Сценическое взросление

На сцене алматинского театра «Жас Сахна» состоялась премьера спектакля «Эти свободные бабочки»

Пьеса американского драматурга Леонарда Герша впервые была поставлена на Бродвее, в 1969 году, и с тех пор считается одной из самых востребованных в мире.  В девяностых она стала популярна на постсоветском пространстве и не сходит со цены до сих пор – например, долго шла в театре им. Лермонтова. Сюжет связан с концом контркультуры 60-х. В центре любовная история, главные герои - девушка и парень. Девушка – хиппи, парень – выходец из истеблишмента, но слепой.

Между ними завязываются отношения и вопрос в том: есть ли у них будущее? Но в постановке режиссера Барзу Абдураззакова американский контркультурный контекст почти не считывается, а скорее ощущается местный этнический колорит. Джил в исполнении Жанель Сергазиной похожа на студентку алматинского вуза, что в действительности так и есть. В какой-то момент в середине спектакля из реплики с удивлением узнаешь, что она хиппи, хотя ни по поведению, ни по внешнему виду этого не скажешь.

Дон Вахида Изимова, который хорошо исполнил роль слепого, более универсален. Вахиду удалось сыграть, а не изобразить на сцене самого себя со всеми социально-культурными и этническими контекстами. Если сначала спектакль кажется натянутым, то со временем камерная атмосфера театра, с маленьким залом и сценой перед носом, делает свое дело, затягивая внутрь действия. Героям начинаешь сопереживать.

Особенно, когда по ходу пьесы появляется миссис Бейкер - Мадина Кульсеитова, уже состоявшаяся актриса, которая подливает в происходящее академизма. На мой взгляд, «Жас Сахна» в отличие от таких склонных к эксперименту современных молодежных театров как «Артишок» и Deutsches Theater Almaty, скорее следует академической традиции, представленной у нас такими старшими товарищами как драматический театр им. Ауэзова и театр Лермонтова.

Хотя господин Абдураззаков открещивается от каких-либо традиций и школ, указывая в качестве источников вдохновения лишь Бога и жизнь.  Выбор пьесы, по его словам, определился скорее не современными реалиями отношений молодежи и родителей, а вечной проблематикой «взросления, любви и самостоятельного полета в жизнь». Речь идет не о слепоте героя, а о слепоте видящих людей.

Так же режиссер признался, что именно это пьеса помогает раскрыть потенциал молодых актеров, окончивших академию им. Жургенева. Тем более, что, по его словам, между преподаванием театрального искусства в вузе и сценической практикой связи он не наблюдает.

Обучение происходит с нуля во время репетиции. Хотя молодой актер Ашим Ахметов, сыгравший в спектакле Ральфа Остина, отметил, что учился не только в Жургеневке, но и в Нью-Йорке, правда, затруднился уточнить где именно. И разницу в театральном мастерстве он чувствует. Это, по его словам, касается технических возможностей таких, например, как крутящаяся сцена. Сам Барзу Абдураззаков не охотно признался, «что учился у великих московских педагогов - Анатолия Эфроса и Васильева». 

Статьи по теме:
Казахстан

Модернизация или советизация?

На наших глазах складывается пропагандистское общение: обращаются не к личности собеседника, а к обобщенному образу аудитории

Тема недели

Без выбора

Предложенный Минздравом вариант обязательного социального медстрахования, увеличивая расходы на медицину, может лишить часть населения медицинской помощи

Люди и события

Кольсайская пастораль*

Почему после пресс-тура в Саты у журналистов появилось больше поводов для разочарования в местном туризме