Союз разобщенных

Участники XI международной конференции ЕАБР попытались найти источники экономического роста стран Евразийского экономического союза. И кое-что нашли

Союз разобщенных

Очередная конференция, ежегодно проводимая Евразийским банком развития (ЕАБР), прошла в Москве 11 ноября 2016 года. Таможенный союз, созданный Россией, Беларусью и Казахстаном в 2010 году, за шесть лет пополнился новыми участниками — Арменией и Кыргызстаном — и в 2015 году был преобразован в Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

Сегодня к вступлению в ЕАЭС готовится Таджикистан, который, по словам директора Центра интеграционных исследований ЕАБР (ЦИИ) Евгения Винокурова, станет последней страной — участницей ЕАЭС. Интерес к сотрудничеству с Евразийским союзом проявляют многие страны, прежде всего из азиатского региона — Азербайджан, Индия, Монголия, Турция, Китай, Вьетнам, но вряд ли речь идет о вхождении в ЕАЭС на праве полноправных участников союза. Скорее всего, с заинтересованными странами будут созданы зоны свободной торговли (ЗСТ). Пока соглашение о ЗСТ заключено только с Вьетнамом.

Другое дело, что привлекательность евразийской интеграции, стартовавшей в фазе восстановительного подъема, ставится под вопрос низкими темпами роста интегрирующихся экономик.

Замедляемся вместе

Конференции ЕАБР в последние годы проходят в условиях негативного влияния внешних шоков на экономики стран-участниц. Особенно от них страдают Россия и Казахстан. Падение цен на углеводороды вызвало замедление темпов роста ВВП РФ и РК. Минэкономразвития России ухудшило прогноз по снижению ВВП страны в 2016 году с 0,2% до 0,6%. Прогноз роста ВВП Казахстана в этом году остается слабоположительным: 0,2–0,5%.

Несмотря на то что экономики остальных трех стран ЕАЭС напрямую не зависят от цен на нефть, замедление роста наблюдается и там. По данным ЦИИ ЕАБР, Армения по итогам I полугодия 2016 года занимала лидирующую позицию по темпам прироста ВВП в ЕАЭС — 2,8% год к году, но это значение, тем не менее, стало результатом торможения экономической активности во II квартале. По итогам первых трех месяцев 2016 года ВВП вырос на 4,5%, а в следующем квартале рост замедлился до 1,5%. Процесс продолжился и в III квартале: темпы роста снизились в июле и августе на 4,5% и 0,5% соответственно. ЦИИ ЕАБР прогнозирует рост ВВП Армении по итогам года на уровне 2%.

У Беларуси наиболее низкие показатели экономического роста среди стран союза. По итогам восьми месяцев 2016 года ВВП страны, по данным ЦИИ ЕАБР, снизился на 3% к соответствующему периоду прошлого года. В сентябре падение несколько замедлилось, и III квартал Беларусь завершила с показателем (-) 2,8% год к году. ЕАБР ухудшил прогноз падения экономического роста страны с 1,9% до 2,6%, основная причина торможения экономики — сокращение поставок сырой нефти из России.

И, наконец, самый молодой участник ЕАЭС, Кыргызстан, сумел очень быстро восстановиться после падения ВВП на 4,9% в первые три месяца 2016 года и уже во II квартале показал нулевой рост. По итогам 2016 года, как предполагает ЕАБР, рост ВВП составит около 3%.

Таким образом, встреча в Москве прошла не в лучшее для евразийской пятерки время. Участники конференции ЕАБР прямо не говорили о кризисе и путях выхода из него, однако не могли обойти тему преодоления негативных трендов и поиска точек экономического роста. «Интеграция — один из самых перспективных источников роста для наших стран. Не только источник роста, но и возможный генератор экономических реформ», — поделился главный экономист ЕАБР Ярослав Лисоволик.

Пора меняться

«На этот раз мы решили предложить вам темы, связанные со структурными реформами. Должны ли мы двигаться единым фронтом, координировать реформы. Или пусть расцветает сто цветов, каждая страна будет конкурировать с другой по темпам, масштабам реформ, созданию наиболее благоприятного климата для бизнеса», — таким вопросом председатель правления ЕАБР Дмитрий Панкин открыл первую панельную дискуссию.

Эти слова можно считать ключевыми в понимании целей и задач объединения стран. Действительно, будем ли мы конкурировать или сотрудничать друг с другом? Пока однозначного ответа на этот вопрос нет. Казалось бы, базовый договор ЕАЭС, в котором закреплено положение о свободном обращении товаров, услуг, рабочей силы и капиталов, должен снять барьеры во взаимной торговле, обмене информацией и так далее.

Но на практике этот принцип постоянно нарушается. Здесь можно вспомнить «торговые войны» России и Казахстана. Казахстанский алкоголь в РФ и российский в РК облагается обеспечительным платежом. Россия несколько раз вводила запрет на ввоз казахстанского мяса, а в Казахстане предприниматели требовали защитных мер для отечественных производителей во время нарушения валютного паритета, когда рубль девальвировал сильнее, чем удерживаемый регулятором тенге. Только введение режима плавающего обменного курса национальной валюты в августе 2015 года положило конец ценовому преимуществу российской продукции.

Таких примеров можно привести множество, но на конференции они не прозвучали. Участники были больше озабочены тем, как реально сблизить страны не на уровне глав государств и правительств, а на уровне реального сектора, как построить диалог с бизнес-сообществом, чтобы каждому предпринимателю были понятны изменения, происходящие внутри союза.

Об этом говорил председатель коллегии ЕАЭК Тигран Саркисян, который видит источник роста для ЕАЭС в создании наднационального института. «Принцип объединения в том, что если мы снимем барьеры, ограничения, изъятия, создадим условия для свободного перемещения товаров, услуг, капитала, рабочей силы — это само по себе серьезный потенциал для экономического роста. Значит, все это нужно снять», — заключил он.

Он рассказал, что сегодня ЕАЭК разрабатывает «белую книгу» с подробным перечнем барьеров в торговле внутри ЕАЭС. «Наша задача — как можно быстрее составить график и как можно быстрее снять все эти барьеры, ограничения и изъятия. Оценить глубину разрыва и выработать меры их сглаживания», — сказал г-н Саркисян.

Спикер также отметил важность единой денежно-кредитной политики (ДКП): при разных уровнях инфляции и обменного курса национальных валют единого экономического пространства не построишь, ведь эти факторы определяют условия торговли внутри ЕАЭС.

Мягко или жестко?

Тему ДКП продолжил председатель совета Центра стратегических разработок РФ Алексей Кудрин. По его словам, после девальвации валют и снижения ВВП торговля внутри ЕАЭС снизилась на треть. Данные казахстанской официальной статистики подтверждают эти выводы: товарооборот Казахстана во взаимной торговле с союзными странами снижается по обоим направлениям: и импорта, и экспорта (см. график).

Нестабильность отдельных макропоказателей может существенно снизить «совместный потенциал», считает г-н Кудрин, потому что торговля — основной драйвер роста. «Это обмен технологиями, современными товарами. Когда этот обмен снижается, мы тормозим факторы роста», — отметил он.

Бывший министр финансов России (2000–2008 годы) прокомментировал мнение уполномоченного при президенте России по правам предпринимателей Бориса Титова, процитированное г-ном Лисоволиком, о том, что монетарное смягчение — обязательное условие ускорения темпов экономического роста.

Алексей Кудрин согласился с тем, что смягчение ДКП — это один из инструментов экономической политики. «Это может быть снижение ставки, которое увеличивает кредит в экономике. Но эту меру всегда надо принимать дозированно. Нет ни одной страны, которая проводила денежное смягчение, допуская превышения инфляции 2,5−3 процента. Ни одна страна не снимала целевого уровня инфляции со своей политики. И как только инфляция подходила к целевому уровню, они смягчали или убирали соответствующие меры количественного смягчения. Если инфляция снижается, считается, что денежная политика находится в достаточно жестком варианте», — сказал г-н Кудрин.

Вместе с тем он отметил страны, которые сумели совместить экономический рост со снижением инфляции. В пример он привел США при Рейгане и так называемую «рейганомику». Благодаря усилиям ФРС инфляция в 1980‑е годы снизилась с 11,5 до 3%, при этом страна вышла на стабильный экономический рост. Председатель совета Центра стратегических разработок подчеркнул, что рост происходит не только за счет ДКП, мягкой или жесткой, но и благодаря либерализации, структурным реформам.

У новых стран дела лучше

Алексей Кудрин, говоря о необходимости изменений, упомянул в этом контексте Казахстан, который, по его мнению, добился больших успехов в области стратегических реформ. РК на этой панели представляла ответственный секретарь Минфина Наталья Коржова. Она рассказала о новых подходах в фискальной политике.

Казахстан, по ее словам, готовится принять новый бюджетный кодекс, где будет закреплен принципиально новый метод формирования бюджета страны. «Мы уходим от кассового метода, когда сколько собрали денег, столько и начисляем расходов, и переходим на метод накопления, который учитывает долговые обязательства предстоящих периодов. Это важно в связи с принятием нового закона о ГЧП. Мы переходим на сервисную модель финансирования проектов», — объяснила она.

Ярослав Лисоволик добавил, что многие страны начинают использовать обесценение национальных валют для повышения конкурентоспособности. «Гонка девальваций — одна из проблем и для мировой экономики, и отчасти для нашего региона. Особенно когда учащаются внешние шоки, когда они становятся все менее и менее предсказуемыми», — подчеркнул он. Выше говорилось о том, что эта проблема не обошла торговые отношения России и Казахстана в 2014–2015 годах.

А вот кыргызский сом укрепился по отношению к рублю, по словам бывшего премьер-министра Кыргызстана Джоомарта Оторбаева, «где-то процентов на 30». При этом экспорт должен был падать, но он, напротив, увеличивается, ускоряя темпы роста экономики. По мнению г-на Оторбаева, это результат того, что основу кыргызской экономики составляют небольшие конкурентоспособные предприятия. То же самое происходит и в Армении, где экспорт становится драйвером экономического роста.

«Возможно, это один из интеграционных эффектов, о котором так много говорят и так хотят видеть те, кто ее проводит, — прокомментировал эти достижения г-н Лисоволик. — Видимые плоды интеграции».

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности