Дорога в стиле кантри

Путешествие по американским дорогам остается незабываемым

Дорога в стиле кантри

Мотор урчит, как сытая кошка, шины чуть слышно шуршат на гладкой ленте бетонки. Мощный кадиллак летит по хайвею. Скорость — выше 80 миль в час, почти 130 км. Ну какой русский не любит быстрой езды? Особенно в Америке!

Я приехала в гости к сестре моего мужа, Ларисе, на целых 20 дней в Брейдентон. Это маленький городок в штате Флорида, округ Манати, на берегу Мексиканского залива. Рядом более крупная Сарасота. Где кончается один населенный пункт и начинается другой, не могут точно сказать и местные жители, даже аэропорт — один на двоих. Соединяют их несколько дорог: основной путь — скоростная I-75, но если ехать в объезд, на более низкой скорости, можно насладиться прекрасными видами — во Флориде есть на что посмотреть.

Но эта заметка не о флоридских красотах, а о том, что в Штатах неизменно обращает внимание каждого казахстанца. Америка для меня — это прежде всего дороги. Это стрит и авеню, хайвеи и фривеи, главные и вспомогательные. Они, как реки, сливаются, делятся и паутиной охватывают всю территорию Соединенных Штатов. Выскажу неоригинальную мысль, что Америка стала сильнейшей державой во многом благодаря своим дорогам.

В середине 1930‑х знаменитые советские писатели Ильф и Петров пересекли Соединенные Штаты с востока на запад — от Атлантического до Тихого океана — и обратно. Свои впечатления они описали в «Одноэтажной Америке», где особенно отметили качество американских дорог. А несколькими годами раньше вышел «Золотой теленок», почти сразу разобранный на цитаты. Помните фразу «Ударим автопробегом по бездорожью»? Именно в таком виде она чаще всего звучит, хотя в оригинале упоминаются еще и разгильдяйство с бюрократизмом. С тех пор по бездорожью и в советское, и в постсоветское время чем только не били, а состояние дорог, увы, улучшается очень медленно.

Американцы с бездорожьем боролись сначала киркой и лопатой, потом дорожными машинами и, конечно, не жалели денег. И у них все получилось.

Автонация

Вспомним еще раз Ильфа и Петрова. Они сформулировали оправдание и стимул для всей автомобилестроительной промышленности мира: автомобиль не роскошь, а средство передвижения. Для американцев, массово автомобилизировавшихся еще в первые два десятилетия 20‑го века благодаря фордовской «жестянке Лиззи», этот девиз справедлив, как ни для какой другой нации. Более того, для них это такой же предмет первой необходимости, как холодильник или мобильный телефон. В шутке, что у американцев со временем атрофируются нижние конечности, только доля шутки. В штате Флорида нарушителей очень редко лишают водительского удостоверения, считая такое наказание слишком строгим. Если человек не выезжает за границу, права — единственный документ, удостоверяющий личность. Машина для многих еще и кормилица. Множество профессий непосредственно связано с необходимостью передвижения на автомобиле. Кажется, на всем постсоветском пространстве нет такого количества грузовиков, как на дорогах Флориды. Последних, кстати, больше, чем любых других авто.

Машина нужна не только для работы. Живя в пригороде, в так называемом комьюнити, где нет общественного транспорта, пешком мы совершали только вечерний моцион с шагомером. Обратная сторона автомобилизации и борьба с гиподинамией: оптимальными считаются 8–10 тысяч шагов в день. Набрать такое количество нелегко, учитывая время, которое средний американец проводит за рулем. Впрочем, пешеходов и общественный транспорт можно встретить на улицах больших городов, таких как Тампа и Орландо, Сарасота. Да и в Брейдентоне на пляж можно доехать на автобусе. Пользуются им в основном «безлошадные» туристы. Но таких немного. Осенью во Флориду на «зимовку» съезжаются тысячи американцев, их тут так и называют Snow Birds, «снежные птицы». Приезжают на своих автомобилях, их легко узнать по номеру — у каждого штата свое изображение на номерном знаке. Техасские номера неизменно со звездой: Техас — штат одинокой звезды, так романтично…

Но вернемся к прозе. Мы даже в магазин за углом ездили на машине. Понятие «за углом» тоже весьма относительное: ближайший супермаркет находится в нескольких километрах. К тому же дороги здесь предназначены больше для автомобилистов, а не для пешеходов: почти нет тротуаров, пешеходных переходов. Можно, конечно, ездить на велосипеде — крайняя правая сторона дорог специально для этого предназначена, но при жаре 92 градуса по Фаренгейту (чуть больше 33 по Цельсию) и высокой влажности это утомительно. Ехать же в машине с кондиционером по американским дорогам — огромное удовольствие.

Накануне долгой поездки, а мы ездили в парки — Busch Gardens в Тампе, Sea World и Universal — в Орландо, больше 45 и 115 миль соответственно, я, как в детстве, засыпала с предчувствием чего-то хорошего. А потом вспоминала: завтра в дорогу. Жаль, не успели съездить на Ки-Уэст (Key West). Несмотря на название, это самая южная точка США. Ехать туда — не менее 10 часов.

Возьми банджо…

Как в дороге без музыки? Радиоканалы специализируются на определенном жанре: джаз, песни о любви (радио Love), есть и попса. Мы обычно останавливались на волне радио Prime country. Трудно найти музыку, которая настолько точно соответствовала бы настроению человека в дороге. Если звуки домбры для меня неизменно связаны с просторами казахских степей, то в музыке кантри теперь навсегда запечатлен образ американских дорог.

Что меня больше всего удивило на дорогах Флориды? Конечно, то, чего не найдешь на дорогах Казахстана. Вежливость водителей по отношению друг к другу. Водительская этика не позволяет сигналить на дорогах, что у нас встречается сплошь и рядом, несмотря на запреты.

Дорожное полотно на хайвеях обычно делится на три полосы. По крайней левой автомобили движутся на максимально разрешенной скорости (лимит 70–75 миль в час). По правой — более медленные водители. Но бывает и так, что в крайний левый ряд встает и медленный шофер — какая-нибудь бабушка на стареньком седане,— который никуда не торопится, и тогда его приходится обгонять. Здесь даже есть такая поговорка: если на дороге тебя обгоняют справа, подумай, по той ли полосе ты едешь.

Наши водители такую бабушку в лучшем случае обсигналили бы и обругали, в худшем — подрезали и создали аварийную ситуацию. А могли бы и оружием попугать. Возможно, Америка уже пережила свою эпоху бестактности на дорогах, но сегодня хамство здесь — редкое событие. На хайвее при скорости 120–130 км это может привести к трагедии, хотя водительская этика действует и на обычных дорогах. Только раз за две недели непрерывных странствий по флоридским хайвеям мы позволили себе посигналить, чтобы привлечь внимание шофера старенького шевроле: от его кузова оторвался молдинг и он мог поцарапать соседние автомобили.

Единственным проявлением агрессии на дорогах можно считать «выдавливание» более медленного водителя с левого ряда. Мы сами становились жертвами таких лихачей: они пристраиваются сзади и стараются вытолкнуть тебя в среднюю полосу. Мы предпочитали не сопротивляться и менять ряд, как только появлялась возможность. Но не все легко сдаются: мы наблюдали, как старушка за рулем, не обращая внимания на преследователя, продолжала двигаться в пределах разрешенной скорости в крайней левой полосе. И ей никто не сигналил, не крутил пальцем у виска, не выкрикивал всякие гадости. Водитель-лихач просто сбросил скорость и объехал ее справа.

Светофоры поражают тем, что почти везде висят над дорогой, а не спрятаны за деревьями, что не редкость для Алматы. «Они», потому что это не один светофор, а несколько — для каждой полосы свой. Полос чаще всего две-три, очень редко — одна. Поворот налево обязательно оснащен своим светофором, если влево ведут две полосы, значит светофора два. Направо можно поворачивать, даже если горит красный свет, при условии, что дорога свободна. Вне перекрестков светофоры обязательно установлены вблизи школ. Они работают, пока идут занятия, но как только уроки заканчиваются и ученики разъезжаются по домам, они переключаются на желтый свет. И еще о школах. Серьезным нарушением считается не пропустить желтый школьный автобус и детей, выходящих из него. «Скорая помощь», пожарные и полицейские машины с включенными сиренами и проблесковыми маячками — из той же категории: водители тут же должны уйти направо, прижаться к обочине. Кстати, на хайвеях слева и справа есть дополнительные полосы, куда транспорт может съехать, чтобы не мешать движению машин этих служб.

Кроме того, на выездах с одной дороги на другую установлены знаки «стоп» — ярко-красные щиты. Даже при полном отсутствии движения необходимо остановиться и осмотреться, прежде чем нажать на газ.

Я не видела автомобилей, припаркованных на обочине. Пару раз встречались полицейские машины: один раз это была авария, второй раз — на хайвее, когда полицейский остановил водителя, очевидно, за превышение скорости.

У нас при отсутствии мест для парковки борьба со стоянками на проезжей части бессмысленна. Насколько я знаю, в крупных городах США также существует проблема с парковками. Но во Флориде, во всяком случае, в тех городах, где я побывала, она решена полностью. Нет ни одного даже небольшого магазина, ни одной забегаловки, у которых не было бы собственной стоянки. Рядом с крупными торговыми и деловыми центрами, здесь их называют «плаза», их несколько. При парках развлечений могут одновременно припарковаться (прошу прощения за тавтологию) тысячи автомобилей, поток машин здесь регулируется служащими парков.

Все пронумеровано

Дорожная сеть довольно запутанная. Без GPS на американских дорогах могут запутаться и сами американцы. Они, как правило, хорошо ориентируются на дорогах в пределах своего округа, если же необходимо выехать в соседний округ, то тут уж без навигатора не обходится. Иногда водитель вступает в спор с этим замечательным изобретением человечества, но правым в конечном счете остается изобретение, которое подсказывает действительно наиболее оптимальный и безопасный путь в нужный пункт.

Знаете ли вы, чем авеню отличаются от стрит? Все просто: первые идут с востока на запад, вторые — с севера на юг. По 64‑й авеню мы ездили на пляж, потому что море омывает западное побережье округа. В Тампу — по хайвею I-275, куда можно попасть с 75‑й. В Орландо — сначала до Тампы, а потом сворачивали на восток и дальше по I-4. Все дороги классифицированы и пронумерованы, и человеку, знающему принципы классификации, очень легко ориентироваться на местности.

Хайвеи обозначены одно- или двузначными номерами. Я уже упоминала I-75 и I-4. Дороги, имеющие номера, кратные пяти,— главные. Они идут по территории всей страны либо от границы до границы, либо от берега до берега. У этих дорог есть вспомогательные дороги, которые имеют трехзначные коды. Как правило, хайвеи с нечетными номерами тянутся с севера на юг, причем меньшие номера расположены ближе к западу, большие — к востоку. Дороги с четными номерами тянутся с востока на запад, меньшие значения расположены на юге, большие — на севере. Всего в США насчитывается 67 хайвеев, и 43 из них имеют свои вспомогательные хайвеи. Основные хайвеи чаще называются фривеями. По фривеям разрешено движение только транспорта, оснащенного двигателем. У большинства фривеев имеется ограничение минимальной скорости.

Замечу, что такого понятия, как дорога федерального значения, в США не существует. Они не федеральные или штата, а важные или не очень. Также делятся по своим функциональным особенностям, которые определяют их тип и способ строительства. Существует так называемая система межштатных фривеев, которая является сетью дорог фривей, предоставляющей возможность скоростного путешествия через всю страну. В этой же системе указана и сеть бизнес-хайвеев, у которых другая нумерация и классификация. Они отличаются от фривеев и между собой способом строительства, наличием перекрестков, светофоров, пешеходных и велосипедных дорожек.

Хотя, как я говорила, мы в дороге сверялись с навигатором, в большей степени это касалось поиска пункта назначения и дороги к нему. Чтобы заблудиться на дорогах, нужно очень постараться, так как все они оснащены дорожными знаками и световыми табло. Указатели обычно установлены с правой стороны, иногда над дорогой и содержат полную информацию: ограничение скорости, направление и расстояние до близлежащего населенного пункта и его название, номер съезда с дороги.

Съезды не только нумеруются, некоторые из них имеют еще и буквенное обозначение — «A» или «B», в зависимости от того, в какую сторону (на запад, восток, север или юг) съезжать. К примеру, когда мы съезжали с I-75 на пути из Сарасоты домой, то нам надо было поворачивать на восток. Мы съезжали на съезде 220 «А», который ведет на нашу SR 64, но на восток 220 «В» ведет на ту же 64‑ю, но в обратном направлении. Так просто удобнее, чтобы не приходилось разворачиваться.

Американские дороги действительно могут доставить немало восторга путешественнику с постсоветского пространства. Но есть и такие, кто критикует американские дороги: многие «наши» жалуются на плохое качество дорожного покрытия, ямы, на то, что полотно годами не ремонтируется. Я с таким не встречалась, хотя 20 дней, конечно, не срок, а один штат — не вся Америка.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности