Сценическое взросление

На сцене алматинского театра «Жас Сахна» состоялась премьера спектакля «Эти свободные бабочки».

Пьеса американского драматурга Леонарда Герша впервые была поставлена на Бродвее в 1969 году, и с тех пор считается одной из самых востребованных в мире. В 1990‑х она стала популярна на постсоветском пространстве и не сходит со сцены до сих пор — например, долго шла в Русском драматическом театре им. Лермонтова.

Сюжет связан с концом контркультуры 1960‑х. В центре любовная история, главные герои — девушка и парень. Девушка — хиппи, парень — выходец из истеблишмента, слепой. Между ними завязываются отношения, и вопрос в том, есть ли у них будущее? Но в постановке режиссера Барзу Абдураззакова американский контркультурный контекст почти не считывается, а скорее ощущается местный этнический колорит.

Джил в исполнении Жанель Сергазиной похожа на студентку алматинского вуза, что так и есть. В какой-то момент в середине спектакля из реплики с удивлением узнаешь, что она хиппи, хотя ни по поведению, ни по внешнему виду этого не скажешь. Дон Вахида Изимова, который хорошо исполнил роль слепого, более универсален. Вахиду удалось сыграть на сцене самого себя со всеми социально-культурными и этническими контекстами.

Если сначала атмосфера спектакля кажется натянутой, то со временем камерная атмосфера театра, с маленьким залом и сценой прямо перед тобой, делает свое дело, затягивая внутрь действия. Героям начинаешь сопереживать. Особенно, когда по ходу пьесы появляется миссис Бейкер — Мадина Кульсеитова, уже состоявшаяся актриса, которая добавляет в происходящее академизма.

На мой взгляд, «Жас Сахна» в отличие от таких склонных к эксперименту современных молодежных театров, как «ARTиШОК» и Deutsches Theater Almaty, скорее следует академической традиции, представленной у нас такими старшими товарищами, как драматический театр им. Ауэзова и театр им. Лермонтова. Хотя г-н Абдураззаков открещивается от каких-либо традиций и школ, указывая в качестве источников вдохновения лишь Бога и жизнь. Выбор пьесы, по его словам, определился скорее не современными реалиями отношений молодежи и родителей, а вечной проблематикой «взросления, любви и самостоятельного полета в жизнь». Речь идет не о слепоте героя, а о слепоте видящих людей.

Режиссер признался, что именно эта пьеса помогает раскрыть потенциал молодых актеров, окончивших Казахскую национальную академию искусств им. Жургенова. Тем более что, по его словам, между преподаванием театрального искусства в вузе и сценической практикой связи он не наблюдает. Обучение происходит с нуля во время репетиции. Молодой актер Ашим Ахметов, сыгравший в спектакле Ральфа Остина, отметил, что учился не только в Жургеновке, но и в Нью-Йорке, правда, затруднился уточнить, где именно. И разницу в театральном мастерстве он чувствует. Сам Барзу Абдураззаков неохотно признался, «что учился у великих московских педагогов — Анатолия Эфроса и Васильева».

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?