Приговор с последствиями

Сейтказы Матаева все-таки осудили, показав истинную цену политическим медиаторам в современном Казахстане

Приговор с последствиями

Власть, приговорив лояльного ей председателя Союза журналистов РК Сейтказы Матаева к шести годам колонии, нанесла по казахстанской прессе тяжелый удар. Теперь самоцензуры у независимых СМИ станет больше, еще больше станет проправительственных журналистов, которые, оставаясь формально преданными власти, будут работать на нее с фигой в кармане.

Такая пресса рискует окончательно скатиться к пропаганде, стать бездумным рупором правительства. Журналисты будут стараться обходить острые углы, поэтому медиа перестанут быть катализатором острых дискуссий.

Сам Сейтказы Матаев говорил: «Пресса является своеобразным мостом между обществом и властью. У нас нет какого-то другого гражданского института, который выполнял бы эти функции». Сделав мост хилым, власть до максимума сужает обратную связь с обществом.

В чем, собственно, логика и выгода от преследования Сейтказы Матаева? Опрошенные «Экспертом Казахстан» политологи не смогли внятно ответить на этот вопрос. «Искать логику в действиях власти алогично»,— заявил специалист по взаимоотношениям элит Данияр Ашимбаев. Политолог Айдос Сарым предположил, что преследование Сейтказы Матаева — это результат сведения личных счетов. Если это так, то во властных коридорах эмоции взяли верх над прагматизмом, что неминуемо приведет еще ко многим конфликтам.

Что это было?

Кем, собственно, является Сейтказы Матаев? «Знаковая и позитивная фигура для казахстанского общества,— отвечает экономист Петр Своик. — Другой такой персоны просто нет, которая бы вышла из пресс-службы президента, организовала бы Союз журналистов Казахстана и оставалась бы равноудаленной от всех политических сил».

Журналистской средой Сейтказы Матаев воспринимается медиатором, то есть нейтральной стороной, посредником в конфликте между властью и независимой прессой. Когда у журналистов возникал спор с властью, они шли к Сейтказы Матаеву. «К сожалению, когда встал вопрос, кто бы мог разрешить ситуацию с Сейтказы Матаевым, выработать некий компромисс, чтобы все стороны разошлись с минимальными репутационными потерями, оказалось, что единственная подобная фигура — сам Сейтказы»,— замечает Данияр Ашимбаев.

Сейтказы Матаев был приговорен по обвинению в уклонении от уплаты налогов и мошенничестве. Его сын, генеральный директор МИА КазТАГ Асет Матаев, получил пять лет по обвинению в мошенничестве.

Дело Матаевых власть подала обществу под соусом бескомпромиссной антикоррупционной кампании. Еще в начале года, как только арестовали Матаевых, Талгат Татубаев, тогда еще зампредседателя Нацбюро по противодействию коррупции, убеждал общество, что на журналистов вышли случайно, расследуя нарушения «Казахтелекома» и Комитета связи и информации.

Но, как указывает политолог Сергей Акимов, если дело Матаевых по существу было бы борьбой с коррупцией, тогда бы привлекли больше людей. «Тот факт, что остальные фигуранты дела — чиновники Комитета по информации и связи и сотрудники “Казахтелекома” — не оказались на скамье подсудимых, ушли от ответственности, свидетельствует о политической подоплеке дела»,— уверен собеседник.

Неуплата налогов в большей части случаев — административное правонарушение и наказание по нему — доначисление налогов и штраф (кстати, в 2014 году КазТАГ признан одним из лучших налогоплательщиков среди СМИ Алматы). Эпизод с «Казахтелекомом», по которому оба Матаевых обвинялись в мошенничестве, по сути, хозяйственный спор, регулируемый экономическим судом.

Однако то, что имущественный спор перерос в реальный срок, свидетельствует о чьем-то интересе. Оппозиционная пресса выдвинула даже конспирологическую версию: некий политический клан, используя персону Сейтказы Матаева, целился по одному из министров. Расчет якобы делался на то, что председатель Союза журналистов Казахстана под следствием оговорит эту персону.

Матаев — не жертва внутриэлитных разборок, уверен Сергей Акимов, поскольку он не входил ни в один из политических кланов и держался равноудаленно от всех. Сам Матаев не подтвердил версию межклановых разборок, замечает г-н Ашимбаев.

Личный счет

Выступая на суде с последним словом, Сейтказы Матаев назвал инициаторами преследования бывшего руководителя администрации президента, председателя мажилиса Нурлана Нигматулина, нынешнего руководителя Нацбюро по противодействию коррупции Талгата Татубаева и бизнесмена Александра Клебанова. По словам председателя Союза журналистов, они хотели зачистить информационное поле и захватить информагентство КазТАГ, здания Национального пресс-клуба в Алматы и Дома журналистов в Астане.

Версия рейдерского захвата, по словам г-на Ашимбаева, также слаба. «Рынок до отказа забит различными информагентствами и СМИ, поэтому КазТАГ особой ценности не представляет»,— отмечает собеседник. Айдос Сарым не думает, что заказчики, если они есть, мелочны до того, чтобы идти ва-банк ради нескольких зданий.

«В деле Матаевых присутствует и хозяйственный спор, и политический мотив, и личные взаимоотношения»,— говорит г-н Ашимбаев. Политолог Айдос Сарым более откровенен и говорит о межличностном конфликте: «Судя по информации от источников, близких к элитам, не все однозначно с делом Матаевых, и сводить его к рейдерству не стоит. Следует, скорее всего, говорить о длительном, возможно, межличностном конфликте, который сейчас перерос в сведение личных счетов. Хронологически нужно брать отсчет от дела экс-премьера Серика Ахметова».

Не следует искать какую-то целесообразность в деле Матаева, каких-то продуманных стратегий, уверен Данияр Ашимбаев. По его словам, глобальной стратегии по перекройке информационного поля нет. Есть набор отдельных решений, которые возникли по разным причинам в разное время. «Самые громкие дела сегодняшнего дня: председатель Союза журналистов Казахстана большой коррупционер, а главный заговорщик — директор “Шымкентпиво”. Эти дела на самом деле говорят многое о нашем государстве»,— отмечает г-н Ашимбаев.

По словам Петра Своика, во властной системе всегда идет конкуренция: «Она необходима для выживания системы, но деградировавшая система уже начинает пожирать, к сожалению, не совсем чужих ей людей, когда абсолютно позитивная для системы фигура приносится в жертву, то урон наносится в первую очередь системе».

Кризис доверия

Дело Матаевых нанесло урон имиджу страны. Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дуня Миятович выразила озабоченность в связи с «суровым приговором» в отношении Сейтказы и Асета Матаевых. Ранее Надежда Атаева, глава ассоциации по правам человека в Центральной Азии (AHRCA), заявила, что лишение Сейтказы Матаева права на госпитализацию при серьезной угрозе его здоровью является жестоким обращением и подпадает под соответствующие параграфы конвенции ООН против пыток. Свою озабоченность выразили Европарламент и посольство США.

«Заявления международных организаций воспринимаются нервозно нашим руководством,— говорит Айдос Сарым. — Мы не та страна, которая может позволить себе игнорировать такие факты. Мы также заинтересованы, чтобы внешний мир думал, что у нас нормальный инвестиционный климат и справедливый суд». Но в последнее время, особенно после расширения потока инвестиций и внешних займов из Китая, Астану, похоже, все меньше интересует то, как воспринимают ситуацию с правами человека на Западе.

Политолог Дастан Кадыржанов говорит, что «в нормальной стране обвинение, высказанное в сторону крупных руководителей государства в зале суда, является не просто публичным заявлением». За этим следует признание наличия в стране политического кризиса, потому что государство должно преодолеть кризис этического порядка.

«К слову, кризиса, признаваемого не только законом об этике государственного служащего РК, но и конституционным понятием о депутатской этике. Кризис в том, что целый ряд руководителей после обвинения, высказанного в зале суда, обязан заняться вопросом восстановления собственной политической репутации»,— подчеркивает он.

«Однако мы стали свидетелями того, что Талгат Татубаев пошел на повышение, а Нурлан Нигматулин все еще прочно занимает свои позиции. Возможно, в будущем, при других раскладах дело Матаевых повлияет на их репутацию»,— говорит Айдос Сарым.

Тактика поведения

Практически единственные, кроме самых Матаевых, кто в этом деле проиграл,— казахстанские журналисты. Приговор серьезно повысит уровень самоцензуры СМИ, уверен Сергей Акимов, и повлияет на сговорчивость главных редакторов.

«Подорвано доверие между журналистами и государством,— отмечает Айдос Сарым. — У многих из них нет какого-либо желания работать с государством. В журналистской среде преобладают апатические настроения, некоторые вслух говорят, что нужно уходить из профессии. Допустим, если бы сейчас нужно было бы организовать электоральную кампанию, объяснить ту или иную реформу, то я не думаю, что с такой разобранной, как сейчас, прессой, можно было бы что-то сделать».

Уход Сейтказы Матаева — большая потеря для казахстанской журналистики и общественности, уверен Данияр Ашимбаев: «Сейчас нет достаточно авторитетной фигуры ни во власти, ни в прессе, которая могла бы стать посредником в корпоративных спорах, в конфликте государства и СМИ».

«Если власть понимает, что речь идет о журналистском сообществе ее собственной страны, то она должна не воевать с прессой, а строить конструктивные отношения. Хотя бы потому, что надвигаются совсем непростые времена — падают экономические показатели, растет угроза терроризма и так далее. В такой ситуации профильному министру первым дело нужно налаживать контакт с прессой.

Качество и высокие стандарты журналистики — лучшее, что сейчас может противопоставить журналистское сообщество делам, подобных делу Матаевых. Чтобы добиться освобождения Сейтказы и Асета Матаевых, журналистскому сообществу нужно найти нового лидера. Сейчас это единственная наиболее оптимальная тактика для казахстанской прессы»,— заключает Айдос Сарым.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности