Двадцать лет спустя

Редакционная статья

Двадцать лет спустя

История бывает комически циклична. «Стратегия провозглашала два основных экономических принципа. Во-первых, формирование социальной рыночной экономики, основанной на конкурентных началах. Во-вторых, создание правовых и других условий для реализации принципа экономического самоопределения человека. Государство официально заявило о сокращении в перспективе доли государственной собственности до 30–40%»,— так первый и пока единственный президент Казахстана Нурсултан Назарбаев описывает первую из длинной череды своих стратегий — Стратегию становления и развития Казахстана как суверенного государства, увидевшую свет 2 мая 1992 года в Алматы.

Вряд ли тогда президент мог подумать, что отдельные тезисы документа времен зари независимости окажутся вновь актуальными спустя четверть века.

«Мы планируем с учетом опыта стран ОЭСР сократить долю государства в экономике до 15%, провести широкую приватизацию в стране. Приоритетной задачей Казахстана является формирование новых драйверов роста национальной экономики»,— об этом г-н Назарбаев заявил с трибуны Петербургского экономического форума 16 июня 2016 года.

За эти 24 года Казахстан успел завершить полный цикл, виток спирали. Пройти период макроэкономической нестабильности и вернуться к нему. Разгрузить госсектор от собственности и сформировать сектор квазигосударственный — пускай, чуть менее крупный, чем советский (60 вместо 100%), но тоже достаточно косный и неэффективный, слабо восприимчивый к изменениям. Создать государственно-монополистический капитализм и понять, что это путь в никуда.

И как в ранние 1990‑е мы стоим перед необходимостью больших реформ, но боимся сделать шаг.

Новой экономической политики — сколько бы не заявляли о ней с высоких трибун — пока нет. И сложно предположить, как она будет выглядеть. Это задача, у которой может быть много решений, возможны как кейнсианский, так и либертарианский сценарий. С нашей точки зрения, в данной ситуации полезнее поразмышлять, как следует подходить к ее разработке и внедрению.

Во-первых, авторы новой экономической политики должны быть новыми, внесистемными людьми. Не случайно реформы 1990‑х осуществляли молодые, малоизвестные экономисты из профильных НИИ, а не члены Совмина с многолетним стажем. Попав в систему, человек неизменно становится ее частью, и в какой-то момент просто не чувствует потребность в изменениях. Выход из этой ситуации один — разрушение внешними силами.

Во-вторых, команда «разрушителей» должна получить полную свободу рук и не бояться нарушить чьи-то интересы, расстроить баланс элит. Ведь если не проводить изменения, то вся система очень скоро рискует прийти к такой разбалансировке, что и от элитного равновесия может не остаться камня на камне.

Третье: несмотря на то, что политики неохотно решаются на меры, связанные с обострением социальных рисков, иногда все же приходится эти риски принять. Поэтому опасность роста безработицы, инфляции и проявление других эффектов реформ не должно эти самые реформы останавливать. История зарубежных стран (тех же «азиатских тигров»), да и современный казахстанский опыт показывает, что электорат может продолжать лояльно относиться к власти, если последняя в непростой обстановке демонстрирует уверенность, спокойствие и видение конечной цели пути. Правда, для этого необходимо восстановить доверие общества власти, а это невозможно сделать без либерализации политической жизни, усиления роли СМИ, повышения не показной, а реальной прозрачности государственных институтов.

И последний, четвертый момент: необходимо обеспечить четкий и последовательный контроль над исполнением принятых решений. В безответственной системе не могут появиться ответственные политики.

Вернемся к президентским мемуарам: «Работа над самим документом шла довольно трудно. Я сформулировал для группы молодых экономистов основные цели и задачи стратегии. По ним они выстраивали проект этого документа. Он многократно обсуждался при мне. Я подключал представителей разных категорий специалистов и моих зарубежных советников. Естественно, консерватизма или, вернее сказать, “застойности мышления” у наших специалистов хватало. Но в конечном итоге получился именно тот текст документа, который был нужен».

Историкам еще предстоит разобраться, что произошло потом, и почему достаточно свежий по постсоветским меркам экономический курс превратился в то, что мы сейчас имеем. Но важно другое: механизм уже был однажды отработан. Достаточно лишь вспомнить детали, собрать новую команду «золотых голов» и попытаться опять запустить смелые преобразования, но уже на качественно новом уровне и со свежими людьми. Хотя не исключено, что место в новой команде найдется и персонажам из первого состава реформаторов.

Читайте тему номера: Реформоудержание

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом