По гамбургскому спецсчету

Редакционная статья

По гамбургскому спецсчету

Новость о компенсации вкладчикам была, пожалуй, единственной положительной 20 августа 2015 года — в день, когда Нацбанк решил отправить тенге в свободное плавание. Предлагалось компенсировать депозиты населения, отвечающие следующим требованиям: во-первых, валютой депозита должен быть тенге; во-вторых, сумма средств на депозите не должна превышать 1 млн тенге. «Эта мера поможет поддержать 1 миллион 700 тысяч человек, или 86 процентов всех депозитов»,— заявил озвучивший это решение президент Нурсултан Назарбаев. Из слов президента несложно понять, что в принятии этого решения его авторами двигали не экономические, а политические мотивы.

Сейчас, спустя более чем год, когда вкладчики, заморозившие свои накопления на спецсчетах готовятся получить обещанные компенсации, следует проанализировать, насколько эффективно были реализованы цели, которые ставили в Астане, предложив эту беспрецедентную в казахстанской экономической истории меру.

Главная цель — снять социальную напряженность в среде наименее состоятельных вкладчиков, опасения за судьбу своих небольших сбережений. И эту цель можно считать выполненной. Однако эффективность ее реализации была нивелирована ухудшением общей экономической ситуации: падением реальных доходов населения, растущей инфляцией, выводом массы людей в неоплачиваемые отпуска.

Еще одна цель — спасти репутацию политического руководства страны, допустившего два резких ослабления нацвалюты два года подряд. Тут результаты неоднозначные. Правительство и Нацбанк после августа 2015‑го испытывали нарастающий вал критики, в результате чего президенту пришлось произвести перестановки сначала в ЦБ, а затем и в кабмине. Дольше всех из участников совместной пресс-конференции кабмина и монетарного регулятора 20 августа в своем кресле продержался Карим Масимов, потерявший премьерскую должность только в сентябре 2016‑го.

Продиктованной экономическими соображениями можно считать другую цель — избежать дальнейшего оттока вкладчиков с тенговых депозитов в валютные. Однако соотношение тенговых и валютных депозитов с августа 2015 года изменилось незначительно: если в конце лета 2015‑го валютные вклады составляли 59,19% всего портфеля, то к августу 2016‑го — 59,06%. И значительную роль здесь играют валютные депозиты юрлиц, вес которых достигает 31,14% и даже немного возрос за 12 месяцев (на 0,62 п.п.).

Многие могли ожидать, что введение компенсаций — один из элементов комплекса мер по укреплению доверия к тенге в условиях нового режима обменного курса. Однако две девальвации (некоторые говорят о трех, считая в том числе и резкое ослабление тенге в январе уходящего года) подорвали доверие к национальной валюте как к инструменту накопления всерьез и надолго. И в этой связи позиция нынешнего руководства Нацбанка, не стремящегося форсировать процесс дедолларизации и порой тормозящего «переворачивание» долларовых депозитов в тенговые выглядит взвешенной и честной.

Не исключено, что сторонники меры предполагали, что компенсированные суммы могут перетечь в частное потребление, сыграв роль «вертолетных денег». Но и суммы не очень большие, и активно потреблять домохозяйства не настроены. Октябрьский опрос населения по инфляционным ожиданиям, проведенный по заказу Нацбанка, показывает, что население скорее предпочитает сберегать, чем тратить. Исключение составляют лишь те домохозяйства, чьи расходы равны доходам или чей бюджет и вовсе складывается с дефицитом. Таких по состоянию на октябрь 2016‑го 88,7%.

Если взглянуть на проблему с другой стороны, то окажется, что заморозка на спецсчетах в надежде на компенсацию на протяжении 12 месяцев удерживала потребление домохозяйств, которые могли потратить накопления на товары долговременного пользования, пока те еще не столь ощутимо поднялись в цене, инвестировать в образование или собственное здоровье. С этой точки зрения справедливым было бы индексировать спецсчета по инфляции.

В сухом остатке: политические цели были выполнены и то — частично. Вместо взвешенных решений, ориентированных на результат в долгосрочной перспективе, были предприняты пожарные, во многом популистские меры, экономический эффект от которых еще предстоит изучить. Не факт, что он окажется положительным.

Читайте тему номера: Победила дружба

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности