В ожидании аналитики

Эффективность работы госорганов была бы выше, если бы нашлись воля и ресурсы для качественного анализа текущей ситуации в стране

В ожидании аналитики

Налоги — одна из самых чувствительных граней взаимодействия государства и общества. В Казахстане контакты физических лиц с налоговыми органами предельно минимизированы. Казахстанцы пока не сдают декларации о доходах, напрямую им приходится платить лишь несколько видов налогов, поскольку большой объем регулярных контактов с налоговиками принимают на себя бухгалтеры фирм и учреждений.

Масштаб этой группы внушителен, даже если считать только частный сектор: на начало 2016 года в Казахстане активно действовали 221,7 тыс. субъектов бизнеса, за 10 лет их количество увеличилось почти на 30%. Если бы конечные налогоплательщики из среды частного бизнеса — бухгалтеры — выделились в собственную партию, то их объединение уступало бы лишь «Нур Отану», в котором состоит около 870 тыс. человек.

Государство в этом взаимодействии, а нередко и противостоянии, представляют сотрудники Комитета госдоходов (КГД) Министерства финансов — налоговики и таможенники. В последние несколько лет КГД внедряет массу новаций в налоговое и таможенное администрирование, меняя устоявшиеся годами процедуры и внедряя в новейшие IT-технологии.

В такой системе жизненно необходима структура, снижающая трение между двумя группами, и эту функцию в некоторой мере выполняет Ассоциация налогоплательщиков Казахстана (АНК). Диалоговые площадки, организуемые ассоциацией, позволяют участникам не только обменяться мнениями, но становятся чем-то вроде мастер-классов и тренингов для большого количества наиболее активных налогоплательщиков страны. Сегодня «Эксперт Казахстан» обсуждает с председателем управляющего совета АНК Жаннат Ертлесовой ход этого непростого диалога — общества и государства, а также новации в Налоговый кодекс и пытается понять, почему многие из них общество встречает в штыки.

Диалоги о налогах

— Жаннат Джургалиевна, АНК находится в постоянном контакте с казахстанскими налогоплательщиками. Какие вопросы их беспокоят сегодня?

— Нашу аудиторию я бы разделила на две части. Первая — члены нашей ассоциации, в основном крупный и средний бизнес. С ними мы примерно раз в две недели проводим круглые столы, на которых обсуждаем и, по возможности, пытаемся решить какие-то важные проблемы. Для этой же группы проводим одну закрытую налоговую конференцию в год. Вторая часть — аудитория нашей бесплатной открытой конференции, которую мы также проводим ежегодно, и куда приглашаем всех желающих. Около 90 процентов участников нашей бесплатной конференции — представители малого и среднего бизнеса.

У каждой из обозначенных групп свои вопросы. Крупный бизнес беспокоит по-прежнему большое количество неясностей в Налоговом кодексе. Но в последние несколько лет все большее внимание мы обращаем на проблемы малого и среднего бизнеса, потому что МСБ — хребет нашей экономики, и это не высокие слова, ведь субъектов крупного бизнеса в стране мало, теневой сектор значительный и самозанятых много. И меня очень порадовало, что первую за 12 лет существования ассоциации конференцию в Астане 22 сентября посетило полторы тысячи человек. К слову, провести ее удалось благодаря адресной поддержке фонда «Самрук-Казына».

— Чем интересен этот проект «Самрук-Казыне»?

— Фонд демонстрирует, что его всерьез волнуют проблемы малого и среднего бизнеса. Одна из его главных задач — развитие национального МСБ. Прошлый опыт показывает, что получалось это не так успешно, как хотело бы руководство фонда. Фонду необходимо создавать и участвовать в большом количестве диалоговых площадок, в том числе и регионального уровня, чтобы услышать бизнес и местные сообщества, наладить с ними эффективный диалог. Сейчас в «Самрук-Казыне» реализуется программа трансформации, и внимание фонда к такого рода проектам свидетельствует о том, что процесс идет в правильном направлении.

— Какие из новаций, предлагаемых КГД, вызывают у бизнеса больше всего вопросов?

— Малый и средний бизнес волнуют изменение порогового значения для постановки на НДС, и то, что Минэк и Минфин хотят перевести всех на общий режим, и проблемы всеобщего декларирования. На нашей конференции обсуждалось много косвенных вопросов. Например, выступал председатель правления «Казахтелекома» Куанышбек Есекеев, он рассказывал о сервисах, которые провайдер предоставляет налогоплательщикам. И тут же с мест поднимались представители МСБ и задавали радикально меняющие характер обсуждения вопросы: например, как можно пользоваться этими замечательными сервисами для уплаты налогов, если у них периодически отключают электроэнергию. Это такие частные неналоговые проблемы, которые не позволят внедрить уже упомянутое всеобщее декларирование. Поэтому правительство правильно сделало, что отложило внедрение новаций, затрагивающих интересы МСБ, с 1 января 2017 года на более поздний период.

— Проекты, которые приходится переносить,— это свидетельство низкой эффективности работы госорганов?

— Я не думаю, что в правительстве сидят какие-то вредители или люди, не понимающие специфики МСБ. Нам недостает качественной аналитики. Никто не анализирует тот огромный объем информации, который стекается в госорганы из разной отчетности. Однако или нет людей, или нет желания заниматься анализом. Мне кажется, это и есть самая главная проблема нынешнего этапа развития.

— Конференции АНК — это только диалоговые площадки или там есть место для просветительской работы?

— В отличие от многих других конференций, у нас после каждого выступления сразу задаются вопросы из зала, возникает диалог в реальном времени. В этом году мы впервые на конференции делали выставку современных контрольно-кассовых аппаратов, таможенники демонстрировали систему автоматизации таможенных складов. Демонстрировалась работа в системе электронных счетов-фактур. Благодаря поддержке Министерства информации и коммуникаций на конференции выдавались электронные подписи.

— Нередко позиции налогоплательщиков и госорганов сталкиваются, в этом случае задача АНК — отстоять интересы налогоплательщиков. Как часто удается это сделать?

— Не могу сказать, что наша функция — в любом случае отстаивать интересы бизнеса. Может быть, в силу своего характера или того, что я много лет проработала в государственных органах, я стараюсь занимать рациональную позицию. Кроме того, особенность работы АНК состоит в том, что ассоциация обращается в госорганы только, когда проблемы носят системный характер. Мы не поднимаем вопросы отдельных налогоплательщиков.

А кейсов, когда мы отстаивали позицию членов ассоциации, я могу привести много. Например, налоговые органы собирались с 1 января будущего года вводить электронный аудит. Это означает, что налоговики получают прямой доступ ко всей бухгалтерской информации налогоплательщика. Причем не просто к бухгалтерским документам, а к тому, как они преобразуются в налоговую отчетность. Но к такому доступу не готовы обе стороны: у налогоплательщиков разные системы, и для начала их необходимо стандартизировать, да и у налоговиков есть свои недоработки. В итоге мы создали большую рабочую группу и будем в течение следующего года отлаживать механизмы этой системы.

Нужны ориентиры

— Вы не поддержали введение налога с продаж?

— Если будет внедрен налог с продаж, то сохранятся ровно те же самые проблемы, что сегодня с НДС. Если около 30 процентов экономики в тени, как этот налог ни назови, все равно его будут собирать неэффективно. Ключевая проблема, как мне кажется, это работа таможни, поскольку половина теневой экономики — это теневой импорт. Много говорят о коррупции при возврате НДС, но, во-первых, наверняка этот уровень ниже, чем на заре независимости, а во-вторых, НДС успешно работает в большинстве развитых стран. Нужно бороться с коррупцией при администрировании.

— Какова ваша оценка работы над новым налогово-таможенным кодексом?

— Очень хорошо, что президент разрешил перенести его разработку, потому что, на мой взгляд, готовность этого нового кодекса сейчас составляет, может быть, один процент. В Министерстве экономики в этом году снова поменялось руководство, у него свои взгляды. Конечно, есть проблемы в администрировании, но их можно решать и в текущем режиме, как мы всегда и делали. Пока от Минэкономики нет предложений, как должна измениться налоговая политика, сказать что-то про этот новый кодекс нельзя. Работа над кодексом, кажется, остановилась. Однако задача выработки новой налоговой политики осталась нерешенной. Поэтому хотелось бы восстановить экспертное обсуждение на площадках рабочих групп.

— Вы долго работали в правительстве, вот уже 12 лет возглавляете неправительственную организацию. Насколько последовательной видится вам работа правительства в целом?

— Если вы спросите любого госслужащего, то он ответит: «Конечно, работа последовательна, ведь у нас есть стратегия “Казахстан-2050”». На самом деле мне кажется гениальным решение нашего президента постоянно устанавливать стратегические ориентиры: сначала войти в 50, затем в 30 наиболее развитых стран, внедрить стандарты ОЭСР и так далее. Такие ориентиры необходимы интенсивно развивающимся государствам. Важно, чтобы мы каждый день, каждую неделю были уверены, что идем в правильном направлении, не отклоняемся от курса. И объяснять это нам должны чиновники, но вот этой-то работы мы как раз и не видим. Нам нужны не только индикаторы, по которым мы можем судить о ситуации, но мы должны ощущать поступательные изменения. Например, во всех развитых странах, прежде чем предлагать к утверждению новый бюджет, правительство отчитывается, к каким результатам привели предыдущие расходы. У нас же министры говорят только об освоении денег: «Освоен такой-то объем средств, построено столько-то школ». Но индикатором в данном случае служит другое — качество образования, его доступность.

— Как вы считаете, почему такого рода анализ не проводят?

— Об этом можно рассуждать долго. Если сформулировать коротко: в таком анализе не заинтересована наша элита, да и общество его не требует. Однако какие-то позитивные подвижки я ощущаю. Если вспомнить то, что было в 1990‑е или даже 10 лет назад, насколько более прозрачной стала работа многих госорганов сегодня — перемены заметны. Конечно, многое делается для галочки, но и позитивные изменения происходят. Хочется только, чтобы они шли быстрее, а результаты работы были качественными.

Статьи по теме:
Общество

Большинство проиграло

В Гражданской войне участвовало не более 4% населения. Победа большевиков соответствовала интересам 25%, а остальные проиграли

Казахстанский бизнес

Старая добрая индустриализация

Концепция индустриально-инновационного развития, которая закладывает фундамент следующей, третьей по счету, индустриальной стратегии, подготовлена основательно, что радует. Плохо то, что финансирование индустриализации остается недостаточным

Тема недели

Уйдем от доллара, подсядем на рубль?

Использование национальных валют в качестве расчетной единицы при проведении экспортно-импортных операций — идея не только популярная, но и популистская

Казахстанский бизнес

Человеческий ресурс цифровой повестки

Скрытые резервы операционной эффективности — в проактивных сотрудниках