История вне конкуренции

В то время как правительство стремится к снижению доли государства в экономике, Национальный банк монополизирует отдельные сегменты финансового рынка

История вне конкуренции

С начала декабря в российских, а затем и казахстанских СМИ началось обсуждение вопроса создания единого финансового рынка в рамках ЕАЭС и связанной с ним системы обмена кредитными историями. Сначала казалось, что вопрос пробуксовки соглашений носит технический характер. Однако, как оказалось, корни проблемы лежат гораздо глубже — в специфике конкурентной среды, выстраиваемой Нацбанком РК внутри страны.

Казахстан ищет импульсы дальнейшего экономического развития страны. Понимая, что лучшего двигателя, чем частная собственность, частная инициатива и конкуренция, пока не придумано, правительство еще в 2014 году объявило о масштабной приватизации государственных активов. В 2015‑м список передаваемых в конкурентную среду объектов пополнился акциями «голубых фишек», крупных нацкомпаний. Цель правительства — снизить долю участия в экономике более чем с 40 до 15%, что приблизит Казахстан по этому показателю к странам ОЭСР. В основу политики положено Yellow Pages Rule, которое предписывает государственным и квазигосударственным структурам не создавать дочерние предприятия в тех секторах, где уже работает хотя бы один частный участник рынка. Не случайно в начале ноября министр национальной экономики Куандык Бишимбаев пожаловался на олигополию во многих сегментах рынка РК и призвал развивать конкуренцию.

Соглашение об обмене кредитными историями позволит добросовестным заемщикам получить более комфортные условия по займу, а кредитным учреждениям снизить риски

Помимо реальных секторов экономики министр обратил внимание на финансовый сектор. Дело в том, что Национальный банк Казахстана (НБК) расширяет функции своих «дочек» на финансовом рынке. Не будем покушаться на монополию регулятора в определенных секторах — часть дочерних структур совершенно справедливо находится под крылом Нацбанка, однако есть и такие организации, которые были запущены на конкурентный рынок, где уже работали частные компании.

В 2011 году решением Нацбанка был учрежден Единый регистратор ценных бумаг (ЕРЦБ), который начал оказывать услуги в начале 2012‑го. На тот момент в стране насчитывалось десять регистраторов, к концу года их осталось семь, а в начале 2013 года рынок был успешно монополизирован ЕРЦБ. Но НБК на этом не остановился.

Бюро с привилегиями

В конце 2011 года в Казахстане был принят закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам регулирования банковской деятельности и финансовых организаций в части минимизации рисков», в котором предусматривалось создание Нацбанком некоммерческого АО «Государственное кредитное бюро» (ГКБ). Оно было создано в августе 2012 года. Отметим, что согласно изменениям и дополнениям, внесенным в закон «О кредитных бюро и формировании кредитных историй», ГКБ было сразу поставлено в преимущественное положение на рынке.

В частности, сведения о субъекте кредитной истории передаются в ГКБ в обязательном порядке, а в другие бюро — на добровольной основе. Кроме того, поставщики информации были обязаны заключить договор с ГКБ о предоставлении сведений в течение 180 дней со дня его регистрации. То есть ГКБ автоматически получало доступ ко всем кредитным историям.

К тому моменту в Казахстане уже действовало ТОО «Первое кредитное бюро» (ПКБ). Его учредили несколько коммерческих банков в 2004 году сразу после того, как был принят профильный закон. На сегодня восемь БВУ являются акционерами ПКБ. Лицензию НБК оно получило в 2005 году, а еще через год начало полноценно функционировать. По данным ПКБ, оно располагает 30 млн кредитных контрактов и работает со 135 поставщиками информации.

В 2010 году было создано еще одно КБ — Центрально-азиатское кредитное бюро (ЦАКБ). Лицензию НБК оно получило в марте 2011‑го. В ноябре того же года ЦАКБ объявило о привлечении стратегического инвестора — американской компании Dun & Bradstreet. Но затем было ликвидировано, поскольку его учредителями не были банки.

Оплаченный капитал Государственного кредитного бюро на начальном этапе составил 500 млн тенге. Затем НБК дважды капитализировал «дочку» путем выкупа допэмиссии акций. Дополнительно было выпущено 1,2 млн акций по цене 1000 тенге. В общей сложности размер капитала достиг 1,7 млрд тенге.

Согласно аудиторскому отчету по итогам 2015 года убытки Государственного кредитного бюро составили 1 133 млн тенге (в 2014‑м — 622,6 млн), убыток на акцию — 353,53 тенге (479 тенге в 2014‑м). Аудиторы в своем отчете обратили внимание на рост убытков, отметив, что компания «выполняет задачи государства, являющиеся приоритетными над получением коммерческой прибыли».

Очевидно, на выполнение задач государственной важности денег нужно больше, чем изначально планировалось. На сайте Депозитария финансовой отчетности Минфина РК опубликована заявка ГКБ на увеличение капитала на 2 млн простых акций. То есть, учитывая стоимость одной акции — 1000 тенге, в ГКБ будет влито еще 2 млрд тенге. В общей сложности содержание «дочки» обойдется НБК в 3,7 млрд тенге.

Займы без границ

В прошлом году ситуация с ГКБ неожиданно вышла на международный уровень. Дело в том, что в 2015 году Евразийской экономической комиссией (ЕЭК) был разработан проект соглашения «О взаимодействии между государствами-членами ЕАЭС по обмену сведениями, входящими в состав кредитной истории». Основная цель документа — обеспечить равные права и возможности для потребителей финансовых услуг и создать инструмент для идентификации и оценки кредитного риска участниками финансового рынка ЕАЭС. Документ должен способствовать реализации «четырех свобод», закрепленных в Договоре о ЕАЭС: движения товаров, капитала, услуг и рабочей силы.

Сегодня невозможно взять кредит в банке одной из союзных стран, являясь гражданином другой. Соглашение об обмене кредитными историями позволит добросовестным заемщикам получить более комфортные условия по займу, а кредитным учреждениям снизить риски. Ну а кредитным бюро — еще и заработать: сведения должны предоставляться на коммерческой основе, расходы лягут на самих участников информационного взаимодействия, они же будут устанавливать цены на свои услуги.

В каждой стране инфраструктура рынка кредитных историй имеет свои особенности. Так, в России зарегистрировано больше всего БКИ: на октябрь 2016 года госреестр включал 16 (по некоторым данным, 21) частных организаций. В Кыргызстане, Армении — по одному частному КБ, а в Беларуси КБ было создано при Национальном банке РБ. В Казахстане, как говорилось выше, два КБ — частное и государственное.

Как нам рассказали в пресс-службе Первого кредитного бюро, вопрос о трансграничном обмене кредитными историями впервые был поднят еще в 2009–2010 годах. Тогда страны, входившие в Таможенный союз, сформировали рабочую группу по этому вопросу. «В связи с рядом политических событий данные инициативы были отложены. И ПКБ данный вопрос вновь подняло только в 2013 году. Нами были направлены письма в ЕЭК о необходимости возобновления рассмотрения вопроса по трансграничному обмену кредитной информации»,— ответили нам в ПКБ. Однако тогда вопрос не был реанимирован и начал обсуждаться вновь лишь осенью 2015 года, когда началась подготовка Дорожной карты создания единого финансового рынка в ЕАЭС.

В ходе работы над соглашением между участниками переговоров возникли разногласия по поводу состава участников, допускаемых к этому процессу от каждого государства ЕАЭС, что тормозило подписание документа.

8 декабря 2016 года в Алматы состоялось заседание консультативного комитета по финансовым рынкам при коллегии ЕЭК. Стороны обсуждали ряд документов, касающихся формирования общего финансового рынка, и в числе прочих — соглашение об обмене сведениями, входящими в состав кредитных историй.

«Сейчас все разногласия сняты. К сегодняшнему дню мы договорились о принципиальной схеме, согласно которой планируем взаимодействие по данному направлению. Мы пришли к тому, что непосредственный обмен будет происходить между уполномоченными организациями. То есть национальные банки непосредственно в этом процессе участвовать не будут. Предполагается, что для выполнения данных функций регулятором будет уполномочено конкретное бюро кредитных историй в государстве-члене. Какие именно бюро будут участвовать во взаимодействии по обмену информацией, будет решать национальный банк страны»,— рассказал «Эксперту Казахстан» начальник отдела денежно-кредитной и валютной политики департамента финансовой политики ЕЭК Дмитрий Зайцев. Как надеются в ЕЭК, документ будет принят к концу следующего года.

Создание системы, в которой каждая страна делегирует право обмена историями только одному бюро, не только означает, что коллеги по ЕАЭС устали бороться с идиосинкразией казахстанского регулятора к конкурентной среде и пошли на компромисс, но и то, что главный банк страны так и не прислушался к пожеланиям правительства ликвидировать олигополию на рынке кредитных историй. Движение в сторону усиления государственного контроля продолжается.

Логичным завершением будет полная концентрация в одних руках всех полномочий. Мировой истории знакомы примеры, когда государства пытались это сделать. Одному из них в нашей истории это даже удалось. В этом году как раз исполняется 25 лет с момента, как оно обанкротилось. 

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Поставщик витаминов роста

Ключевая задача Сбербанка — обеспечить МСБ ресурсами для стабильного развития

Спецвыпуск

Почти по Дарвину

Каждый цикл развития банков завершается очищением сектора от слабых и нежизнеспособных институтов