От Алматы до Катманду

Евразийский рынок мобильной связи еще не исчерпал потенциал роста абонентской базы, однако и здесь мобильная передача данных становится основным источником роста

От Алматы до Катманду

Шведский оператор связи TeliaSonera (контролирует казахстанский Kcell) недавно завершил ребрендинг своей группы компаний и придал всем дочерним операторам единый сиреневый облик. Теперь принадлежность локальных компаний к шведской группе стала более ярко выраженной, так же как и интеграция этих компаний.

Евразия является важным двигателем роста TeliaSonera. За январь-сентябрь 2011 года выручка группы в целом снизилась на 1% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Выручка контролируемых компаний в Евразии в местных валютах выросла на 16,8%.

«Казахстан, Узбекистан и Непал являются основными двигателями региона. В Таджикистане и Азербайджане мы испытывали трудности с ростом из-за кризиса и некоторых действий регулирующих органов, — рассказывает руководитель евразийского подразделения TeliaSonera Теро Кивисаари. — В основном растут пока голосовые услуги. Но все более двигателем роста становится мобильная передача данных — эти услуги растут быстрее, поэтому увеличивается удельный вес мобильной передачи данных».

Неделю назад TeliaSonera собрала журналистов из стран СНГ, а также Непала. На этой встрече нам удалось поговорить с менеджментом группы об основных тенденциях на рынках сотовой связи в регионе и о том, как TeliaSonera видит свою дальнейшую работу в Евразии в целом и в Казахстане в частности.

Если никто не узнаёт

Теро Кивисаари разделяет бизнес TeliaSonera в Евразии на три группы инвестиций. Первая — консолидируемые компании. Это компании, которые контролируются TeliaSonera, Kcell, наряду с азербайджанским Azercell, грузинским Geocell, молдавским Moldcell, таджикистанским Tcell, узбекистанским Ucell и непальским Ncell, как раз входит в эту группу. Вторая категория — крупнейший миноритарный пакет российского «Мегафона», который TS не контролирует — это ассоциированная компания. Также компания является крупнейшим миноритарным акционером Turkcell, который оказывает услуги на Украине и в Белоруссии под брендом Life.

Однако до того, как полгода назад TeliaSonera начала ребрендинг, немногие ассоциировали все эти компании с TS. «Для стороннего наблюдателя было сложно понять, что все контролируемые TS операторы — часть одной группы. Несмотря на то, что они уже достаточно сильно были интегрированы с материнской компанией. Отдельных операторов знают, но мало кто знает о существовании группы TeliaSonera», — отмечает вице-президент группы компаний TeliaSonera по коммуникациям и связям с общественностью Сесилия Эдстром.

Еще одной причиной ребрендинга стало то, что основные конкуренты TeliaSonera на евразийском континенте — российские Beeline и МТС — имеют одинаковый бренд на всех рынках, где работают. «Нам было необходимо повысить узнаваемость и создать визуальный образ, который легко бы узнавался и выделял нас на фоне конкурентов. Визуальный образ был создан изначально в Евразии. Он стал настолько популярен в регионе, что мы решили сделать его общим для всех компаний группы», — говорит г-жа Эдстром, отмечая, что повысить узнаваемость бренда действительно удалось.

Евразийский рост

Если еще четыре года назад вся деятельность компании была сосредоточена на двух рынках — казахстанском и азербайджанском, то сейчас компания пытается снижать свою зависимость от этих рынков. «Конечно, Казахстан остается важным регионом, но, например, операции в Узбекистане и Непале тоже приобрели важную роль. Непал со своими шестью миллионами абонентов растет очень быстрыми темпами. Это не очень хорошо — быть зависимым от одного или двух рынков», — говорит Теро Кивисаари.

По его словам, в среднем число абонентов в регионе Евразия растет на 30% в год. «Проникновение начинает приближаться к 100 процентам на многих рынках, в частности в Казахстане, Грузии и Азербайджане, — говорит Теро Кивисаари. — В России проникновение превысило 150 процентов. Но у нас есть, например, Непал и Таджикистан, где проникновение связи еще не так высоко. Я думаю, на многих рынках проникновение будет расти еще какое-то время. И для меня не будет сюрпризом, если в Казахстане проникновение достигнет тех же показателей, что и в России».

Ежегодно продажи компании растут на 20%, в группе компаний Евразии удается поддерживать 50-процентную маржу, что является достаточно высоким показателем и говорит о прибыльности отрасли. «Для того, чтобы инвестировать достаточные средства, мы должны поддерживать прибыльность. Сейчас мы инвестируем миллиарды долларов в сети, в новые технологии, такие как 3G», — подчеркивает г-н Кивисаари.

4G никому не нужен

Сейчас TeliaSonera перевела часть трафика на 4G, поскольку в сети третьего поколения частот для передачи данных уже не хватает. В Швеции этот стандарт был запущен в коммерческую эксплуатацию уже почти два года назад. В компании отмечают, при 20-процентной загрузке сети голосовой трафик приносит примерно 80% доходов. Получается, что, генерируя меньшую часть доходов, мобильная передача данных загружает большую часть сети. Однако уже в скором времени голос будет переведен на 4G, и тогда будет сложно различать голосовой и неголосовой трафик.

Пока что даже в странах Скандинавии и Балтии услуги связи четвертого поколения еще не являются популярными, даже несмотря на то, что скорости передачи данных действительно впечатляют (4G позволяет давать скорости до 100 Мбит/с), спрос еще не успел сформироваться. Поэтому в Евразии пока еще рано ожидать развития 4G. И, конечно, локальным регуляторам еще предстоит решить вопрос выдачи лицензий. В Казахстане лицензии на 3G были выданы недавно, и пока нет понимания того, как выдавать лицензии на 4G.

Несмотря на то, что пока мобильная передача данных приносит лишь малую часть прибыли, в TS (как, впрочем, и в других компаниях, работающих на этом рынке) считают, что за ней будущее сотовой связи. И именно эта сфера — новый двигатель роста на евразийском рынке. По словам Теро Кивисаари, в нашем регионе мобильная передача данных будет иметь наибольшую важность, поскольку услуги фиксированного доступа недостаточного качества и имеют недостаточную скорость. «Мобильный Интернет будет стоить разумные деньги, а потому будет доступен для всех жителей страны, в том числе в отдаленных регионах, куда фиксированная связь не дойдет. В Молдове, например, после внедрения 3G рост услуг мобильной передачи данных был потрясающим».

Теро Кивисаари считает, что цена смартфонов является ключевым фактором для развития мобильной передачи данных. Людям нужны смартфоны, чтобы мобильная передача данных могла в полной мере развиваться. «Когда цены на смартфоны начнут снижаться и по мере развития связи третьего поколения, произойдет революция в мобильной передаче данных на рынках Евразии», — уверен г-н Кивисаари.

В Казахстане передача данных достигла уже порядка 8% доходов Kcell. 3G и, соответственно, конкурентоспособные предложения в сфере мобильного Интернета в нашей стране появились только в этом году, но продажи активно набирают обороты.

Проникновение мобильной передачи данных превышает 50%. Это хороший старт. Как и в других странах, например в Молдове или России, появление 3G привело к всплеску использования такого рода услуг.

Лучше больше, чем меньше

Страны Евразии, в которых работает компания TeliaSonera, это в основном страны СНГ, которые объединяет общий язык. С этой точки зрения Непал несколько выбивается из этой группы. Однако он вполне вписывается со стратегической точки зрения. Компания старается выходить на рынки тех стран, где она может занять лидирующие позиции. «Мы видели, что в Непале мы можем этого достичь. Непал — это страна с 30-миллионным населением. При этом проникновение мобильной связи, впрочем, как и фиксированной, было достаточно низким. Поэтому мы имели хорошие возможности развития на этом рынке, несмотря на то что он был далек географически. Когда мы вышли на рынок, проникновение составляло порядка 15 процентов, сейчас приближается к 50», — говорит Сесилия Эдстром.

Когда в 2008 году TeliaSonera приобрела непальского оператора, число абонентов едва достигало 1,5 млн абонентов, сейчас — более 6. «В третьем квартале 2011 года прибыль удвоилась по сравнению с третьим кварталом прошлого года, маржинальность была выше 50 процентов. Этого достаточно, чтобы оправдать наши инвестиции в Непал», — считает г-н Кивисаари.

В Казахстан компания в прошлом году инвестировала порядка 185 млн долларов. Ее доля рынка составляет 48%, однако уже скоро она может сократиться. Как известно, раньше рынок мобильной связи был поделен между Kcell и Beeline, но недавно Tele2 весьма агрессивно вышел на рынок. Правда, Теро Кивисаари считает, что Kcell «достаточно сильно позиционирован в Казахстане» и, невзирая на снижение количества абонентов, рыночная доля по доходам не снизится.

TeliaSonera намерен нарастить свою долю участия в казахстанском операторе, купив 24% акций, остальной пакет предполагается реализовать через публичное размещение на бирже. Напомним, что ранее «Казахтелеком» заявил, что хочет продать свою долю участия (49%) в Kcell.

«Мы делаем всю работу в операционном плане. Все финансовые показатели консолидируются в общий баланс TeliaSonera. Мы также несем все риски. Поэтому считаем, что должны иметь большую долю в компании», — уверен г-н Кивисаари.

TS консолидирует все статьи Kcell в свой отчет, но 49% чистой прибыли при этом уходит «Казахтелекому». В конечном итоге это снижает и показатели прибыли на акцию. Поэтому для TS логично желать максимального увеличения своей доли в капитале Kcell.

«“Казахтелеком” был для нас хорошим партнером все эти годы, — оговаривается при этом Теро Кивисаари. — “Казахтелеком” также имеет CDMA-оператора. У них есть свои амбиции на мобильном рынке. В Kcell у них была большая доля, но не было контроля. Я думаю, логично, что они идут своей дорогой, мы своей, но при этом остаемся друзьями. В то же время мы бы хотели иметь казахстанских акционеров, поскольку это локальная компания. Поэтому и было решено листинговать акции компании».

Появление новых технологий еще более отдаляет момент насыщения рынков мобильной связи СНГ, что делает в том числе и Казахстан интересным для крупных зарубежных операторов связи. Другие шведы — Tele2 — также в прошлом году пришли на этот рынок не просто так. Так что рынок мобильной связи сохраняет еще значительные ресурсы роста выручки для операторов.

[inc pk='54' service='table']

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности