Закопать проблему

И власть, и комиссия по земельной реформе согласились не брать ответственность на себя и отложили решение проблемы на более поздний срок

Закопать проблему

По выражению политолога Айдоса Сарыма, комиссия по земельной реформе (КЗР) приняла соломоново решение «не потому, что мудрое, а потому, что ни вашим, ни нашим». На девятом заседании вице-премьер, министр сельского хозяйства РК и по совместительству руководитель КЗР Аскар Мырзахметов предложил продлить президентский мораторий на поправки в земкодекс до 31 декабря 2021 года. Все члены комиссии, за исключением г-на Сарыма, поддержали его.

Помимо этого КЗР постановила завершить свою работу в случае одобрения президентом ее решения. Нурсултан Назарбаев не заставил долго ждать комиссию — через пять дней, 8 августа, он заявил, что принимает решение комиссии о продлении моратория еще на пять лет. Таким образом, власти решили заморозить земельную реформу до 31 декабря 2021 года. Это означает, что в течение пяти лет иностранцы будут лишены возможности арендовать сельхозземли, а казахстанцы — приобрести их.

Однако за властью остается право пересмотреть свое решение. Г-н Назарбаев заявил, что, возможно, мораторий будет снят через два-три года. По его мнению, аграрный сектор требует квалифицированной оценки специалистов. «Может быть, где-то необходимо запустить пилотный проект, показать конкретный результат. Нужно изучить международный опыт. Существующие фантомные страхи необходимо убрать, а сделать это можно только путем грамотного разъяснения населению»,— заявил президент.

Десять предложений комиссии

КЗР, резюмируя высказанные на заседаниях мнения и пожелания членов комиссии, утвердила план из десяти пунктов. Среди них есть как актуальные для сельского хозяйства — определение предельных размеров сельхозземель, предоставляемых в аренду, вывод приграничных земель из рыночного оборота, гарантированное выделение селянам пастбищ и сенокосов вокруг их населенных пунктов, так и популистские — право акиматов выкупать земли под индивидуальное жилищное строительство (ИЖС) с формулировкой «на государственные нужды». Комиссия также выступила за сохранение института аренды для граждан и юрлиц РК до 49 лет.

«По итогам работы комиссии люди внесли хорошие предложения. Например, по установлению предельных размеров сдаваемых в аренду участков, способам их использования и мерах, которые следует принимать при неэффективном использовании земли. Таким образом, все приходят к общему выводу, что необходимо сохранить институт аренды сроком до 49 лет»,— поддержал инициативу комиссии президент. Десять предложений КЗР будут отправлены на рассмотрение парламента, который наверняка их одобрит. Это продлит жизнь мелким фермерам, иными словами, решение проблемы мелкотоварности в сельском хозяйстве также откладывается на будущее.

Настораживает другое, в десяти предложениях КЗР есть инициативы, которые не усовершенствуют процедуру аренды сельхозземли, но в действительности усложнят ее. Например, предлагается детально регламентировать порядок предоставления земли в аренду, а также поставить срок аренды в зависимость от объема инвестиций и бизнес-плана — раздолье для фантазии коррупционера.

Удивительно низкой оказалась заинтересованность опрошенных фермеров в работе комиссии

Что до комиссии, целью которой было сбить протестную пену и продемонстрировать диалог власти и общества, то она свою работу завершила в самый разгар сезона отпусков. Как только комиссия начала терять политическое звучание, сразу же поменялось руководство КЗР — первого заместителя премьера Бакытжана Сагинтаева заменили на менее статусную фигуру Аскара Мырзахметова. Дальнейшее падение общественного интереса к земельному вопросу открыло больше пространства для маневра. К слову, на последних заседаниях было много свободных мест: многим членам комиссии земельная реформа стала неинтересной, и их все труднее было собрать. И власть воспользовалась ситуацией:13 августа г-н Мырзахметов предложил завершить работу КЗР. Наработки комиссии переданы в рабочую группу при Минсельхозе.

Игра в одни ворота

Глава офиса Фонда Фридриха Эберта в Алматы кандидат политических наук Толганай Умбеталиева полагает, что власть через КЗР рассчитывала продвинуть земельную реформу и получить добро от членов комиссии. При таком раскладе политическая ответственность легла бы на их плечи, а президент и правительство были бы выведены из-под удара.

Другие задачи, стоявшие перед КЗР: снижение негатива в обществе, перевод митинговых настроений в формализованные переговоры, выяснение большинства позиций по земельной реформе. «Задача комиссии, раз парламент не способен держать руку на пульсе общества,— прочувствовать настроения казахстанцев»,— подчеркивает политолог Талгат Исмагамбетов.

Власть прибегла к своей излюбленной тактике, продолжает спикер, суть которой — переговоры с известными общественниками в закрытом или полузакрытом формате, как это было после событий в «Шаныраке» или с недовольными дольщиками. По словам Айдоса Сарыма, комиссия — прежде всего камень в огород парламента, который не отражает политическую действительность. Г-жа Умбеталиева считает, что КЗР дала возможность власти протестировать некоторых активистов на предмет того, каким образом и до какой степени они готовы представлять и защищать интересы народа.

Поскольку слабая информационная политика привела к земельным митингам, власть посредством КЗР выполнила несколько PR-целей. По словам председателя наблюдательного совета PR-агентства APEX Consult Даната Жумина, чтобы получился общенациональный диалог, к работе комиссии были привлечены люди различных интересов и взглядов и из разных сегментов общества. Собеседник считает, что главным успешным PR-решением стало привлечение к работе комиссии так называемых лидеров общественного мнения. Ведь их не нужно раскручивать в медиапространстве и они обладают высоким кредитом доверия. «Участие лидеров мнений в работе комиссии позволило покрыть значительную часть аудитории, поскольку они активно выступали в прессе и комментировали результаты заседаний на своих страницах в соцсетях»,— отмечает г-н Жумин.

Вторая задача, считает собеседник, была решена через прямую трансляцию работы комиссии. Эта технология позволила убедить общественность в том, что в КЗР нет места договоренностям и наигранности, что участники комиссии поднимают важные вопросы и никто их в этом не ограничивает, что идет действительно открытый диалог. Кроме того, выездные заседания с точки зрения PR показали, что комиссия не закрывалась от других, сидя в Астане.

«Комиссия по земельной реформе для медиасферы стала ответом на протестные настроения, поскольку она в публичном пространстве была спозиционирована как диалоговая площадка, на которой общественные деятели, специалисты сельского хозяйства, представители государственных органов открыто обсуждают наиболее болезненные на тот момент вопросы»,— говорит г-н Жумин.

Далекий и близкий консенсус

Но если и были PR-эффекты от работы КЗР, то всего лишь краткосрочные. По словам Талгата Исмагамбетова, комиссия не смогла повысить доверие общества к власти. «Это как заплатка, позволяющая временно устранить течь в трубе, хотя ее нужно менять»,— сравнивает собеседник. Взаимодействие власти и общества улучшилось только на время и только в сфере земельных отношений.

Реальный позитив от работы комиссии лишь в одном — заседания КЗР показали, что открытый разговор и критика не столь опасны, как убедила себя в этом нынешняя власть. «Оказывается, можно сидеть за одним столом с людьми, которые тебе неприятны, разговаривать с ними и даже договариваться. Оказывается, можно выслушать неприятное для себя общественное мнение. В ходе работы комиссии никто никого не вызвал на дуэль»,— рассуждает г-н Сарым.

Зададут ли открытый формат диалогу между властью и обществом такие примеры, как разговор члена КЗР Мухтара Тайжана и акима Акмолинской области Сергея Кулагина? На одном из заседаний комиссии общественник спросил у чиновника: «Если вы посчитаете возможным назвать: сколько у вас в собственности земель или в аренде земель, ваших или вашей семьи?» Г-н Кулагин спокойно ответил: «На сегодняшний день пашен — 80 тысяч гектаров».

«Предполагается, что будут приняты изменения в земельное законодательство с учетом мнений, высказанных в ходе работы комиссии»,— уверен г-н Сарым. И это несомненный плюс для общества, считает спикер. Однако принятие поправок с учетом рекомендаций КЗР, как и тиражирование опыта открытого разговора в формате «власть-общество», всецело зависит от желания самой власти. «Особой пользы обществу от того, что в комиссии высказывались люди различных мнений, нет. Можно радоваться, если рекомендации комиссии имели бы обязательное исполнение. Земельная комиссия — совещательно-консультативный орган, только и всего»,— скептически настроен г-н Исмагамбетов.

Общество получило бы много пользы от КЗР, если бы был опубликован документ, отражающий некий национальный консенсус, считает Айдос Сарым. «Зазорно, что, заседая три месяца, комиссия внесла одно предложение. Правильнее было бы разработать декларацию, под которой не было бы стыдно подписаться всем участникам комиссии. Такой документ отразил бы главную идею комиссии, что мы — люди разных взглядов, но способны прийти к некому национальному консенсусу». Г-н Сарым на последнем заседании предложил эту идею, но председательствующий Аскар Мырзахметов проигнорировал ее, впрочем, как и проигнорировал практически все предложения, прозвучавшие в тот день.

Где моя вода?

Удивительно низкой оказалась заинтересованность опрошенных нами фермеров в работе комиссии. Как только стало ясно, что сроки аренды сельхозугодий оставят прежние — 49 лет, крестьяне Костанайской области перестали следить за работой КЗР, говорит Владимир Дранчук, председатель местного филиала Союза фермеров Казахстана (СФК). Руководитель Северо-Казахстанского филиала СФК Нияз Ибраев также говорит, что интерес к работе комиссии пропал, как только стало понятно, что сам институт аренды сохранят. В целом, говорит он, местные фермеры ждали КЗР у себя в области; они хотели рассказать о своих насущных проблемах членам комиссии. «Но ведь на выездное заседание попасть сложно. Думаю, что туда приглашали по списку “штатных” фермеров. Так называют тех, кто не бедствует и всем доволен. Это же не вече и не сход какой-то, чтобы любой мог заявиться»,— не скрыл досады г-н Ибраев.

Фермеры, которые не вовлечены в работу общественных организаций, не следили за работой КЗР. «Весь день в поле, о комиссии не слышал. В апреле говорили, что землю китайцам продадут, но президент же сказал, что никому ничего продавать не будут,— говорит фермер из Алматинской области Бекболат Айсен. — У нас другие проблемы: нет техники и воды. Не можем продать то, что вырастили, супермаркеты не покупают наши товары, перекупщики предлагают низкие цены».

«Знаю, что в Астане работает какая-то комиссия. Но ее работой не интересуюсь, потому что мы же ничего не контролируем, как-то непрозрачно все это»,— сомневается фермер из Алматинской области Ашир Мусаев. На вопрос, слышали ли он о том, что КЗР проводила выездное заседание в Алматинской области, собеседник ответил так: «Нет. Нам не до этого, у нас сезон. Мы даже на час не можем отлучиться. Нужно убирать, поливать. Из моих знакомых никто не ездил на подобное заседание, никого мы не отправляли».

Г-н Мусаев хоть и слышал о комиссии, но не имеет точного представления о ее повестке. «Меня интересует работа комиссии, но нет времени. Вечером придешь домой, может быть, и посмотришь телевизор 20 минут, и это хорошо, но чаще сразу же спать. Мы на поле устаем, там работа пыльная и тяжелая»,— говорит Ашир Мусаев.

Собеседник надеется, что «там решили все правильно, в противном случае все кончится плохо», потому что большинство в селе самозанятые. «Сейчас нас беспокоят совершенно другие проблемы. Например, с первого сентября повысили цену на воду в три раза. Договор мы заключали в начале года по одной цене и сделали предоплату, а теперь нас поставили перед фактом, что цена выросла»,— сокрушается Ашир Мусаев.

«Мне бы землю под ИЖС…»

Для разъяснения населению норм законодательства в средине мая начали работу 17 call-центров (один — центральный, два в городах республиканского значения, 14 — в областных административных центрах). Согласно данным Минсельхоза с 14 мая по 10 августа во все call-центры поступило всего 13,7 тыс. звонков. Поскольку нет детальной информации по звонкам, поступившим в центральный call-центр (туда звонили со всей страны), невозможно с точностью определить, в каких регионах РК больше всего интересовались земельным вопросом. Однако отдельные данные по каждому call-центру выявили следующую картину: операторы центрального call-центра обработали 8 тыс. звонков (59,1%), второе место у call-центра Алматы — 1,1 тыс. звонков (8,4%), в Актюбинский call-центр позвонили 879 раз (6,4%). Пятисотый рубеж преодолели call-центры Алматинской и Западно-Казахстанской областей. В остальные 12 call-центров за три месяца в среднем звонили 194 раза.

Только 613 (4,5%) звонивших обеспокоились вопросами, связанными с земельной реформой — арендой сельхозугодий иностранцами и выкупом казахстанцами в частную собственность. Казахстанцам больше всего не дают покоя земли, предназначенные для индивидуально-жилищного строительства — 10,5 тыс. звонков (77,3%). Чуть более 1,2 тыс. обратившихся в call-центры интересовались вопросами, связанными с ипользованием сельхозземель — дополнительная прирезка, изменение целевого назначения, выкуп арендованных сельхозугодий и т.д. По проблемам трудоустройства, жилищным вопросам, привлечения молодежи в село, субсидий и т.д. — эти звонки отнесены в группу «иные» — поступила 1 тыс. звонков (см. график 1).

Заинтересованность казахстанцев земельным вопросом, судя по динамике звонков, была высокой только первые два месяца (см. график 2). В период с 14 мая по 1 июня поступило всего 5,6 тыс. звонков, со 2 июня по 1 июля — 5,7 тыс. звонков. Количество звонков резко сократилось в июле и составило 1,9 тыс. звонков (падение на 66,5%). В первую декаду августа в call-центры позвонили всего 523 раза. Если предположить, что в оставшиеся декады позвонят сколько же раз, то в августе call-центры примут примерно 1,6 тыс. звонков.

Задний ход

Политолог и член КЗР Айдос Сарым оказался единственным, кто выступил против предложения председательствующего Аскара Мырзахметова продлить мораторий на пять лет. В разговоре с корреспондентом «Эксперта Казахстан» он объяснил свою позицию:

— Самое удивительное, если разбираться, земельная реформа является, может быть, наиболее либеральным нововведением, предложенным властью за последние 15 лет. Ни одна страна не стала успешной, не решив вопрос о земле: какой вид собственности должен быть на нее, каким образом должны регулироваться земельные отношения. Казалось бы, объявив земельную реформу, власть пыталась наладить земельные отношения в сельском хозяйстве и пойти по пути развитых стран. Но проблема в том, что власть не имеет под собой ценностной базы. Спорную реформу проводят, готовя или преодолевая общественное мнение. У нас же изменения в законодательство были предложены с тем расчетом, что парламент их безропотно примет. Закон прошел, но возмутилось общество. Недовольство общества заставило создать комиссию, власть легко пошла на попятную. Это отчасти показывает, что у нее еще есть инстинкт самосохранения. Но, с другой стороны, ясно, что у власти нет ценностей. Реформы, безусловно, были нужны. И отношение власти к реформе на самом деле создает гнетущее впечатление.

Если бы власть подходила к реформе более ответственно и понимала бы ее суть, а не считала бы количество принятых законов в рамках очередной госпрограммы, то наверняка она должна была изначально создавать подобные комиссии. То есть прорабатывать реформу институционально, готовить общественное мнение, согласовывать позиции всех заинтересованных сторон. Легкость бытия чиновников возмутительна и опасна. Если завтра правительство вознамерится принять либеральную, позитивную реформу, но общество встанет на дыбы, и оно опять даст задний ход?! Тогда с таким подходом власть станет еще более популистской, чем сегодня. Обратите внимание на Францию, тамошнее правительство, видя, что тенденции в демографии в будущем приведут к негативным последствиям, проталкивает трудовое законодательство, невзирая на жесткие протесты.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности