Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бремя управлять деньгами

Ренкинг банков второго уровня (БВУ) по итогам III квартала 2016 года, подготовленный «Экспертом Казахстан», подтвердил продолжение тренда, начало которому положил еще кризис 2008 года. Лидерами по приросту активов остаются банки из второй-третьей десятки, в том числе банки с иностранным капиталом. В списке БВУ по размеру активов произошли небольшие изменения: Bank RBK, переместившийся в прошлом году с 11‑й позиции на 10‑ю, за девять месяцев этого года вытеснил Евразийский банк с 9‑го места. Ситибанк оказался впереди Жилстройсбербанка; Нурбанк, несмотря на то что вошел в десятку лидеров роста активов (таблица 2), уступил свое место Qazaq Banki. Все перемещения можно проследить по таблице 1.

Фининституты, лидирующие по приросту активов, фигурируют и в списках топ-10 банков по динамике других показателей (таблицы 2–4, 6). Но рост отдельных цифр — еще не залог успеха и устойчивости банков. Delta Bank и Казинвестбанк вошли в списки лидеров роста по всем показателям (Delta Bank — за исключением динамики прибыли), но с 1 ноября Национальный банк (НБ) приостановил действие лицензий на привлечение депозитов и открытие банковских счетов физических лиц на три месяца за «отдельные нарушения вышеуказанными банками требований банковского законодательства и необходимости улучшения систем внутреннего контроля». За какие именно нарушения, в сообщении регулятора не говорится. Казинвестбанк в пресс-релизе по этому поводу лишь пояснил, что основанием для мер НБ стали «отдельные недоработки, связанные с необходимостью улучшения внутреннего контроля».

Не было тенге, да вдруг алтын

Традиционно в список лидеров роста активов и ссудного портфеля в прошлые годы попадали институты, выбравшие модель розничного банка, но на этот раз Банк Хоум Кредит и KASPI BANK вошли только в список топ-10 банков по прибыли, а KASPI еще и по приросту капитала. Можно предположить, что динамика кредитования этих БВУ оказалась под давлением из-за дефицита тенге в банковском секторе в конце прошлого и начале нынешнего годов.

Член правления Банка Хоум Кредит Франтишек Каливода объясняет замедление темпов прироста кредитов осторожностью в период нестабильности. «На это было две причины. Во-первых, мы видели, что процессы, происходящие в то время в России, могут перекинуться и на Казахстан. Во-вторых, в период с IV квартала 2014 года по начало 2016‑го на финансовом рынка Казахстана наблюдался острый дефицит тенговой ликвидности. Реакцией на эту ситуацию с нашей стороны стало некоторое сдерживание бизнеса. Мы сократили бизнес, в некоторой степени снизился даже наш баланс. В то время мы поддерживали продажи только высокодоходных продуктов, ограничив при этом другие», — вспоминает г-н Каливода.

По словам члена правления Банка Хоум Кредит, кризис с ликвидностью обострялся в конце и 2014‑го, и 2015 года. В декабре прошлого года регулятор прекратил операции постоянного доступа, чтобы не допустить спекулятивного перетока средств с денежного на валютный рынок. Кроме того, он отошел от обязательств по поддержанию процентных ставок в определенном коридоре, так как «его наличие предполагает безусловное предоставление или изъятие ликвидности на границах процентного коридора».

Ставки на денежном рынке выросли до трехзначных цифр, обменный курс до пикового значения — 382 тенге за доллар, долларизация депозитов в январе 2016 года достигла максимальной доли 70% в целом и превысила 80% по вкладам физических лиц (график 1). Ставки денежного рынка влияли и на стоимость банковского фондирования. В начале года БВУ платили за депозиты компаний сроком один месяц более 30% от суммы, но затем ставки для юридических лиц снизились (график 2). Что касается вознаграждения по вкладам населения, то цены здесь регулируются максимальной ставкой Казахстанского фонда гарантирования депозитов (КФГД), которая установлена на уровне 14% годовых.

Условия для банковского бизнеса улучшились только с поддержкой Национального банка на денежном рынке тенговой ликвидности и установлением базовой ставки. Это стало началом относительной стабильности на денежном рынке. «Тенговая ликвидность начала поступать на рынок в основном через крупные банки. Мы с того времени увеличили наш портфель депозитов в тенге в четыре раза. Также с прошлого года мы активно работаем и на межбанковском рынке, и на корпоративном рынке. Мы привлекаем депозиты физлиц и юрлиц благодаря выгодным и гибким условиям для клиентов. При этом необходимо отметить, что когда на валютном рынке наступила относительная стабильность, то и компании стали перекладывать свои депозиты в тенге», — рассказывает г-н Каливода.

Стабилизация на денежном и валютном рынках вызвала дедолларизацию депозитов. В настоящее время доля иностранной валюты в депозитах снизилась с 70 до 58%. Отметим, что произошло это не только вследствие конвертации долларовых вкладов в тенговые, но и благодаря росту собственно тенговых депозитов, объем которых за девять месяцев увеличился на 2,4 трлн тенге, в то время как сумма валютных вкладов за тот же период уменьшилась на 1,1 трлн тенге. Впрочем, объем валютных депозитов, выраженный в тенге, — показатель достаточно волатильный, зависящий от обменного курса национальной валюты. Так, он достиг пиковых значений в январе вместе с долларом, затем стал адекватно курсу снижаться, в июле пропорционально вырос (график 1).

Что касается увеличения тенгового фондирования сектора, то, по словам главы Народного банка Казахстана Умут Шаяхметовой, большая доля средств приходит по госпрограммам и поступает на депозиты юрлиц. Поэтому в оценке дедолларизации более точным, репрезентативным показателем могут быть депозиты физлиц. И в этом сегменте действительно произошло снижение валютных вкладов: их доля в этом году уменьшилась с 80% в январе до 65% на 1 октября.

Ситуация с тенговой ликвидностью не только выправилась, сегодня наблюдается ее переизбыток, но эти деньги не перетекают на кредитный рынок. За девять месяцев кредитование выросло всего на 0,3%. Динамика корпоративных ссуд после небольшого сезонного прироста упала до нуля, кредиты населению в сентябре по сравнению с августом приросли на 1% (графики 3, 4).

Не кашлять на кредитный портфель

Такой же перекос наблюдался в 2009–2010 годах: кризис ликвидности 2007 года к этому времени сменился ее избытком, но банки отказывались кредитовать. Тогда банкиры объясняли кредитную вялость необходимостью работать с проблемными кредитами, а также отсутствием платежеспособных заемщиков. Экономика начала расти, появился спрос на финансирование и со стороны компаний, и со стороны населения. Потребительское кредитование после кризиса развивалось опережающими темпами, среди предприятий, подкошенных кризисом, «хорошие» клиенты были наперечет. В то время регулятор даже пытался принимать демотивирующие меры, до минимума снизив ставки по депозитам БВУ в Нацбанке. Но только оживление экономики заставило банки перенаправить избыток средств на кредитование.

И вот банки опять отказываются кредитовать, в какой-то степени благодаря Национальному банку, который предоставил им возможность зарабатывать, не кредитуя. Установление базовой ставки (БС) с дифференциацией цен изъятия и предоставления средств сыграло положительную роль: ажиотаж на денежном рынке пошел на убыль, цены вернулись в коридор БС. До марта 2016 года НБ вбрасывал ликвидность на рынок: проводил аукционы на основе репо с обратным выкупом.

Позже регулятор начал проводить операции открытого рынка и продолжает их до сих пор: на аукционной основе размещает краткосрочные (от недели до трех месяцев) ноты по ставке изъятия ликвидности. Долгосрочная цель НБ — построение кривой доходности по госбумагам, для чего необходимо выпускать длинные ноты — от 91 дня. Уже была выпущена годовая нота под 11% годовых, но более популярны короткие бумаги.

По оценке Умут Шаяхметовой, сегодня объем ликвидности на рынке — около 2,5 трлн тенге. «НБ стерилизует ликвидность через ноты, доходность по ним — выше 12 процентов. Наш объем размещения — от 350 до 400 миллиардов тенге. Сегодня такие высокие ставки Нацбанка демотивируют кредитовать, — признала глава Народного банка на пресс-конференции по итогам деятельности банка за III квартал 2016 года. — Если пересчитать данный процентный доход на tax free с точки зрения необлагаемого дохода, то у нас эффективный доход по нотам 14,5 процента. Соответственно, банкирам сегодня интереснее инвестировать в госбумаги».

В связи с ростом процентных доходов Народный банк изменил прогноз чистой прибыли со 100 млрд тенге до 120 млрд. «По итогам первого полугодия мы ожидали, что активы, приносящие процентный доход, у нас вырастут на 15–20 процентов, теперь прогнозируем более высокую цифру — 27–30 процентов. Это и кредиты, и ценные бумаги»,— подчеркнула г-жа Шаяхметова. Но в целом по банковскому сектору маржинальность за девять месяцев 2016 года снизилась (график 5).

Отвечая на вопрос «Эксперта Казахстан», при каком уровне ставок банкам будет невыгодно вкладываться в ГЦБ и можно ожидать перетока ликвидности на кредитный рынок, Умут Шаяхметова сказала, что «эффективная доходность по госбумагам должна снизиться минимум на 2 процентных пункта — до 10 процентов и ниже». Тогда к БВУ вернется интерес к кредитованию, потому что «риски и дополнительные расходы, которые несут банки, должны оправдываться и быть более или менее конкурентными».

Она также объяснила, почему пока выгоднее не кредитовать, а покупать ноты: «Выдать кредит, причем вы несете риски, операционные расходы, оформляете документацию, проводите мониторинг, анализ и так далее, или купить практически безрисковую и безналоговую ноту НБ? Кредитовать по 14,5 процента и выше — пока это достаточно высокая ставка для наших клиентов, это тяжело для МСБ и корпоративных клиентов. Экономика не растет. По 2016 году мы видим снижение продаж по некоторым направлениям в клиентском сегменте, поэтому брать дорогие кредиты сегодня им сложно. Для корпоративных клиентов была бы интересна ставка хотя бы в районе 12 процентов».

В то же время банки, очевидно, не ждут скорого снижения ставки до уровня 10% и ниже. Глава Народного банка отметила, что сегодняшняя базовая ставка адекватна, если учитывать инфляцию и избыток ликвидности. И еще вопрос, куда пойдут деньги, если банкам будет невыгодно размещать их в ноты. «Пойдут ли они на кредитование? Но спрос сегодня также снижается, потому что экономика не растет. Это может повлиять на инфляцию, может повлиять на курс», — заметила она.

Для Нацбанка кредитный рост не является самоцелью, намного важнее здоровье банков. Согласно официальной статистике НБ, у большинства фининститутов доля NPL остается на приемлемом уровне и вписывается в требование регулятора — 15% от кредитного портфеля (таблица 5). Но, как рассказал «Эксперту Казахстан» источник в Нацбанке, в реальности качество кредитов БВУ намного хуже: банки не раскрывают истинное положение дел с неработающими займами в публичной отчетности, поскольку доля NPL напрямую влияет на объем провизирования и на показатель достаточности капитала.

Деньги к деньгам

В банковской системе сегодня действительно переизбыток ликвидности, но это не те деньги, которые способствуют экономическому росту, банкам катастрофически не хватает долгосрочного фондирования на инвестиционные проекты. Депозиты нельзя считать источником длинных денег, потому что даже срочные вклады по сути остаются вкладами «до востребования». В большей мере это относится к депозитам физических лиц.

Как говорилось выше, ставка гарантирования остается на уровне 14% годовых, и КФГД пока не обсуждает с рынком ее понижение. «Мы считаем, что ставка должна снижаться, потому что некоторые банки могут себе позволить предлагать более низкие ставки, но для небольших банков высокие риски и высокие ставки становятся привлекательными», — отметила Умут Шаяхметова.

НБ планирует выстроить кривую доходности не только по ГЦБ, но и по депозитам: классифицировать их по срочности и привязать ставку вознаграждения к сроку. Если это длинные деньги, то нужно определить стоимость этих денег на определенном сроке, считают в Нацбанке.

А пока растет конкуренция за депозиты населения, и высокая ставка гарантирования здесь не мешает, а скорее, способствует и дедолларизации депозитов, и привлечению новых клиентов. В последнее время фининституты озабочены повышением лояльности клиентов среднего и выше среднего уровня достатка и предоставляют им различные услуги от private banking до пакетных предложений по платежным карточкам.

В Народном банке, например, предлагают карточку, покупая которую клиент получает множество сопровождающих услуг: мобильный банкинг, страхование, консьерж-услуги, доступ в VIP-залы аэропортов. Причем получить эти бонусы можно на карточку любого статуса, начиная от «Классик» и заканчивая премиальной. Конечно, Народный ничем здесь не выделяется — ровно то же самое делают и другие игроки, о чем «Эксперт Казахстан» упоминал в материале «Перетасовать, но не раздавать» (expertonline.kz/a14445).

Сегодня в Казахстане недостаточно источников вложения денег для получения прибыли. Рынок недвижимости в этом смысле мертв, фондовый рынок предлагает инструменты для индивидуальных инвесторов, но не всем понятны правила рынка ценных бумаг, да и финансовой грамотности не хватает; рынок Форекс тоже не для всех.

Банк Хоум Кредит в этом смысле пошел дальше своих коллег: он предлагает банковский депозитный сертификат с очень простыми и понятными условиями. Это неэмиссионная именная ценная бумага со сроком обращения 1 год, с доходностью 18% годовых. Депозитный сертификат регистрируется в Центральном депозитарии ценных бумаг. При этом предусмотрена опция досрочного погашения данного сертификата в любой момент времени.

Кого-то съедят

В день национальной валюты, 15 ноября, агентство Reuters со ссылкой на неназванные источники сообщило о переговорах Народного банка Казахстана и Казкоммерцбанка о возможности слияния. Если это произойдет, то в Казахстане появится супербанк с активами почти 10 трлн тенге, или, как подсчитали авторы Reuters, 27 млрд долларов.

Глава Народного банка Казахстана на уже упомянутой пресс-конференции не подтвердила эту информацию. «Пока ничего конкретного нет. Мы рассматривали различные сценарии. В начале года Национальный банк заявлял, что будут проведены стресс-тесты для банков. Рассматривались разные сценарии и были пессимистические ожидания по 2016 году. Хорошо, что многие прогнозы не оправдались, наверное, мы слишком сгущали краски. В рамках этого группа Халык банка рассматривала различные сценарии, изучала и не исключала, я бы сказала, не объединение, а альянс с Казкомом».

В то же время она не исключила слияний и поглощений в банковском секторе в 2017 году и даже уход некоторых игроков с рынка. «Я считаю, что будет консолидация по банковскому сектору. Экономика Казахстана замедляется по сравнению с началом 2000‑х, население страны небольшое, и бизнес тоже не растет: общие активы банковского сектора, общие цифры прибыли не увеличиваются. Будут покупки и слияния. Это коснется не только крупных банков, но и средних и особенно маленьких БВУ»,— сказала она. Но все же г-жа Шаяхметова считает, что следующий год будет легче, чем 2015‑й и 2016 год.

Причиной слияний и поглощений станут не только проблемы фининститутов, но необходимость укрупнения для дальнейшего развития бизнеса. Как объяснила глава Народного банка, у небольших банков ограничен лимит средств на одного заемщика, поэтому они не могут кредитовать крупные и даже средние предприятия.

К тому же в 2017 году будут ужесточены пруденциальные нормативы, в частности предусмотрены новые требования по достаточности капитала: повышаются требования к буферному капиталу и другие (см. постановление НБ РК от 19.12.2015 года). «Мы видим, что некоторые банки подойдут к нижней границе, а возможно, будут и нарушать требования», — отметила Умут Шаяхметова.

В нынешнем году уже состоялось несколько сделок из разряда M&A. Банк RBS (Kazakhstan) в 2015 году хотел купить бизнесмен Орифджан Шадиев, владеющий небольшим Capital Bank Kazakhstan (25‑е место в ренкинге «Эксперта Казахстан» по активам). Он даже получил согласие НБ на приобретение статуса крупного участника RBS, но сделка так и не состоялась. Летом этого года банк был приобретен российским бизнесменом, уроженцем Казахстана Игорем Кимом. К тому времени Экспобанк, в котором он является основным акционером, закрыл сделку по покупке российской «дочки» Royal Bank of Scotland. RBS (Kazakhstan) переименован в Банк ЭкспоКредит (30‑я позиция в ренкинге «Эксперта Казахстан»). На смену международным институтам идут китайские и российские.

Осенью прошлого года Евразийский банк приобрел у турецкого BankPozitif Kredi ve Kalkinma Bankasi Anonim Sirketi 100% банка «Позитив Казахстан», сделка завершилась в начале 2016 года.

И еще одно приобретение: китайский CITIC Bank покупает 60% Altyn Bank, «дочки» Народного банка. Сделка, как ожидается, будет завершена в первой половине 2017 года. В Казахстане уже работают два китайских банка — Банк Китая в Казахстане и ТПБ Китая в Алматы, но в основном они обслуживают китайский бизнес. CITIC Bank, по словам главы Алтын Банка Аскара Смагулова, планирует работать как универсальный институт. Два года назад Народный банк приобрел у HSBC дочерний банк в Казахстане, позже переименованный в Алтын банк, за 176 млн долларов. В нашем ренкинге банк по итогам 9 месяцев 2016 года занимает 18‑е место по размеру активов, потеряв с начала года две позиции. Он вошел в топ-10 банков по приросту ссудного портфеля (30%), кроме того, банку удалось снизить просроченную задолженность с 3,6% до 1,9%.

Хорошие результаты — хорошие рейтинги

Устойчивость ДБ АО «Банк Хоум Кредит» подтверждена авторитетным экспертным мнением. Fitch Ratings 11 ноября 2016 года повысил долгосрочные рейтинги дефолта эмитента («РДЭ») с уровня «В» до «В+». Прогноз «Стабильный».

«Основанием для повышения рейтингов Банка Хоум Кредит стало сокращение кредитных потерь, — объясняют аналитики Fitch,— что обуславливает сильные показатели прибыльности и капитализации, обеспечивая существенный запас прочности на случай потенциального ухудшения качества активов».

Кредитные потери по итогам 9 месяцев 2016 года сократились до 7% в годовом выражении по сравнению с 14% в 2015 году. Таких результатов удалось достичь путем ужесточения стандартов андеррайтинга в конце 2014 года — начале 2015 года, а также повышением эффективности процесса возвратности средств по плохим кредитам. Кредиты с просрочкой 90 дней на балансе с начала года сократились до 6,2% (покрытие резервами на 106%) с 10% (101%) на конец 2015го (см. таблицу 5 ренкинга «Эксперта Казахстан»). «Банк не предоставляет потенциально рисковые кредиты в иностранной валюте, поэтому девальвация не сказалась на кредитном качестве», — подчеркивают в Fitch Ratings.

Снижение кредитных потерь обусловило хорошую прибыльность банка: ROAE в годовом выражении увеличилось по итогам третьего квартала текущего года до 51% по сравнению с 29% в 2015 году. «Высокие процентная маржа и комиссионный доход подкрепляют стабильно сильную прибыльность до отчислений в резервы под обесценение (около 20% в годовом выражении от средних валовых кредитов в течение периода с начала 2014 года до конца сентября 2016‑го)», — говорится в отчете агентства. В ренкинге Банк Хоум ­Кредит входит в десятку лидеров по росту прибыли    (см. таблицу 4).

Аналитики отмечают сильную капитализацию банка. «Показатель основного капитала по методологии Fitch у Хоум Кредит на конец 9 месяцев 2016 года был на хорошем уровне в 21% (22% на конец 2015 года), что соответствует показателю достаточности общего капитала банка (k2). Способность банка абсорбировать потенциальные убытки через капитал также является сильной. На конец 9 месяцев 2016 года он мог дополнительно зарезервировать 20% от валовых кредитов, не нарушая регулятивные требования к достаточности капитала», — говорится в отчете.

Улучшается структура обязательств Банка Хоум Кредит. В частности, снижается концентрация клиентских счетов: по итогам первого полугодия 2016 года на 20 крупнейших клиентов приходилось 46% всех счетов по сравнению с 59% на тот же период прошлого года. Остается высокой доля фондирования, привлеченного на рынке капитала/денежном рынке (39% от всех обязательств). А вот доля заимствований от группы за 9 месяцев сократилась до 9% с 26% на конец 2015 года, но и этот остаток, вероятно, будет погашен к концу 2016 года.

СПРАВКА

•  Долгосрочные РДЭ в иностранной и национальной валюте повышены с уровня «B» до «B+», прогноз «Стабильный».

•  Краткосрочный РДЭ в иностранной валюте подтвержден на уровне «B».

•  Национальный долгосрочный рейтинг повышен с уровня «BB+(kaz)» до «BBB(kaz)», прогноз «Стабильный».

•  Рейтинг устойчивости повышен с уровня «b» до «b+».

•  Рейтинг поддержки подтвержден на уровне «4».

•  Приоритетный необеспеченный долг: долгосрочный рейтинг повышен с уровня «B» до «B+», рейтинг возвратности активов «RR4».

•  Приоритетный необеспеченный долг: национальный долгосрочный рейтинг повышен с уровня «BB+(kaz)» до «BBB(kaz)».

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности