Курс на 8,5

Инфляционный шторм в казахстанской экономике стихает

Курс на 8,5

Август этого года стал первым месяцем 2016-го, когда индекс потребительских цен (ИПЦ; к аналогичному месяцу прошлого года) сменил рост на замедление. Начав в январе с роста на 14,4% темпы инфляции росли каждый месяц в среднем на 0,55 п.п. в месяц, достигнув 17,7% в июле. 

Спад показателя в августе объясняется двумя причинами. Первая из них — статистическая: за счет рывка потребительских цен в IV квартале минувшего года и сильной динамики в I квартале нынешнего создан значительный отрыв, который будет компенсирован лишь в последнем квартале 2016 года.

Во-вторых, большую часть текущего года обменный курс тенге/доллар находился в относительной стабильности, а в летние месяцы тенге даже начал укрепляться. Минувшей осенью мы наблюдали обратную картину: после перехода к политике плавающего обменного курса и скачка доллара ускорилась и инфляция. 

Динамика обменного курса в Казахстане оказывает серьезное влияние на инфляцию. Это важный фактор инфляционных ожиданий, которые растут в условиях ослабления национальной валюты и снижаются по ходу ее укрепления.

Также следует учесть, что экономика страны в значительной мере зависит от импорта. И если в продовольственной сфере вес импорта сравнительно невысок (32,5% на июнь 2016 года), то потребление бытовой техники, одежды, автомобилей на 60 и более процентов обеспечивается за счет ввоза из-за рубежа. 

Не дает ценам расти и сокращение потребительской активности. И хотя с января к концу июля удалось отыграть спад с 7,3% до 0,7% (к аналогичному периоду предыдущего года), это скорее продиктовано теми же статистическими причинами, что были указаны выше: мы все ближе подходим к результатам стрессовой осени-2015, в сравнении с которой нынешние результаты выглядят вполне нормальными. Но если тогда инфляция повлияла на спад в розничной торговле, то теперь уже низкий спрос не позволяет разогнаться инфляции. 

Этими же фундаментальными факторами продиктована и позитивная месячная динамика ИПЦ. В августе рост замедлился до минимальных за последние 12 месяцев 0,2%. Причем, если летом минувшего года инфляционное дно было зафиксировано в июне, когда наблюдалась минимальная дефляция (0,1%), в 2014-м минимум пришелся на июнь, то в текущем году он был зафиксирован в последний летний месяц. 

В структуре ИПЦ выделяются цены на непродовольственные товары, которые показывают наиболее активный рост за период январь-август, что вызвано высокой импортозависимостью (в указанный период цены на них выросли более, чем на четверть).

Наиболее гибкими являются цены на продовольственные товары, показавшие рост на 13,7% и сектор сервиса, где цены выросли лишь на 9,6%. Рост с начала года скромнее: продовольствие подорожало на 5,2%, непродовольственные товары — на 6,1%, услуги — на 4,9%.  

В последние месяцы года инфляция обычно ускоряется (это связанно с сезонным ростом цен на большинстве рынков), однако темпы ее вряд ли будут интенсивными при отсутствии макроэкономических шоков, самым вероятным из которых может быть снижение цен на нефть до 30 долларов за баррель, которое приведет к очередному ослаблению обменного курса.

В 2012-2014 годах среднемесячный темп роста ИПЦ не превышал 0,4-0,5 п.п., и только в 2015 составил 2,8 п.п. 

“Годовая инфляция с 1 сентября по 1 сентября все еще высокая - 17,6 процента, но если этот темп, который в августе - 0,2 процента, до конца года сохранится, то к концу года мы выйдем на 8,5 процента - чуть выше, чем прогноз”, — приводит оценку министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева ИА “КазТАГ”. 

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики