Зеленый свет для третьей фазы

Зеленый свет для третьей фазы

«Тенгизшевройл» (ТШО), наконец, решился: компания приступает к реализации проекта будущего расширения и проекта управления устьевым давлением (ПБР и ПУУД) на Тенгизском месторождении, на которое в настоящее время приходится до трети добычи нефти в Казахстане. Акционеры ТШО — Chevron (50%), ExxonMobil (25%), «КазМунайГаз» (КМГ — 20%) и «ЛукАрко» (5%) — инвестируют в проект 36,8 млрд долларов.

По данным WSJ, это первая столь крупная инвестиция в upstream-проект со времен падения цен на нефть. Для казахстанской промышленности ПБР и ПУУД — проект века даже по меркам крупнейшей в стране компании — ТШО с выручкой в 12,8 млрд долларов по итогам 2015 года. Для сравнения, в 2005–2015 годах общий объем прямых иностранных инвестиций в горнодобывающую промышленность РК (как в добычу нефти и газа, так и в добычу руды) составил 58,8 млрд долларов. Один мегапроект перекрывает свыше 60% притока ПИИ в сектор за 11 лет!

Последний крупный проект на Тенгизе — закачка сырого газа и строительство завода второго поколения (ЗСГ/ЗВП) был реализован в 2008 году, на самом пике нефтяных цен. Однако очередной и последний для инвесторов, чей срок работы на месторождении ограничивается 2033 годом, крупный проект заставил ждать более 10 лет. К 2022‑му, когда его реализация завершится, добыча на месторождении должна вырасти на 12 млн тонн в год и достигнуть 39 млн.

Министр энергетики РК Канат Бозумбаев, комментируя решение ТШО, подчеркнул, что проект позволит создать до 20 тыс. новых рабочих мест. В целом же уровень казахстанского содержания на проекте он оценил в 30%. Оборудование для ключевого объекта очередной фазы Тенгиза — завода третьего поколения — будет закупаться за рубежом, а вот часть стройматериалов, металлоконструкций, работ по строительству и услуг по логистике закажут отечественным компаниям.

По информации Минэнерго, на сегодня ПБР-ПУУД завершил работы по эскизному проектированию и выполнил примерно 52% объема детального проектирования. «В настоящее время группа проекта занимается закупкой оборудования с длительными сроками поставок и проводит ранние работы по строительству основной инфраструктуры проекта на объектах, расположенных на Тенгизском месторождении»,— отмечают в ведомстве.

«ТШО уверен в том, что реализация этих проектов мирового уровня будет строиться на долгосрочных партнерских отношениях с РК для обеспечения стабильной и надежной добычи на Тенгизском месторождении, плодами которой будут пользоваться будущие поколения казахстанцев»,— подчеркнул гендиректор «Тенгизшевройла» Тед Этчисон.

Решение о реализации мегапроекта — хорошая новость в нынешних макроэкономических условиях, когда прогнозы по росту экономики страны приходят один хуже другого. Для нефтегазового сектора третья фаза Тенгиза (наряду с запуском Кашагана и — в более отдаленной перспективе — третьей очередью освоения Карачаганака) — это соломинка для утопающего, ведь большая часть действующих в стране месторождений уже прошли пик добычи, а новых малых и средних проектов, способных прийти на замену, на горизонте не видно.

Однако событие минувшей недели — это еще и повод напомнить о ряде рисков.

Во-первых, стоимость проекта за последние несколько лет существенно выросла. Это означает сокращение налоговых поступлений от Тенгиза, которые в условиях падения цен на нефть вдвое за последние два года, и без того ужались. Напомним, в 2013 году зампред «КазМунайГаза» Курмангазы Исказиев сообщал, что стоимость третьей фазы (при тех же таргетах по добыче) составит 23 млрд долларов, а окончить работы планировалось к середине 2018 года. В итоге сумма капзатрат выросла в полтора раза.

Во-вторых, проект потребует инвестиций от акционеров, в их числе присутствует казахстанская нацкомпания, которую поступления от доли участия в ТШО в последнее время очень выручали. «Более низкий поток дивидендов от ТШО для НК КМГ в среднесрочной перспективе обусловлен масштабными инвестициями ТШО в развитие проекта, а затем выплатой существенного долга, который, как мы понимаем, СП планирует привлечь для финансирования проекта. Это замедлит сокращение левериджа у НК КМГ относительно рассчитанного Fitch прогноза снижения скорректированного валового левериджа по денежным средствам от операционной деятельности (FFO) с более 10x в 2016–2017 гг. до 5x (уровня, который мы считаем соответствующим ее самостоятельной кредитоспособности “B”)»,— указывается в сообщении Fitch.

Третий риск — долгосрочного характера. Реализация третьей фазы Тенгиза увеличит вес крупных проектов в нефтегазовом комплексе Казахстана. С учетом планов расширения Кашагана три проекта к 2030 году будут давать не менее 70% совокупной добычи. Если нефтянка останется ведущей отраслью экономики через 15 лет, то уровень зависимости страны от трех мегапроектов будет запредельным.

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Старая добрая индустриализация

Концепция индустриально-инновационного развития, которая закладывает фундамент следующей, третьей по счету, индустриальной стратегии, подготовлена основательно, что радует. Плохо то, что финансирование индустриализации остается недостаточным

Тема недели

Уйдем от доллара, подсядем на рубль?

Использование национальных валют в качестве расчетной единицы при проведении экспортно-импортных операций — идея не только популярная, но и популистская

Казахстанский бизнес

Человеческий ресурс цифровой повестки

Скрытые резервы операционной эффективности — в проактивных сотрудниках

Повестка дня

Коротко

Повестка дня