господдержки.

На вопрос, какой объем финансирования программы будет достаточным, чтобы казахстанский автобизнес чувствовал себя уверенно, Анара Макашева, директор по маркетингу Astana Motors, ответила так: «Мы считаем, что на 2017 год будет достаточно для всего рынка около 50 миллиардов тенге. Много или мало, спрашивают нас. Наша задача, чтобы деньги были постоянно в обороте и чтобы каждый желающий мог приобрести автомобиль через льготный кредит. Мы посчитали, если добавить 50 миллиардов тенге, то все казахстанцы смогут принять участие в программе».

Господдержка льготными кредитами должна компенсировать негативные последствия от отмены с 1 января 2017 года нулевой ставки НДС для отечественных автосборочных заводов.

Предыстория этого вопроса такова: в 2010 году, когда автосборочные заводы взяли на себя обязательство увеличить локализацию до необходимого для экспорта уровня (сейчас, чтобы экспортировать в страны ЕАЭС, локализация должна составлять 50%), правительство предоставило им нулевой НДС. Срок стимулирующей меры уходил за горизонт 2017‑го. Однако Казахстан вступил в ВТО, где подобного рода поддержка запрещена. «Совместно с правительством были отработаны дополнительные меры, и в целях замены нулевого НДС будут предоставлены транши по льготному кредитованию. Точную сумму сказать не могу, но она обсуждается»,— заверил г-н Лаврентьев.

Представители компаний-дилеров уверены — отмена нулевого НДС приведет к удорожанию железных коней отечественной сборки. «Цены вырастут в конце первого квартала, и разница составит 12 процентов»,— говорит Антон Афонин, исполнительный директор Astana Motors.

Андрей Лаврентьев, глава AllurGroup, которая включает в себя автосборочный завод «СарыаркаАвтоПром», стоит на другой позиции. «Мы ожидаем, что цены вырастут. Но отчасти, поскольку НДС — ступенчатая норма. Цена увеличится в некоторых сегментах от 4 до 6,5 процента. И только в II-III кварталах текущего года. Впрочем, для клиента важна не цена, а механизм приобретения. И механизм льготного кредитования с учетом подорожания у покупателя выходит на первый план»,— объясняет г-н Лаврентьев. Как бы то ни было, автомобили казахстанской сборки в текущем году ощутимо подорожают.

Продолжение программы льготного кредитования дает повод автобизнесу смотреть на 2017 год с оптимизмом. «Финальный прогноз ассоциации, скорее всего, в районе 55 тысяч. Структура рынка будет меняться в пользу отечественного автопрома и лоукост-сегмента. В этом отношении ожидается пара сюрпризов — один из глобальных брендов в марте откроет производство в Казахстане, что увеличит долю автомобилей местного производства в структуре продаж»,— заключает Андрей Лаврентьев.

Статьи по теме:
Политика и экономика

В поиске стабильности

Канада заинтересована в еще более тесном сотрудничестве с Казахстаном, но на предсказуемых условиях

Спецвыпуск

Недра, о которых забыли

Еще не пройдя ценовой кризис, горнодобывающий сектор страны на полном ходу входит в ресурсный

Казахстан

Музыка нас связала

В казахстанский прокат вышла весенняя комедия «Оралман из Питера» — творческий кинодебют композитора Армана Дуйсенов и клипмейкера Алена Ниязбекова

Люди и события

Восточные мудрецы и восточные красавицы

После долгого перерыва в Кастеевке возобновил свою работу зал искусства Востока