Одни закрома и два выхода

Редакционная статья

Одни закрома и два выхода

Атмосфера в казахстанском обществе последние месяцы настолько наэлектризована, что почти любое событие превращается в скандал. Главным скандалом года стала, без сомнения, земельная реформа, стоившая постов двум министрам и главе администрации президента. Но и события поменьше также рождают возмущение.

Последним из таких случаев стал кейс с выделением кредита застройщику MEGA Silk Way (через институт развития «Байтерек Девелопмент») на территории выставочного городка EXPO-2017 из средств Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ). Естественно, посыпались вопросы в адрес НК «Астана ЭКСПО-2017», компании, ответственной за проведение выставки и ранее получившей на строительство объектов средства из Нацфонда. Руководство нацкомпании отреагировало достаточно нервно, пригрозив подать в суд на журналистов, распространивших информацию, что речь идет об объекте выставки, тогда как новый ТРЦ располагается вне зоны ответственности «Астана ЭКСПО-2017». Грозу попробовал отвести кредитор проекта (и потенциальный крайний в этой ситуации) — Банк развития Казахстана, председатель правления которого Болат Жамишев попытался объяснить, что деньги привлечены из пенса под высокий процент (15%), а надежность непосредственного заемщика, «Байтерек Девелопмент», не вызывает сомнения.

Тем не менее, вопросов к тому, как администрируются и расходуются наши общие деньги — средства Нацфонда и ЕНПФ — в свете последних событий становится только больше. Вопросы эти не новы, но, прямо скажем, с такой пристрастностью общество не задавало их все полтора десятка лет существования закона о Нацфонде и ежегодных трансфертов из него.

Объяснить, почему возникла эта нервозность и пристрастность, не сложно. Страна все эти годы жила на нефтяную ренту, которая что ни год росла: дорожал баррель, увеличивалась добыча. Теперь рентный пирог сократился, причем, упали и цены, и добыча. Полопались все экономические пузыри, какие только можно было в отечественной экономике надуть. После двух внезапных девальваций национальной валюты за два года возник острейший кризис доверия власти. Ярчайшая его черта: весьма специфические поправки в Земельный кодекс начинают раздражать людей, никогда на земле не работавших. Рождаются и тиражируются злые шутки, что беркут на национальном флаге потому и летает, что ему сесть некуда: всю землю продал. И очередные эксперименты в сфере образования (а какой новый министр в этой сфере обходился без экспериментов?) начинают порядком надоедать.

Нацфонд и функционально похожий на него ЕНПФ видятся как последнее прибежище эффективного казахстанского менеджера — государственного, квазигосударственного, да и (памятуя случай с MEGA) частного. Но Нацфонд истощается до неприличного быстро: с августа 2014 года к февралю 2016‑го он похудел на 13,69 млрд, сократившись до 63,54 млрд долларов (18%). А других денег у государства нет; квазигоскомпании помочь мало чем могут — их самих надо спасать.

Тут на выручку приходят средства ЕНПФ. Но и те, кто привлекает эти деньги, признаются, что данное решение дается им непросто (брать приходится под достаточно высокий процент), и у отдельных вкладчиков рождаются закономерные вопросы, почему их мнение никак не учитывается при управлении их же накоплениями. И самое неприятное здесь даже не то, что берут, не спрашивая, а что изрядная часть этих денег идет на сомнительные с точки зрения не только обывателя, но и эксперта, направления (спасение банков, статусные проекты и т.п.), при этом никто не трудится обосновывать эффективность такой модели распределения средств.

В этой ситуации у властей страны остается два варианта. Либо продолжить имитировать открытость, сделать несколько PR-ходов для перелома негативного медиатренда и ждать улучшения экономической ситуации, сиречь роста цен на нефть. Либо действительно начать открывать карты, обеспечивая максимальную финансовую прозрачность расходования последних резервов нации. Наиболее вероятен первый сценарий — вот и цены на нефть на минувшей неделе перевалили за 50 долларов за баррель. Но перспективней был бы второй, ведь именно с прозрачности начинается контроль, а с контроля, того и гляди, эффективность.

Читайте тему номера: Сны на «подушке безопасности»

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?