Вперед и вместе

Внутрирыночное сотрудничество — важная составляющая новых бизнес-моделей телекоммуникационных операторов

Вперед и вместе

Предоставить клиенту те услуги, за которые он готов платить дополнительно,— вот главная задача мобильных операторов на ближайшие годы. Что такое модель телеком-супермаркета, в чем ее плюсы для всех участников рынка и почему партнерство в отрасли неизбежно — в интервью главы представительства iKS-Consulting в Казахстане Светланы Черненко «Эксперту Казахстан».

Клиентов больше — денег меньше

— Все операторы казахстанского рынка мобильной связи получили доступ к 4G. Насколько отечественным потребителям нужна мобильная связь четвертого поколения?

— Наша компания недавно проводила исследования, и мы очень четко на наших казахстанских потребителях увидели разделение на поколения X, Y и Z. Поколение Х считает себя продвинутым — эти люди застали расцвет технологий, но они при нем не родились, в отличие от «игреков» — молодежи возрастных категорий пятнадцать лет и старше, двадцать лет и старше. Это пользователи практически с рождения. Интернет и мобильность у них, можно сказать, в генах. Они не всегда самостоятельные абоненты — в выборе оператора и аппарата многие зависят от родителей — но в том, что касается контента, они уже формируют рынок благодаря собственным предпочтениям. В отличие от «иксов» поколения Y и Z не перфекционисты в плане устройства, изображения, качества — они спокойно могут отказаться от огромного родительского телевизора на стене в пользу того, чтобы полежать у себя в комнате и посмотреть то, что им интересно с экрана мобильного. При этом они не смотрят с телефона сериалы или длинные фильмы, они смотрят в основном короткие видео, и для этого им удобен и достаточен сотовый телефон с экраном от пяти дюймов и больше.

А поскольку рынок будет развиваться за счет молодежи, которая восприимчива к новым предложениям и хорошо на них откликается, 4G актуален и оправдан. Это необходимый задел на будущее, причем совсем недалекое. Что касается некоторого скепсиса по поводу необходимости 4G, напомню историю развития услуги предоставления интернета как такового в Казахстане. Лет 15–20 назад некоторые эксперты утверждали, что это никому особо не надо: пользователей у нас нет, а тех кто есть, они знают лично. Не верили, что количество пользователей будет исчисляться хотя бы тысячами, не то что миллионами. А теперь мы видим миллионные показатели. Интернет прочно вошел в нашу жизнь, так же как и мобильность, и бессмысленно отрицать необходимость 4G.

— Как можно охарактеризовать текущую ситуацию на рынке мобильной связи в Казахстане? Есть ли внешние факторы, которые ощутимо влияют на рынок?

— На мобильный рынок республики нестабильная экономическая ситуация влияет сейчас в гораздо меньшей степени, чем это было, например, в кризис 2008 года, когда рынок рос где-то даже вопреки происходящему. Сейчас списывать замедление темпов роста на экономическую ситуацию не совсем корректно. Скорее, это просто совпало с тем моментом, когда казахстанский рынок насытился и даже стал близок к перенасыщению. Количество абонентов уже превышает численность населения Казахстана, рынок сейчас расширяется за счет вторых-третьих устройств у одного абонента. И закономерность складывается такая, что растет рынок гораздо активнее в натуральных величинах, нежели в деньгах. Потребление увеличивается лавинообразными темпами, процветают безлимитные тарифные планы, и как результат — потребление существенно опережает те доходы, которые обеспечивает.

Да, макроэкономические факторы влияют на доходность бизнеса для операторов — они не всегда могут оптимизировать свои затраты, потому что закупают на внешних рынках оборудование и каналы, плюс существует давление внутреннего рынка со стороны потребителя, в условиях которого они не могут повышать тарифы. Но само сокращение объема рынка в денежном выражении обусловлено не кризисом, говорить люди меньше не стали. Говорить они стали больше, но за меньшие деньги, которые сами операторы и предложили. Натуральная составляющая наращивается быстрее, чем финансовая, и это сейчас основной вопрос стратегии всех операторов: как сделать так, чтобы эти объемы монетизировать.

Инфраструктурная труба

— Компании сейчас предлагают тарифные планы с фиксированной тарифной платой и достаточно условным ограничением трафика и голосовых услуг. Насколько это перспективный путь?

— В краткосрочной перспективе такой подход приносит быструю отдачу, но как стратегия развития, конечно же, это тупиковый вариант. Предложить все и по минимальной цене можно, но ресурсы закончатся, а сети надо развивать. Мы только что говорили, что люди потребляют все больше и больше тяжелого контента, для этого операторам нужно постоянно наращивать сеть. То есть нужно брать деньги с клиента, а он сидит на фиксированной плате, хоть и потребляет все больше. Круг замкнулся.

— И что в таком случае делают мобильные операторы?

— Активно ищут себя в смежных отраслях. Мы можем видеть заявления практически всех компаний о том, что они развиваются в IT-направлении на корпоративном рынке, в направлении работы с данными. Могу сказать, что эта работа с данными (Big Data) — один из очень перспективных путей развития, потому что данные — это тот уникальный ресурс, которым располагают операторы, и он сейчас почти никак не используется. Он наверняка востребован, но со стороны оператора нет соответствующего предложения. А ведь это мощнейший ресурс для аналитики в смежных отраслях: это и логистические потоки, и поведенческие модели, и многое другое. Обработка и предоставление такой информации — это колоссальный тренд во всем мире. Проблема в том, что базу для этого нужно было закладывать еще лет пять назад, но тогда к работе с данными отношение было такое: «Это существует где-то там, в будущем, которое неизвестно когда у нас настанет». Будущее наступило внезапно, абоненты закончились.

Эти стадии, когда рост за счет новых абонентов закончился, тарифы flat-rate, а компенсации новыми услугами, за которые можно брать деньги, пока нет, проходили все рынки. Преимущество казахстанского мобильного рынка сейчас в том, что он на два-три года отстает от мировых трендов. И мы можем видеть их и имплементировать сразу самые удачные решения. Например, Kcell активно двигается в части контентных предложений, Beeline — в плане стратегии мультисервисного оператора и поставщика сервисных решений. Это очень позитивные знаки.

— Какие варианты монетизации OTT-сервисов есть у операторов?

— Встраиваться в тот промежуток цепочки, где ты можешь быть полезен. Например, что касается ОТТ-телевидения, перспективно развитие CDN-сетей (Content Delivery Network). Оператору при этом не нужно вступать в прямую конкуренцию с поставщиками видео, при партнерстве оператор может предложить свою сеть, своих абонентов. Если провести аналогию, то мобильный оператор сейчас выступает в качестве супермаркета. У него есть огромные полки — инфраструктура, и покупатели — абоненты. Оператор может приглашать в свою сеть, так скажем, интересные покупателю бренды и получать свое бонусное вознаграждение. Наполняя свою сеть интересными предложениями, локализуя трафик внутри своей сети, выигрывает и оператор — клиенты получают новые услуги, за которые они согласны платить, и клиенты — они получают услуги хорошего качества, и поставщик контента, который таким образом увеличивает рынок сбыта.

— Включаться в эту цепочку нашим операторам как разработчикам, мне кажется, уже поздно?

— У нас ограниченный с точки зрения потребительского спроса рынок, и маловероятно, что будет создано какое-то решение, которое будет конкурировать с глобальными. Предложить то, в чем полезен именно ты,— вот верный путь. Сейчас распространенной характеристикой для операторов связи (не только наших, вообще в отрасли) является понятие «инфраструктурной трубы». Звучит как-то обидно, операторы стремятся от этого уйти. Но по сути это одно из предназначений оператора связи, и, двигаясь в сторону сервисной составляющей, увеличивая портфель универсальных или специализированных решений, операторам важно вкладываться в инфраструктуру. Ведь каким бы ни был шикарным контент, если он будет ходить через дырявые «трубы», это будет никому не нужно.

Совместное будущее

— Какие новые точки роста видите у мобильных операторов? Что думаете о возможности предоставления финансовых услуг?

— Давайте исходить из реалий — у нас ограниченный рынок. Решения, которые нужно разрабатывать или имплементировать извне, достаточно дорогие. Разработать и внедрить решение в США и сделать аналогичное в Казахстане — это две совершенно разные истории, притом, что с точки зрения затрат они более или менее сопоставимы. Если мы начнем урезать затраты за счет сокращения функционала, то получим отвратительное решение, которое будет никому не нужно. Для того чтобы какому-то оператору в одиночку потянуть подобный проект на таком небольшом рынке, как наш, нужно обладать огромной смелостью и неограниченными бюджетами, длинными кредитными линиями. К чему я веду? На казахстанском рынке должны быть общие модели, общие рыночные решения, к которым могли бы подключаться все игроки. Наша страна любит смотреть на азиатский опыт — японский, сингапурский, малайзийский. Так вот, там «надрыночные» инфраструктурные решения весьма популярны как на уровне сетей, так и на уровне программных решений.

— А кто там создает эти надрыночные надстройки?

— Государство. Часто в партнерстве с бизнесом (модели ГЧП — государственно-частное партнерство). И на нашем рынке роль государства очень велика, и занижать ее не имеет смысла. Пресловутая «рука рынка» к нам просто не потянется и самостоятельно все не решит — никогда не уравновесятся огромные инвестиции, которых не избежать, и заведомо небольшая отдача. Для того чтобы все эти красивые решения, в том числе финансовые, у нас внедрялись, нужна политическая воля. Перспективные точки роста возникнут тогда, когда появится та самая надрыночная инфраструктура, к которой будут подключаться участники рынка, каждый из них будет нести меньше затрат, и операторы будут уже концентрироваться на своем клиентском решении, его кастомизации, конкурировать на уровне маркетинга.

— Можно ли говорить о том, что традиционные бизнес-модели у операторов сотовой связи уходят в прошлое, и сейчас они в процессе построения новых?

— Да, и модель телеком-супермаркета идеальна. Она будет применяться в отношении большинства новых услуг. Предлагая IT-решения для корпоративных клиентов, операторы тоже не будут сами разрабатывать их с нуля. Задача операторов — заводить к себе эти решения и через себя продавать. Заполнять полочки в своем супермаркете и предлагать продукт клиентам. Конкуренция при этом все равно сохранится и на уровне инфраструктуры: чьи полки лучше, красивее, ровнее и «быстрее».

Еще один важный момент. Не существует одного решения, которым мы быстро и надолго компенсируем падение доходов на рынке. Весь смысл бизнес-модели телеком-супермаркета в том, чтобы товаров было много. Каждая услуга в отдельности имеет невысокую маржинальность, она будет приносить компании неощутимый доход. Но когда этих услуг тысяча, а лучше миллион (это образно, конечно), тогда и эти небольшие деньги складываются в тысячи и миллионы.

— Каким вы видите сценарий развития рынка на ближайшие годы?

— Я оптимистично смотрю на перспективы и предполагаю, что операторы будут максимально развивать партнерские схемы: договариваться друг с другом, с государством, поставщиками услуг. С последними договориться проще всего, поскольку они в этом тоже заинтересованы. А вот операторам не так просто будет перейти от жесткой конкуренции к партнерству, но объединяться внутри рынка там, где возможно, необходимо, чтобы избегать дублирования затрат денег и времени. Надеюсь, мы увидим больше партнерских схем и бизнес-моделей, которые выльются в новые интересные решения.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее