1/50 от Anadarko

Редакционная статья

1/50 от Anadarko

Мы работаем плохо. Явно хуже, чем немцы, японцы, американцы, корейцы. Некоторым странам мы проигрываем в производительности труда трехкратно. А по итогам минувшего года отставание от заветной тридцатки самых развитых, куда мечтает привести Казахстан президент Назарбаев, увеличилось.

Мы все работаем плохо: на заводах, в офисах, кабинах автомобилей и электровозов, в супермаркетах, на угольных разрезах. Перед экраном монитора, у прокатного стана, на нефтяной вышке, в забое, у доски или стола с пробирками. Но это происходит не потому, что казахстанцы — ленивая нация. Конечно, нам есть чему поучиться у усидчивых японцев, предприимчивых американцев и основательных немцев. Но проблема все же не столько в индивидуальных особенностях, а в системе, в том, как она выстроена, к чему она побуждает своих участников

Первая часть проблемы — результаты нашего труда стоят дешево, технологическая сложность большинства наших продуктов низка. Мы добываем и экспортируем нефть, металлы и изотопы, выплавляем алюминий, медь и сталь, выращиваем пшеницу. Это утомительная работа, но в ней мало нашего интеллекта. Во всяком случае, меньше, чем в активно потребляемых нами импортных смартфонах, лекарствах, самолетах. Раз большая часть производимых продуктов дешевле, чем импортируемые товары, нам приходится тратить на них много валюты, а для этого производить все больше и больше нефти и угля, титана и алюминия, экстенсифицировать нагрузку на нашу экологию.

Вторая часть проблемы в том, что для производства данных продуктов мы по-прежнему, как и пятьдесят лет назад, задействуем много человеческого труда. Десятки городов в Казахстане едва ли не в полном составе работают на одно-два промышленных предприятия, целые областные районы могут трудиться на одну аграрную корпорацию. Таким образом, риски компаний превращаются в риски государства, местной власти, которая регулярно вмешивается в хозяйственную деятельность фирм. И очень часто неумно вмешивается.

И третье — цены на наши экспортные продукты крайне изменчивы. Казахстанская нефть, если верить данным официальной таможенной статистики, по итогам 2015 года подешевела вдвое. Это стало глубочайшим потрясением для самих нефтяников, государственного бюджета и доходов домохозяйств, в пользу которых в конечном итоге распределяется часть нефтяной прибыли.

Решение проблемы есть, оно в развитии новых производств, выпускающих конкурентоспособную продукцию более высокой технологической сложности. Но это стратегическая задача, тактическая же состоит в том, чтобы и на имеющихся мощностях работать эффективно. Казалось бы, все предельно просто, рецепты давно даны, осталось лишь начать их применять. Но не тут-то было.

Чтобы перейти от слов к делу, требуется встречное движение к цели — повышению производительности — государственного и частного секторов. Государство в нашем случае выступает и как регулятор, от которого мы ждем взвешенных и последовательных правил и стимулов, и как крупнейший моноигрок, сосредоточивший под своим контролем до 40% национальной экономики.

Чиновники-администраторы должны ставить четкие задачи и не менять по ходу ориентиры и индикаторы. Но вряд ли это возможно в стране, где министры отчитываются об освоении бюджетных средств и почти ни слова не говорят о результативности их использования. От регулятора мы также ждем создания комфортных условий: нормализации монетарной политики, повышения эффективности образовательного сектора, спокойствия на улицах и справедливого суда.

Фирмы с государственным участием должны демонстрировать передовые показатели производительности, иначе государству следует передать эти активы рачительному собственнику. В Казахстане мы наблюдаем обратное. Например, как миноритариев выдавливают из РД КМГ, в то время как головная компания, НК «КазМунайГаз», демонстрирует одно из худших значений производительности труда, добывая 1 тыс. баррелей на сотрудника по сравнению с 73 тыс. и 51 тыс. баррелей в американских EOG и Anadarko.

Большие проблемы с производительностью труда и у частного бизнеса. Парадокс ситуации в том, что необходимость повышать производительность возникает в основном в периоды, когда фирма входит в кризис. Но поскольку кризисы в Казахстане стремительны, фирмы не успевают опомниться, как у них пропадают деньги на консалтинг. Впрочем, тратят на консультации не все, да и качество консалтинга у нас не самое высокое. Чаще всего кризис охватывает не отдельные компании, а рынки целиком, поэтому все отрасли болеют одним и тем же. Когда рынок отмерзает, доходы начинают восстанавливаться — фирмы вновь забывают о своих болезнях.

Как мы видим, производительность — та проблема, которая позволяет вытащить наружу серию системных недостатков нашей экономики. Именно поэтому она требует отдельного и особого внимания.

Читайте тему номера: Доктор Производительность

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности