Алкоголь, секс и релакс

Последняя картина Тома Тыквера «Голограмма для короля» с легендарным Томом Хэнксом в главной роли воспевает идеологию консьюмеризма

Алкоголь, секс и релакс

Почерпнутые накануне просмотра из какой-то рецензии сведения о попытке режиссера поднять проблему диалога между Западом и Востоком не подтвердились. Скорее, картина создает видимость диалога. Снятая в привычном мелодраматическом с элементами комедии ключе, она выглядит идеологическим и в общем-то прямолинейным ответом на запросы не простой международной обстановки. Главный посыл – арабы такие же люди, как и мы. Кто мы? Безусловно, американцы, что логично - картина ведь снята в Голливуде. Что значит такие же? Не просто - о двух ногах, двух руках и с головой. Речь идет о более тонкой материи – о ценностях. Вот тут Тыквер, как говорится, решил ситуацию излишне не усложнять. Ведь живем мы в глобализированном мире, наполненном иллюзиями культурной унификации. Эти общие на всех ценности не есть итог сложных культурных наслоений и не вытекают из архаической идеи некого общего корня всего человечества. Нет, все проще - они диктуются ориентирами социально-экономической формации консьюмеризма. 

Алану Клэю (его играет Том Хэнкс) не везет – он без денег, без работы и не может взять, как все обычные люди, даже кредит, чтобы оплатить учебу дочери. В общем, по потребительским стандартам он - полный лузер. И тут возникает необходимость заключить крупный контракт с королем Саудовской Аравии на строительство города в пустыне. Выбор падает на Клэя, поскольку в лучшие времена он был знаком с племянником короля. В дальнейшем выясняются еще кое-какие интересные детали из прошлого. Клэй - тот, кто продал китайцам одну из знаменитых марок велосипедов и перевел производство из Штатов в Китай, лишив соотечественников рабочих мест. Заодно рисуется образ загадочного и коварного врага. Если арабы такие же, как американцы, то китайцы в картине выглядят как пришельцы из иных миров. Они завладевают как материальными, так и интеллектуальными продуктами Запада. Кстати, схожесть арабов с американцами явно продиктована идеологическими целями. Никаких духовных трансформаций с Аланом Клэем, казалось бы, испытывающим глубокий экзистенциальный кризис, в новых реалиях не происходит. Что напоминает продолжение сериала «Сизифов труд», только уже в других декорациях – среди пустыни, арабов и верблюдов. 

Чудовищную шишку на спине прозаично удаляют средствами прогрессивной медицины. Тут к беспомощно лежащему на хирургическом столе герою молча со скальпелями подступают чужие с планеты Китай, но земная арабская докторша вовремя приходит на помощь. Милосердие женщины-врача не знает пределов – она залечивает не только физические, но психологические раны Клэя, купаясь с ним в мужских трусах и топлес, чтобы соседи думали, что это двое мужчин. Заметим, фильм хитро передергивает тему лицемерия – в эту сферу попадают мусульманские ценности, как мешающие свободе пережитки. А подлинными оказываются скромные радости жизни – алкоголь, секс и релакс. Мысль Тыквера идеологически банальна - нормальный араб мечтает о том же, что и нормальный американец – построить демократию в пустыне и наслаждаться жизнью. Тыквер не делает попыток понять ценности верующего человека и религиозного общества. Проще их не заметить, нивелировать, им нет места в системе идеологических координат дышащего полной грудью консьюмериста. Никаких душевных мук, глубин и поиска смыслов. Ведь спасать нечего. Нет ни души, ни Бога, ни истины, ни священного договора между Богом и человечеством. А поэтому невозможно говорить о выборе, ответственности и спасении. 

Остается брать от жизни все, не думать о смерти, веря в чудеса науки, демократии и индустрии. После долгих приключений Клэю удается показать голограмму королю и рассмешить его, хотя контракт все равно, подчиняясь безжалостной логике времени, подписывает коварная компания китайских инопланетян. Но герой не отчаивается. Он устраивается на хорошую работу и находит арабскую любовь. Возможно, сила США не в количестве подписанных контрактов, политике и экономике, а в американском образе жизни, о котором можно узнать из обычных голливудских фильмов. Но похоже, Голливуд переживает глубокий идейный кризис. И хотя на экране happy end, в него хочется верить все меньше.



 

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики