Найти время на эволюцию

Редакционная статья

Найти время на эволюцию

Образование — такая сфера, которая нигде и никого не устраивает. Особенно в Казахстане, что ни десятилетие ставящему перед собой амбициозные цели по вхождению в топ-списки развитых стран мира.

Претензии к образованию есть у всех. Администраторов системы беспокоят слабые на мировом фоне результаты и растущие при этом расходы, которые непременно следует оптимизировать. Не устраивают их и недостаточно эффективные методы оценки. Преподаватели на всех уровнях жалуются на растущую нагрузку и падающий уровень подготовки учащихся: в вузах недовольны уровнем студентов, в средних школах — учеников, и, наверное, только врачи-акушеры пока не испытывают на себе давления за «неудовлетворительные знания, умения и навыки» подопечных. Сами учащиеся находятся под не меньшей нагрузкой, и хотели бы как можно большей специализации на как можно более раннем этапе, чтобы не терять драгоценные часы на ненужные, по их мнению, предметы. Работодатели тем более не в восторге: который год подряд кадровый дефицит — одна из главных проблем всех казахстанских компаний: от малых до крупных и от производственных до сервисных.

Сводя претензии всех участников процесса, складывается впечатление, что система образования вовсе не система, а группа обособленно друг от друга функционирующих механизмов с низкой эффективностью для экономики. Однако эти механизмы успешно переваривают бюджетные средства. Для любого казахстанца, который прошел через систему образования хотя бы учеником или студентом, такой вывод звучит дико. С более зарегулированной системой мы сталкиваемся только в силовых структурах. Казалось бы, именно в таких условиях можно проводить какие угодно реформы за максимально короткий срок: импульсы сверху система проводит прекрасно. Еще бы импульсы были регулярными и последовательными, а не разнонаправленными.

Именно последовательности-то в реформах не было, да и быть не могло в тех организационных условиях, что были созданы сверху. За 25 лет несколько раз трансформируемое министерство возглавляли 13 человек. В среднем каждый управлял не более двух лет. Это достаточно короткий временной горизонт. Особенно в Казахстане, где только перевод команды со старого места работы на новое мог занимать до полугода. Еще столько же нужно, чтобы новый министр разобрался, скажем, в функциях департамента молодежной политики и комитета по охране прав детей, без которых полноценное Министерство образования, конечно, сложно представить.

Еще одна деталь: 7 из 13 глав Минобра независимого Казахстана не имели серьезного опыта работы в системе образования. Это были направленные на «новое направление работы» бывшие комсомольцы, а нынешние партийцы, дипломаты, функционеры квазигосударственных компаний. У некоторых из них были научные степени (а у кого их сейчас нет), но они никогда не руководили научными коллективами или учреждениями образования. Удивительно и то, что из 25 лет, которые существует Минобр в РК, эти в целом далекие от системы образования люди руководили ею 16 лет. А профессионалам не давали больше тех самых среднестатистических двух лет на каждого.

Объяснить это можно только одним: высшим политическим руководителям страны (и такая ситуация не только в Казахстане) образовательное направление кажется второстепенным по отношению, например, к промышленному. Автор главной промышленной программы десятилетия — программы инновационной индустриализации — Асет Исекешев занимал пост министра, отвечающего за промышленность, на протяжении семи лет не случайно. Этого времени оказалось достаточно, чтобы в целом успешно спланировать и завершить первую пятилетку индустриализации, а затем запустить вторую (которая, правда, сейчас отчаянно тормозит вместе со всей экономикой страны). И наследовал ему в министерстве не политик, переведенный из внешнеполитического ведомства, а заместитель Женис Касымбек.

Нынешний министр образования Ерлан Сагадиев пришел в правительство как новатор, принеся ряд серьезных проектов, кардинально реформирующих отрасль. Оставив профессионалам дискуссию об их качестве, подчеркнем: важно, чтобы весь пакет прошедших публичную критику реформ был реализован под руководством авторов этих реформ. Очередная чехарда в министерстве с высокой степенью вероятности оставит изменения незавершенными. Еще одна реформа будет похоронена.

На старте первой пятилетки ГПФИИР президент Нурсултан Назарбаев попросил у премьера Карима Масимова и министра индустрии и новых технологий Исекешева «дать голову на отсечение», что проекты программы будут запущены. Похожее обещание следовало бы публично взять и у г-на Сагадиева. А потом дать время поработать.

Читайте тему номера: Бизнес или просвещение?

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Песчанка, сэр

KAZ Minerals покупает крупный медный проект на Чукотке — Баимское месторождение

Казахстанский бизнес

В государственной разработке

Центр электронной коммерции обладает уникальными компетенциями для создания информационных систем странового масштаба

Экономика и финансы

Ушли, но обещали вернуться

Одним из факторов, спровоцировавших ослабление тенге, стал выход нерезидентов из краткосрочных нот Нацбанка

Казахстанский бизнес

Забетонировать цену

На рынке цемента цены восстанавливаются до уровня 2013 года