Золото с годами не тускнеет

«Казахювелир» отмечает 75‑летний юбилей, укрепляя позиции на внутреннем рынке. Больше трети этого срока компания прошла рука об руку с Банком ЦентрКредит

Золото с годами не тускнеет

Сегодня «Казахювелир» — холдинг, куда входит завод «Скиф», сеть магазинов, ломбарды, скупка, свой центр экспертизы и мастерские. В этом году компания планирует открыть просторный салон на левом берегу Астаны. «Кроме того, наша испытательная лаборатория месяц назад получила право на пробирный надзор,— говорит финансовый директор “Казахювелира” Александр Ярлов. — Если раньше пробирный надзор был прерогативой Пробирной палаты Национального центра экспертизы и сертификации, теперь специалисты “Казахювелира” вправе официально устанавливать пробу драгоценных металлов и сертифицировать камни».

Помимо этого, компания работает над продвижением изделий собственного производства не только на рынках РК, но и в странах Центральной Азии. В планах создание собственного центра по подготовке персонала. Финансовым партнером уникального для казахстанского бизнеса предприятия является Банк ЦентрКредит, сотрудничающий с компанией более 20 лет.

Блеклые годы

Фундамент сегодняшнего «Казахювелира» был заложен в 1941 году, когда советское правительство искало дополнительные источники финансирования обороны. В августе 1941‑го Всесоюзная контора «Ювелирторг» наркомторга СССР создала самостоятельное отделение «Казахювелирторг». Осенью того же года были открыты первые ювелирные салоны в Усть-Каменогорске и Караганде. К 1991 году «Казахювелирторг» подошел с разветвленной товаропроводящей сетью из 45 магазинов. «Ювелирные салоны были даже в небольших городах-спутниках, как Каскелен, Актас»,— отмечает г-н Ярлов. Магазины сетей назывались по-разному («Гаухар», «Алмаз», «Рубин»), но все их контролировала одна организация — «Казахювелирторг».

В 1993 году «Казахювелирторг» был реорганизован в Республиканское розничное предприятие «Казахювелир», через два года фирма акционировалась. В первые постсоветские годы компания, как и вся экономика страны, испытывала огромные трудности: оборвались связи с традиционными поставщиками «Казахювелира» — ювелирными заводами России. «Финансировать работу компании было сложно, взять кредиты можно было под бешеные 200 процентов годовых. Российские ювелиры дышали на ладан. Поэтому в тот период часть магазинов была продана, часть передана в аренду или временно закрыта. В итоге филиальная сеть ужалась до 15 магазинов»,— вспоминает Александр Ярлов.

В оставшихся магазинах вчерашние продавцы золотых колец и серебряных серег предлагали товары широкого потребления — продовольствие, сувениры, мебель. Вчерашние ювелиры не чурались формата комиссионки. Такое положение дел продолжалось вплоть до 2000 года, пока не наладились дела у партнеров-россиян.

«Казахювелир» возвращался в знакомую для него стезю, имея в активе узнаваемость торговой марки, сеть салонов по РК и наработанную в прошлом систему поставщиков. Кроме того, в магазинах еще оставались продавцы, которые понимали толк в торговле ювелирными изделиями. В 2001 году «Казахювелир» возобновил партнерство с «Русскими самоцветами», легендарным российским предприятием со столетней историей, где изготавливали изделия Карла Фаберже. Были заключены договоры о поставке с ювелирными заводами Красноярска и Костромы. В дальнейшем география поставщиков значительно расширилась: в нее вошли компании из Армении, Беларуси, Украины, США, Таиланда и Италии.

С национальным колоритом

За короткое время продажи «Казахювелира» выросли, и компания вышла на траекторию стабильного роста. Участившиеся заказы на эксклюзивные работы заставили задуматься о создании собственного производственного цеха. Он занимает несколько комнат, в которых мастера вручную изготавливают украшения на заказ, а также ремонтируют ювелирные изделия.

«Мы купили простейшие фрезерные станки с ЧПУ и стали выполнять частные заказы наших клиентов»,— вспоминает директор «Казахювелира» по производству Алмаз Жумашев. «Сначала производство не было таким технологическим, как сейчас: использовались простые методы — нагревание, расплавка. Ювелирные изделия выполнялись без сложных узорчатых деталей»,— подтверждает Александр Ярлов.

Компания, увидев стабильный спрос на обручальные кольца, в 2006 году запустила массовое производство обручальных изделий. Вначале только шовных. Уже через два года «Казахювелир» полностью обновился итальянской техникой и наладил две технологические линии — штамповку и литье, которые дали возможность перейти к поточному выпуску бесшовных обручальных колец и ювелирных изделий с национальным колоритом. «Ниша национальных украшений была абсолютно свободной: российские заводы такое не производят, а местные ювелиры если и делали, то только кустарным методом»,— рассказывает г-н Ярлов.

Сейчас собственное производство «Казахювелира» представлено несколькими видами бесшовных обручальных колец, различающихся по пробе, цвету (желтое, белое, красное золото) и ширине (от 3 до 5 мм), и 90 видами ювелирных изделий в национальном стиле. «Сегодня мы изготовляем порядка 30 видов браслетов, 40 видов серег и 20 видов различных колец с национальным колоритом»,— подчеркивает г-н Жумашев.

По его словам, среднемесячный объем производства составляет 10–12 килограммов золота и серебра. Такой объем обеспечивают 15 мастеров-ювелиров, в целом на производстве у «Казахювелира» работают 40 человек. «Компания никогда не стремилась за счет увеличения людей нарастить производство,— говорит г-н Жумашев. — Главной целью было увеличение производительности за счет автоматизации».

Линейка национальных изделий часто обновляется. «Наши художники разрабатывают дизайн, который утверждается на худсовете, где присутствуют руководство компании, производственники, администраторы магазинов — они непосредственно знают потребность наших клиентов. Если эскиз утверждается, то готовится чертеж штампов, которые мы делаем либо у себя, либо заказываем у наших зарубежных партнеров»,— рассказывает руководитель производства.

Помимо производства обручальных колец и ювелирных изделий в национальном стиле «Казахювелир» продолжает выполнять эксклюзивные работы на заказ и украшения премиум-класса. В копилке компании — эксклюзивные изделия для президента страны; кроме того, она часто берется за выполнение корпоративных заказов от крупных транснациональных компаний, работающих в Казахстане. «Подробно о работах на заказ мы рассказать не можем, потому что наши клиенты желают остаться неназванными»,— говорит Алмаз Жумашев.

Дизайн эксклюзивных изделий либо клиента, либо его готовят художники компании. Окончательный эскиз согласовывается с заказчиком. После чего мастер-модель будущего украшения выращивается на 3D-принтере. Кстати, «Казахювелир» освоил 3D-печать еще в 2008 году, когда эта технология была еще в новинку. Готовая мастер-модель отправляется в литьевой цех, там ее помещают в опоку, которую заливают гипсом. Опоку помещают в печь, где под высокой температурой испаряется загипсованный воск. Внутри гипса остается пустая форма, куда заливают драгоценный металл. Остаются последние штрихи — полировка до финального блеска.

Важно доверие

Доступ к драгметаллам — головная боль всех казахстанских ювелиров: трудно купить небольшие партии сырья, поэтому многие покупают монеты Нацбанка, потом переплавляют их. Однако инвестмонеты стоят дороже самого металла, в результате растет цена готового товара. В прошлом казахстанские ювелиры обращались в госорганы с просьбой предоставить квоты на приобретение золота и серебра в слитках в несколько граммов. Нацбанк пошел навстречу и в одно время даже продавал драгоценные металлы в небольших количествах, но потом отказался от этой практики. Теперь ювелирам позволено покупать у Нацбанка золото только в слитках весом 12 кг. При биржевой цене 1,3 тыс. долларов за тройскую унцию такой слиток обойдется в 500 тыс. долларов. В этой ситуации основными поставщиками драгоценных металлов становятся ломбарды. Однако повторно переплавленный металл имеет свойство терять качество, а отправлять для очистки небольшие объемы на аффинажный завод невыгодно.

«Мы работаем с рудниками, которые дают нам возможность покупать небольшие партии драгоценных металлов. Кроме того, компания занимается скупкой ювелирных изделий. Если же наши потребности в сырье большие, то обращаемся в Нацбанк. Фактически нам приходится отвлекать большие денежные средства из оборота, чтобы обеспечивать себя сырьем»,— говорит Алмаз Жумашев. «В пополнении оборотных средств — покупке сырья и готовых ювелирных изделий — нам хорошо помогает наш давний партнер Банк ЦентрКредит,— подчеркивает Александр Ярлов. — Деловые отношения сложились еще с 1988 года».

«Учитывая, что “Казахювелир” является долгосрочным партнером нашего банка, мы полны решимости поддерживать финансирование проектов нашего клиента»,— говорит руководитель бизнес-направления БЦК Мурат Нургазин. — Главное, чем мы руководствовались, когда финансировали “Казахювелир”, это устойчивые позитивные финансовые результаты и, конечно же, большой опыт на рынке».

Еще одним преимуществом «Казахювелира», с точки зрения Мурата Нургазина, является его ориентация на собственное производство. «Банк нацелен на поддержку и развитие компаний, представленных в несырьевых секторах экономики страны,— подчеркивает Мурат Нургазин. — Мы участвуем практически во всех ключевых госпрограммах поддержки предпринимательства. Это и “Дорожная карта бизнеса 2020”, и программа поддержки обрабатывающей промышленности, и программа регионального финансирования. На сегодняшний день в рамках господдержки финансируются свыше трех тысяч клиентов на общую сумму свыше 78 миллиардов тенге. Банк можно по праву назвать одним из лидеров в области государственной поддержки».

«Остаются надежные»

Алмаз Жумашев говорит, что ограниченный доступ к сырью создает большой теневой оборот. «И если была бы возможность закупать небольшие объемы у того же Нацбанка, то многие мелкие ювелиры вышли бы из тени. Для этого нужна поддержка государства на законодательном уровне»,— отмечает собеседник.

Отсутствие профессиональных мастеров было также основной проблемой «Казахювелира», когда компания только запускала собственное производство. Чтобы восполнить дефицит кадров, компания приглашала опытных спецов, в том числе зарубежных. Так, в команде «Казахювелир» оказался геммолог с многолетним стажем Влад Григорян, который начинал огранщиком, успел поработать на алмазных добычах в Африке, в ювелирных заводах России, Бельгии, Нидерландов и Израиля. «Наш центр экспертизы представлен специалистами, поработавшими в Гохране Нацбанка. Все закупаемое сырье — драгоценные металлы и камни — проходят через руки опытных геммологов»,— отмечает г-н Жумашев.

В целом, говорит собеседник, в ювелирном деле случайные люди отсеиваются быстро, остаются только надежные. «Казахювелир» — по сути, большая семья, потому что ювелирное дело без доверия не построишь»,— заключает Алмаз Жумашев.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики