Бензин на том свете

После модернизации казахстанских НПЗ цены на бензин вырастут

Бензин на том свете

Cегодня в Казахстане все устали от дефицита нефтепродуктов. Автомобилисты устали читать, а журналисты — писать. Все устали настолько, что даже кажется, будто бензиновая тема исчерпала себя вовсе. Но давайте заглянем в ближайшее будущее. Представим ситуацию, которая сложится в 2015 году, когда закончится модернизация трех имеющихся в РК НПЗ, и, если верить чиновникам из Министерства нефти и газа, исчезнет дефицит основных видов топлива. Провозглашая оптимистичные планы, часто умалчивается, какую цену заплатят простые участники процесса. В случае с рынком топлива РК наиболее ощутимая нагрузка ляжет на плечи рядовых автомобилистов.

Лес за деревьями

Чтобы понять, каким будет топливный рынок РК в 2015 году, мы выделили три главных фактора, которые будут влиять на оптовый и розничный рынок ГСМ в Казахстане после 2014 года.

Во-первых, период 2014—2015 годов будет временем восстановления мировой экономики после второй волны кризиса, которая фактически уже началась и будет свирепствовать в 2012 году. Значит, средние цены на нефть к тому времени будут на 10—15% выше, чем сейчас. Да, есть, конечно, фактор иракской нефти, которая вскоре начнет поступать на рынки. Напомню, что в планах Ирака нарастить добычу нефти с 2—2,5 млн баррелей в сутки до 10—12 млн баррелей в сутки, став крупнейшим нефтедобытчиком и экспортером черного золота. Но, вероятнее всего, это мало повлияет на мировые котировки, т.к. нефть уже давно перестала являться рыночным товаром. Можно лишь вскользь просмотреть аналитические обзоры ведущих мировых агентств и энергетических компаний, чтобы понять — себестоимость добычи растет. Да и выводы крупнейших нефтедобывающих стран неутешительны — сейчас более 500 из 800 крупнейших месторождений в мире прошли пик добычи (Peak Oil), и в настоящее время добыча нефти на них неуклонно снижается. Наш Кашаган является ярким примером общемировой тенденции: разработка позволит добывать свыше 1,5 млн баррелей нефти в сутки, но себестоимость сырья будет в разы выше, чем добыча на действующем Тенгизе и Карачаганаке. Эпоха дешевых жидких углеводородов закончилась, мы — и мир в целом, и Казахстан в частности — это уже видим и ощущаем.

Во-вторых, модернизация казахстанских НПЗ не позволит избавиться от зависимости поставок нефти из России по многим причинам. В том числе просто по географическим. Кроме того, Россия планирует после 2014 года ввести пошлины на экспорт нефти в Казахстан (сейчас экспортная пошлина в России составляет свыше 400 долларов за тонну). Возможно, Казахстан сможет договориться с РФ о swap-операциях и будет отдавать часть объемов, добываемых на Западе и прокачиваемых по нефтепроводу Атырау—Самара, в обмен на поставки на Павлодарский (ПНХЗ) и Шымкентский НПЗ (ПКОП) с определенным коэффициентом (так как западносибирская нефть, поставляемая сейчас из РФ, имеет лучшие характеристики).

Может, мы наконец-то построим инфраструктуру и увеличим загрузку заводов казахстанской нефтью (сейчас ПНХЗ на 99% зависит от поставок российской нефти, а Шымкентский — примерно на 50%), но в любом случае стоимость нефти на «входе» в НПЗ будет выше, чем сейчас, не менее чем на 15—20% в случае, если договоримся о swap-поставках, в противном случае рост будет свыше 50%. Если начнем строить инфраструктуру — то цена будет еще выше. В данном случае первые два фактора (рост мировых цен и рост цен на нефть, поставляемую в РК) не зависят друг от друга.

Конечно, есть вариант сохранения действующего статус-кво, когда Россия поставляет нам нефть беспошлинно, но решительность российских властей в этом вопросе не оставляет сомнений — пошлины будут введены. Даже не нужно далеко ходить за примером — достаточно взглянуть, во что вылился нефтяной конфликт двух стран Таможенного союза — России и Белоруссии. Россия ограничила поставки нефти на белорусские НПЗ, и в итоге затяжного конфликта РФ согласилась поставлять нефть для внутреннего потребления Белоруссии беспошлинно. К слову, размер такой субсидии оценивается в 2—2,5 млрд долларов, это и в деньгах, и в натуральном выражении примерно столько же, сколько недополучает российский бюджет из-за льготных поставок нефти в Казахстан). Оставшийся объем поставок либо облагается пошлиной, либо Белоруссия выплачивает пошлины с экспорта нефтепродуктов, переработанных из российской нефти, в бюджет РФ по ставкам, которые утверждает правительство России. Скорее всего, у нас будет другая схема, поскольку нам удастся договориться о swap-операциях, но в любом случае себестоимость поставок возрастет.

И, в-третьих, не стоит забывать о цене модернизации наших НПЗ. Во многих казахстанских СМИ сейчас активно обсуждают эту тему, но в основном не видят за деревьями леса. И самую главную будущую проблему упускают. По последним заявлениям официальных представителей Министерства нефти и газа модернизация завершится до 2015 года, НПЗ смогут обеспечить выпуск топлива стандарта «Евро-4» и «Евро-5», а цена вопроса — около 2 млрд долларов для АНПЗ, 680 млн для ПКОП и 570 млн долларов для ПНХЗ, то есть 3,25 млрд долларов за три завода. Вероятнее всего, эта сумма вырастет до 3,5 млрд долларов. При этом увеличится глубина переработки, а объем вырастет до 17,5 млн тонн, что будет избыточно для нашего рынка. Я полагаю, что реальный объем переработки к тому моменту не будет ­превышать 15,5—16 млн тонн в год.

Сумма в 3,5 млрд будет профинансирована заводами за счет кредитов, т.к. собственными свободными средствами в таком объеме они не располагают. Условия сделок нам неизвестны, поэтому предположим, что ставка по ним 10% годовых, предполагаемый срок кредитования и возврата инвестиций — 7 лет (не учитывая, что 2—3 года будет длиться льготный период по выплатам, так как сам процесс модернизации НПЗ займет около 2—3 лет и заводы смогут возвращать кредиты только после завершения этого процесса). С учетом вознаграждения по займам (даже без учета процентов по льготному­ периоду) придется вернуть около 4,8 млрд долларов.

Платить будем мы

[inc pk='1282' service='media']

Первый и самый главный вопрос — кто будет возвращать эти кредиты? Вероятнее всего, казахстанские автовладельцы. Думаю, основная нагрузка за модернизацию заводов ляжет именно на потребителей бензина и дизельного топлива в самом Казахстане, тогда как на внутренние и экспортные цены на другие нефтепродукты это повлияет в меньшей степени.

На 1 сентября количество зарегистрированных легковых автомобилей в РК составляло 3,4 млн, через некоторое время мы подойдем к отметке 3,5 млн. Можно условно разделить стоимость модернизации НПЗ с учетом вознаграждения по кредитам — 4,8 млрд — на количество автомобилей. Таким образом, каждый автовладелец в течение ближайших 7—9 лет заплатит за бензин не менее 1,4 тыс. долларов сверх действующих цен. Но это грубый расчет, поскольку из 1 тонны нефти в результате переработки получается разное количество нефтепродуктов, часть которых потребляется в стране, часть — экспортируется.

По последним официальным сообщениям, утвержденный Агентством по регулированию естественных монополий тариф на переработку составляет 27 долларов за тонну для ПКОП, 34 доллара за тонну для ПНХЗ и 54 доллара за тонну для АНПЗ. После модернизации НПЗ за 7 лет переработают около 112 млн тонн. Т.е. с каждой тонны заводы в среднем должны будут получать не менее 43 долларов сверх действующих тарифов, которые выше текущей себестоимости переработки на определенную маржу заводов. Таким образом, текущие 4—5 тенге стоимости переработки в цене каждого литра нефтепродуктов увеличатся, как минимум, до 10—15 тенге.

При этом учитывая, что выплаты по кредитам нужно будет начинать почти сразу после завершения реконструкции заводов, плавного повышения тарифов, скорее всего, не будет.

Ни один из трех вышеуказанных факторов (рост мировых цен на нефть, рост себестоимости поставок нефти на НПЗ, стоимость модернизации НПЗ) не приведет к снижению конечной цены топлива в Казахстане.

Весной этого года я прогнозировал, что стоимость бензина марки АИ-92 сложится на уровне 1 доллар за литр. По нашему мнению, этот прогноз уже сбылся, так как по 106 тенге за 1 литр АИ-92 купить трудно, да и он не 92-й вовсе. Даже контролирующие органы признают, что АЗС, попросту говоря, бодяжат его, чтобы побольше заработать, да и бортовые компьютеры наших машин говорят нам, что это не 92-й. Аи-95 тоже, мягко говоря, не 95-й, а иногда даже и не 92-й. И его продают сейчас в среднем по 145 тенге. К концу года он будет свыше 150 тенге.

А теперь суммируем три фактора: рост цен на мировых рынках в 2014 году на 10—15%, увеличение стоимости нефти «на входе», как минимум, на 15—20%, увеличение стоимости переработки нефти примерно в 2,2 раза, и получим, что средняя цена 1 литра бензина АИ-92 на «пистолете» АЗС к 2015 году будет составлять около 190—200 тенге (1,3 доллара за литр при текущем курсе), т.е. рост почти на 40% за 4 года по отношению к цене 145 тенге 95-го бензина.

Конечно, мой расчет достаточно условный и в нем много допущений. Можно придумать более точную модель, но выйдут примерно те же цифры.

Не стоит забывать и о влиянии Таможенного союза и ЕЭП. В Белоруссии огромный рост цен на бензин в этом году был частично компенсирован девальвацией национальной валюты, в результате чего цены в долларах США выглядят не так значительно, как в РФ или РК, но жителям самой Белоруссии от этого не легче.

Единственное, что успокаивает — бензин в Казахстане будет действительно стандарта «Евро-4» и «Евро-5» (если на АЗС не продолжится существующая практика), а это позволит снизить расход топлива на 100 км пути и затраты на обслуживание автомобилей. Что ж, мировой стандарт топлива равен мировой цене. Теперь нужно стремиться к увеличению доходов населения до мирового уровня.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом