Никто не хотел отвечать

ПОВЕСТКА ДНЯ

Никто не хотел отвечать

Второй год подряд одна из панелей Kazakhstan Growth Forum (в этом году его назвали K-16) становится ареной дискуссии о подходах к экономической политике. И второй же год подряд спор возникает между двумя видными экономистами, в прошлом занимавшими пост председателя Национального банка РК — Оразом Жандосовым и Кайратом Келимбетовым. Поэтому и поставленный на нынешнем форуме вопрос — аспекты «новой нормальности» для Казахстана — жарче всего обсуждали два упомянутых спикера, а также бывший вице-министр по инвестициям и развитию, ныне возглавляющий центр прикладных исследований «Талап», Рахим Ошакбаев.

«Факторы роста существенно изменились по сравнению с тем, что мы наблюдали в период быстрого роста цен на нефть, большого притока нефтедолларов в бюджет. Теперь факторы роста должны стать более сбалансированными», — подчеркнул г-н Жандосов, заметив, что если перечислять, «что сделано не так», то список будет уж очень большим.

«Мы наблюдаем, что в целом идет замедление мировой экономики. Вместе с этим усиливается конкуренция, что приводит к трансформации всего технологического уклада, — отреагировал нынешний глава Международного финансового центра “Астана” Кайрат Келимбетов. — И вопрос в том, успеваем ли мы к поезду той, уходящей вперед экономики, или не успеваем. Поэтому новая норма для нас не просто шок, как те, что мы уже переживали, важно, как мы будем реагировать на то, что все меняется».

Он посетовал на то, что «мы любим иногда посыпать голову пеплом, но нужно признавать достигнутое: это высокий рост в 2000‑е». «Да, наши основные госкомпании — сырьевые или инфраструктурные. Соответственно, и происходят те трудности, что мы наблюдаем сейчас в связи с окончанием суперцикла цен на минеральные ресурсы, — признал он и посоветовал менять ментальность: — Ориентация на работу возле сырьевых ресурсов, бюджета или “Самрук-Казыны”, она должна уйти в прошлое. Идет, скажем так, новая бизнес-волна во всем мире, и если мы не будем думать по-новому, не будем конкурентоспособны, просто придут компании из других стран».

Критики генерального курса были жестче, чем его адвокат. «Несмотря на все усилия по приватизации, “Народному IPO” и Yellow Pages, эти инициативы проваливаются. Квазигоссектор растет, и мое подозрение такое, что по итогам 2015 года он точно был больше, чем в 2014 году, в 2016‑м он будет еще больше, если учитывать госпрограммы, — оппонировал Келимбетову г-н Ошакбаев. — Помимо того, что квазигоссектор сильно разросся, он делает серьезные заимствования. Размер заимствований чрезвычайно высок, но, к сожалению, цифра эта не публична. Но даже если мы сложим информацию по трем крупным госхолдингам — увидим порядка 25 миллиардов долларов долга». Негативный эффект проявляется и в том, что госкомпании, предлагая более высокие зарплаты и соцпакеты, перехватывают у частного сектора лучших специалистов.

«На мой взгляд, ключевая задача, которая стоит перед правительством, — сбалансировать бюджет. Налоговые поступления обеспечивают только половину доходов — то есть только наши социальные обязательства, — объяснил Рахим Ошакбаев. — Все остальное идет из трансфертов, экспортных доходов. Тем не менее, несмотря на эти факторы, правительство наращивает расходы бюджета — в этом году плюс 24 процента. И сейчас наши расходы на обслуживание долга превышают расходы на образование, а пик налоговой нагрузки будет достигнут только к 2020–2021 годам».

Г-н Жандосов продолжил критику правительства в другом ключе. Он заметил, что прогнозный рост экономики, заложенный до 2021 года, в среднем составляет 2,4% в год, и если исключить естественный рост показателя, связанный с демографическим ростом (1,4%), то чистый рост экономики составит всего 1%. «Ясно, что при таких темпах мы не то что не приближаемся к тридцатке, мы отстаем от нее при мировой динамике в 3,5 процента. То есть правительству сейчас поставлена крайне “амбициозная” задача, я сам удивляюсь тому, как ее администрация президента пропустила», — заметил Ораз Жандосов.

Эксперт считает, что нужны радикальные меры: «Например, НДС — очень плохой налог. Может быть, от него надо уходить? Это существенное облегчение для малого и микробизнеса, уменьшение коррупции и сокращение коррупциогенной среды в госорганах. Хотя я был одним из авторов пенсионной реформы, согласен разменять эти 10 процентов — накопленные у нас в пенсионном фонде средства, использовать их как подушку при резком падении доходной части бюджета. Радикальное решение по “Болашаку”: президент говорит, что с этого года болашаковцы не принимаются на работу в госсектор и квазигоскомпании. Они должны создавать новую стоимость в частном бизнесе».

«Надо оценивать ошибки, которые мы допускаем, — подытожил г-н Жандосов. — Отсутствие delivery unit, который бы оценивал, какие программы принимались, кто был их автором, почему они не реализованы? В силу ошибок дизайнера, имплементации? Отсутствие такого подразделения является критическим недостатком нашего правительства. Нужна нормальная оценка, как спасало правительство, например, банки. Не в смысле уголовного преследования, а чтобы выяснить, кто такой дизайн спланировал? Келимбетов, Марченко? Почему они так сделали? Миллиарды денег ушли не из-за ошибки бизнеса, а на спасение». Инициатива встретила восторг почти у всех присутствующих.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики