Эксперимент за пределами Эго

Театральный сезон в «ARTиШОКе» завершился пьесой Сары Кейн "Психоз 4.48" в постановке художницы Дарьи Спиваковой

Эксперимент за пределами Эго

Это второй спектакль на тему смерти с участием Дарьи Спиваковой, осуществленный в рамках театрального проекта «Время действовать». До этого она выступила художником-постановщиком спектакля «А рыбы спят?», посвященного детским переживаниям смерти. Дарья – психолог по образованию и специалист по арт-терапии. В спектакле «Психоз 4.48» она выполняет сразу четыре функции — режиссера, художника, композитора и актрисы.

Автор пьесы "Психоз 4.48" - британский драматург Сара Кейн, которой не стало в 1999 году. В возрасте 28 лет после нескольких курсов лечения от маниакально-депрессивного психоза она покончила с собой, повесившись в ванной госпиталя "Кингс Колледж" в Лондоне – ровно в 4:48, как описала в своей самой известной пьесе.

Задеть табу

— Дарья, чем вас привлекли выбранные вами пьесы?

— В «А рыбы спят?» меня пригласила как художника-постановщика и композитора креативный продюсер театра Анастасия Тарасова, и мы вместе принимали решение о выборе пьесы. Мы выбирали из сборника современных немецкоязычных пьес, написанных для подростков «ШАГ11», издаваемых Гёте-институтом, обсуждали с актерами-детьми и остановились на пьесе Йенса Рашке. И для меня эта пьеса привлекательна не только поэтичностью образов, но и работой с часто табуированой в нашем обществе темой в отношениях детей и взрослых – темой контакта со смертью. Для того, чтобы осознано и наименее травматично находиться в этом контакте, нужно начать об этом говорить, рефлексировать. И обсуждение постановки уже дает шанс родителям и детям это сделать.

Психоз 4.48 – мой личный проект, и я изначально понимала, что буду делать все сама – режиссуру, музыку, сценографию и так далее.  Поэтому искала такое пространство текста, с которым мне будет интересно работать. Для меня очень важна поэтичность и образность текста, его фонетика, музыка, ритмы, внутренняя структура формы. «Психоз 4.48» нравится мне тем, что это визуальная фонетическая поэзия, текст – поток, который ведет за собой. И, безусловно, мне интересно состояние, атмосфера пьесы и то, как многослойно она позволяет себя интерпретировать. Создавать пространство трансформаций.

— Почему вы часто обращаетесь к теме безысходности?

— Мне кажется не столь значимым актуальность моих личных историй, моего опыта переживания состояния безысходности, например, как возможности нахождения пути выхода из негативных состояний, пути понимания, принятия, отпускания и трансформации боли в иное. Обретение красоты в деструктивном.

И здесь мне хочется следовать за эстетикой буто – медитативным погружением, созерцанием-переживанием красоты природных органических процессов. И деструкция такая же прекрасная и удивительная часть вселенной, как и рождение, завораживающие извержения вулканов и ароматы увядающих цветов…

— Может ли человек надеяться и верить? В чем с вашей точки зрения миссия психологии? Чем психология отличается от религии? Верите ли вы в спасение души?

— Психология и психотерапия предлагают человеку набор инструмента для исследования и эффективного позитивного воздействия на сознание, восприятие, чувства. Религия – это личный выбор практики-формы отношений каждого человека с космосом, богом, высшими силами, иллюзиями сознания. Я не вижу связи между этими сферами. Я уважаю право каждого человека самого выбирать откуда брать ресурсы, энергию для помощи и спасения, и ни в коем случае не ставлю перед собой задачу религиозного просвещения, работы в рамках какого-то определенного религиозного течения. Для меня религия – это слишком личное и не тема для манифестации со сцены.

Единственная идея, связанная с духовным опытом, которую я помещаю внутри «Психоза 4.48» – приглашение прислушаться к своему искреннему чувственному чистому восприятию, к своим истокам, корням, следовать за внутренним природным чувством гармоничной и совершенной вселенной.

Истина через разрушение

— Какое место сыграла арт-терапия и телесно ориентированная психология в выборе художественных средств постановки?

— Я думаю, что у психотерапии и театра очень разные задачи, но в случае с физическим театром – похожие технологии. Например, система Гротовского, театр жестокости Антонена Арто, буто используют те же концепции работы с телесностью, сознанием, энергией, что и технологии телесно-ориентированной психотерапии – оргоническая энергия Вильгельма Райха, биоэнергетический анализ тела Лоуэна, психосоматический метод Александера.

Но у терапии цель – освободить человека от зажимов, блоков, травматического опыта. А у буто – выйти за переделы эго, быть в осознанном трансцедентальном потоке, быть в процессе и становиться образом. В выборе художественных средств для меня большее значение имели факторы влияющие на восприятие: фактура, цвет, запах, композиция, символика и семиотика объекта, возможности объекта взаимодействовать с пространством, актерами, другими объектами, действиями.

— На что вы ориентировались, когда ставили пьесу?

— Импульсы к поиску выразительных средств – от текста. Все из чего определялcя каждый образ – всего лишь глубокая интерпретация текста. Я конструировала из текста систему гиперссылок в тактильность, движение, энергию, музыку, ландшафт-сценографию, свет, присутствие и излучение актеров. Мне было важно работать с эстетикой отсутствия – когда воздействие на зрителя, вызывает не эмпатию, а оставляет свободное пустое пространство, внутреннюю паузу возможность для возникновения диффузии энергии постановки и внутренних актуальных для каждого зрителя личных тем и ощущений. Такая алхимия, позволяющая каждому быть погруженным в его личное переживание действительности. Обретение опыта невозможного в бытийности. Моя задача — в контакте с восприятием зрителя, точно, как в манифесте театра жестокости – «обнаружить истинный смысл человеческого существования через разрушение случайных форм».

Из всего что я делаю, я хочу создать единое поле смыслов, единую вселенную образов. Незаметные тени персонажей из спектакля в кино, художественные образы из поэзии в видео-арт, декорации – артефакты инсталляций, актеры – люди с которыми я работаю в других проектах. Да у всего этого есть хрупкие почти прозрачные но детально продуманные связи…

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее