Скептическое Содружество

Деятельность СНГ вызывает все больше критики у экспертов, и все меньше оптимизма

Скептическое Содружество

"Жив ли пациент? И если да, то каков прогноз для него на обозримую перспективу?". В такой "системе образов" можно кратко описать проблемы, поднятые на прошедшей недавно в Москве в Российском институте стратегических исследований (РИСИ) Международной научной конференции "25 лет СНГ: глобальные вызовы и региональные проблемы".

Нужно отметить, что, вне зависимости от субъективных оценок выступавших, общая картина ситуации вокруг самой старой и крупной постсоветской структуры была "нарисована" вполне объективной. Предложение заместителя директора РИСИ Тамары Гузенковой отказаться в преддверии скорого юбилея СНГ от парадной комплиментарности и увидеть вещи такими, как есть, большинство участников мероприятия услышали.

Романтика и проблемы восприятия

Сама г-жа Гузенкова уже в начале своего выступления отметила: то, что документы, заключенные в период становления Содружества, до сих пор не денонсированы, а находятся в базе действующих, обнадеживать не должно, это является скорее фактом истории. «Это были в значительной мере несбыточные романтические документы, ориентированные на быстрое "сшивание" распавшегося Союза, на более-менее интегрированное пространство, - подчеркнула она. - Сейчас понятно, что реальная действительность оказалась более сложной и жесткой. США не для того подталкивали в течение длительно времени развал СССР, чтобы потом позволить быстро интегрироваться бывшим участникам Союза».

Описывая позиции, которые дают наибольшее понимание пути, пройденному СНГ и его нынешнему состоянию, г-жа Гузенкова начала с того, что Содружеству так и не удалось приобрести своей правосубъектности в международной политике. Со старта СНГ и до настоящего времени Запад, международные структуры не воспринимали в международной политике СНГ как самостоятельный субъект, взаимодействуя со странами-членами Содружества только на двусторонней основе. Это позволяло Западу вырывать отдельные страны из эсэнговского контекста и приглашать их в альтернативные программы и проекты, в том числе и квазиинтеграционного характера.

Г-жа Гузенкова предложила в этом контексте вспомнить ГУУАМ, "антироссийское объединение, которое по настоящее время продолжает существовать на бумаге, фактически не состоявшись", Сообщество демократического выбора в составе Украины и Грузии, "о котором сейчас уже никто не помнит", различные вариации и форматы Восточного партнерства, "которое тоже в значительной мере не состоялось". Несмотря на все эти фиаско, постоянной практикой, существующей до настоящего времени, являются попытки вовлечь страны СНГ в проекты, осуществляемые без участия России.

Не являются ли такие оценки российских экспертов в определенной мере надуманными проявлениями традиционных антизападных фобий? В РИСИ уверены, что нет. Вероятно, в виде заочной полемики с подобной точкой зрения, периодически звучащей с либерального фланга российского политического поля, г-жа Гузенкова привела следующий факт: «Мне в руки попал документ, аналитические разработки одного голландского института, занимающегося вопросами европейской и евразийской интеграции, и там черным по белому написано, что Брюссель должен оказывать определенное влияние на Армению, поставить перед ее элитами очень серьезно вопрос о возможности изменения евразийского выбора на европейский».

Впрочем, к чести российских экспертов, они не перекладывали полностью вину за проблемы и неудачи СНГ на внешние силы. Заместитель директора РИСИ подчеркнула, что тяжелейшей проблемой СНГ являются непреодоленные процессы деиндустриализации в странах-членах Содружества, падение уровня промышленного развития. Фактически эти процессы означают отказ от неомодернизационных процессов. В результате в рамках СНГ так и не сложилась полноценная производственная кооперация, не появились горизонтальные производственные цепочки. Что касается России, то у нее более или менее устойчивые связи существуют в треугольнике Кыргызстан - Казахстан - Беларусь. До недавнего времени в этой группе была и Украина, но сейчас связи России и Украины носят недружественный характер и взаимодействие идет на спад.

Среди других проблем функционирования СНГ были названы фрагментация стран, входящих в структуру, на различные группы с вхождением под разные внешнеполитические векторы влияния. Был упомянут Азербайджан, который испытывает небольшой интерес к СНГ, зато большое политическое и социально-экономическое влияние Турции. Кратко прозвучало, что в странах Центральной Азии растущее влияние оказывает Китай. Не могла не прозвучать и проблема, которую уже можно назвать негативной "визитной карточкой" Содружества: огромная институциональная база, большое количество подписанных в рамках СНГ межгосударственных документов и - необязательность их исполнения. Если посчитать долю документов, которые можно считать «живыми» (которыми руководствуются власти стран Содружества), заметила эксперт, то их окажется в разы меньше, чем вся подписанная база. Мало того, ряд принципиальных соглашений не прошли ратификацию на национальных уровнях. Это существенно отличает практику СНГ от практики, принятой в странах ЕС, где правовая дисциплина несопоставима с тем, что наблюдается в СНГ.

«Важная проблема, не до конца осознанная и нами, и нашими союзниками, это проблема их взаимодействия с нами, с Россией, - отметила г-жа Гузенкова. - Она требует очень серьезного осмысления. Его до сих пор не было и сейчас нет. Это проблема безусловного политического равенства и равноправия, которого, однако, не может быть, учитывая экономический потенциал и другие критерии, объективно несопоставимые у России с другими участниками Содружества. В связи с этим позиция России часто воспринимается как потенциальная возможность диктата, навязывания своих собственных национальных интересов в ущерб национальным интересам других государств. Мне кажется, что не всегда есть понимание, в каких случаях Россия отстаивает только свои интересы, а в каких - общие интересы СНГ».

По мнению г-жи Гузенковой, эта проблема тесно связана с другой - "антироссийской и по сути русофобской политикой, которая развязана в информационном поле странами Запада". В некоторых государствах СНГ слышится риторика, носящая не очень благорасположенный к России, к евразийскому интеграционному проекту, характер; эти тенденции стали более заметны в Армении, Молдове и даже в Беларуси (Казахстан упомянут не был).

«Это "лакмусовая бумажка", на которую правительствам стоит обратить внимание. Тем более что почти во всех странах существуют "ножницы" между восприятием евразийской интеграции политическими элитами и простым народом, - считает российский эксперт. - Отношение к России, к странам Содружества среди людей гораздо более комплиментарное, чем политических элит и правящих классов. В этом смысле надо очень внимательно смотреть, каким образом правящие элиты отражают настроения людей, ради интересов которых они как будто бы стоят у власти».

Смысл совместных праздников

Очень необычно прозвучал доклад Александра Заварзина, директора информационно-аналитического департамента Исполкома СНГ. Он оказался на "полюсе" позитивных, даже  сверхпозитивных оценок функционирования СНГ, что было вполне ожидаемо. Зато форма и аргументация не могли не удивить. Отказавшись сразу говорить об экономической динамике СНГ, аналитик изложил свой взгляд на историю создания Содружества: «Посмотрим даже самый первый год создания СНГ. Нурсултан Абишевич позвонил и сказал: "Ребята, вы что придумали? Ну-ка давайте в Алма-Ату приезжайте! Поговорим! Вы что там собрались на троих! Давайте продолжим разговор!". И в этой связи Содружество сразу увеличилось в декабре. Стало понятно, что кое-что в Беловежской пуще недодумали. То есть с самого первого года СНГ начало исправлять ошибки того периода и каких-то иллюзий».

Не менее интересно звучала и часть выступления, касающаяся сегодняшнего Казахстана (конференция проходила до трагических событий в Актобе): «Давайте говорить, что инициаторами многих негативных центростремительных процессов являются местные элиты. Мы знаем, кто это инициирует, кто платит деньги. Вот недавно ожидали выступлений в Казахстане. […] Я думаю, не случайно Нурсултан Абишевич вместе с нами праздновал День победы на Красной площади».

По мнению г-на Заварзина, СНГ находится в периоде очередной адаптации к современным вызовам. «Наши казахстанские коллеги назвали ее реформацией, трансформацией. МИД категорически выступил против всяких трансформаций. Потому что это, как правило, вред наносит», - подметил спикер.

Призвав не обсуждать проблемы СНГ в СМИ (!), г-н Заварзин все же затронул тему экономики, и в весьма позитивном ключе. В целом нарисованная картина напоминала по степени оптимизма официальные доклады на съездах КПСС, т.е. в ту эпоху, которая, как известно, непосредственно предшествовала событиям, вызвавшим к жизни появление СНГ и его исполкома. И пафос его главного аналитика не может не радовать иного сторонника постсоветской интеграции. Остался лишь вопрос: если в рамках СНГ экономическая интеграция идет так споро, то зачем в принципе понадобился еще и евразийский проект?

Прагматики отгораживаются

На противоположном, негативном, полюсе оценок пути, пройденного СНГ, оказался известный критической позицией российский эксперт, главный редактор журнала "Проблемы национальной стратегии" Аждар Куртов. Первым делом он оспорил тезис об СНГ как инструменте "цивилизованного развода" после СССР, напомнив, что уже в 1992-м начались острые фазы конфликтов в Приднестровье, Карабахе, Таджикистане, Абхазии, и в совокупности лишь они унесли более 100 тыс. жизней.

Затем эксперт оппонировал мнению о том, что период создания СНГ был "романтически": «Президенты республик - насквозь прагматики. Не было никакого романтизма, была задача "выдернуть" из-под Горбачева кресло, создать единоличную власть в своих вотчинах. А документы писались для другого, в нечетких формулировках». Упомянул он и часто забываемую встречу лидеров центральноазиатских республик СНГ в Ашхабаде, где, по словам г-на Куртова, "протестовали не против развала СССР, а против того, что он произошел без их участия". Версии же, что кто-то до последнего боролся против развала СССР, по его мнению, от лукавого.

«СНГ сегодня еще не покойник, но он в коме, - вынес диагноз г-н Куртов. - Хотя есть поговорка, что в доме повешенного о веревке не говорят... Кстати - о веревке! Какой образ! Вы помните, кто в 1990-х руководил одним из ведущих органов СНГ? Березовский!»

Упомянутые г-ном Заварзиным недавние казахстанские инициативы стали темой выступления Максима Крамаренко, руководителя ИАЦ "Институт евразийской политики". Он напомнил, что в минувшем году Казахстан, председательствуя в СНГ, выступил с предложением по изменению структуры и принципов работы организации. Практически все участники и государства-члены СНГ в целом поддержали идею о необходимости модернизации Содружества.

«Но содержание казахстанских инициатив, которые до сих пор публично полностью не озвучены, по-видимому, является слишком радикальным, раз принявший в этом году председательство Бишкек поспешил заявить, что «не желает быть могильщиком СНГ», - заметил г-н Крамаренко. - В апреле 2016-го на заседании Совета министров иностранных дел СНГ при обсуждении казахстанских инициатив высокопоставленные дипломаты избегали слова «реформа», предпочитая говорить об адаптации к новым условиям, о «трансформации» и «оптимизации» Содружества. Переводя с дипломатического языка, Казахстану тем самым намекают, что его видение дальнейшей эволюции СНГ не совпадает с мнением ряда стран-членов СНГ».

Объяснить позицию Астаны в отношении СНГ, которую он расценивает как "радикально-реформаторскую", г-н Крамаренко предложил с помощью анализа внутриполитических преобразований в Казахстане и внешнеполитических устремлений страны. При изучении процессов, происходящих во внутренней политике Казахстана, он призвал обратить внимание на инициативы, реализуемые сейчас Астаной, которые соотносятся с тематикой существования постсоветского пространства.

«В первую очередь это реализуемые сегодня этнополитические преобразования, направленные на формирование в РК новой государственно-национальной идентичности. [...] Заметна тенденция на «отгораживание» от историко-культурной, гуманитарной общности постсоветского пространства, что и объясняет желание Астаны снизить политическую значимость СНГ. Такой подход со временем подготовит почву к «безболезненному выходу» из общего гуманитарного пространства, поможет психологически подготовить население к постепенному «охлаждению» отношений с Россией. Причинами таких устремлений являются геополитические фобии по отношению к ней. [...] Определенную роль, конечно, играют и растущие геополитические амбиции самого Казахстана, которые, как считают в Астане, сдерживаются как раз политико-правовыми рамками СНГ. Раньше к таковым выводам пришли Украина, Грузия и Молдавия, рассматривающие СНГ как барьер к сближению с Западом, в связи с чем руководство этих стран еще в конце 1990-х предлагало преобразовать Содружество в дискуссионный форум», - напомнил эксперт.

Благодушие и его критики

Арам Сафарян, руководитель ОО "Интеграционное развитие" из Армении, подчеркнул, что по уровню интеграционных начинаний СНГ - самая на сегодня дезинтегрированная и деидеологизированная структура. И если на начальном этапе это было правильным, дабы избежать конфликтов в ходе процессов распада Советского Союза, то теперь такая ситуация становится проблемной - необходимо усиление интеграции, в том числе и в идеологическом аспекте. "Мы не можем отказаться от видения общего интегрированного пространства, потому что это теоретически единственный путь преодолеть то периферийное пространство, которое для нас уготовили", - отметил г-н Сафарян.

Однако на пути активизации интеграционных процессов лежит много проблем и нерешенных вопросов. Причем не только политического характера, но и инфомационно-аналитического плана. «У нас десятки диссертаций защищены на тему СНГ, и все они "рассказательно-благодушные", рассказывают, "как хорошо это было сделано". А западные политики вам скажут, что СНГ - несостоявшееся политически пространство», - подчеркнул армянский эксперт.

Для преодоления проблемы дефицита объективной информации и изучения интеграционных процессов в Ереванском госуниверситете с 1 сентября следующего года вводится новый образовательный курс в рамках специальности "Международные отношения, политология и мировая политика": "Евразийская интеграция". Сделано это будет усилиями организации, которую представляет г-н Сафарян, и Национального фонда поддержки социальных программ РФ.

«Нужно подумать о том, чтобы на постсоветском пространстве, как в странах, интегрированных в евразийский проект, так и в тех, что не готовы в данный момент к этому, но предусматривают такую возможность, были центры евразийских исследований. Сегодня только Россия генерирует эти идеи, тратит деньги на то, чтобы собрать людей, работать, создать сетевые структуры, - предложил эксперт. - Если мы все - армяне, казахи, белорусы, кыргызы - согласны, что для нас евразийская интеграция - приоритет в политике, что в этом мы видим свое будущее, то мы должны тратить на это деньги, несмотря на скудость наших бюджетов. А то выглядит так, что вот, мол, Россия хочет, а другие при этом думают: "а чего бы нам побольше не урвать?". Но побольше урвать не получается, вот все и буксует».

Данное выступление можно было, казалось, уложить в известное мнение, что наиболее последовательными сторонниками интеграционных инициатив являются представители Армении. Впрочем, ход дискуссии показал, что и среди них есть носители критических замечаний и даже обид, а, с другой стороны, у Москвы есть и другие потенциальные союзники по интеграционным процессам.

Вадим Тедеев, ректор Юго-Осетинского госуниверситета, подчеркнул необходимость вступления представляемой им республики в ООН и в СНГ. И отметил: пришло время, чтобы и страны СНГ признали независимость Южной Осетии.

В свою очередь Юрий Навоян, президент организации "Русско-Армянское Содружество", отметил: "По многим вопросам, которые имеют жизненно важное значение для Армении и армянского народа, страны СНГ, да и не только они, но и страны, входящие в Евразийский Экономический Союз и ОДКБ, ведут себя в критически важных моментах, мягко говоря, не по-партнерски".

Хотя он разделил часто звучавшую за круглым столом точку зрения, что именно благодаря созданию Содружества в начале 1990-х годов на постсоветском пространстве удалось избежать югославского сценария распада. А также, что благодаря разным форматам межгосударственных отношений, опиравшимся в том числе и на "фундамент" Содружества, удалось создать более-менее функциональную базу для сотрудничества стран в образовательных и гуманитарных вопросах.

Дезинтеграция не преодолена

Сергей Жильцов, завкафедрой политологии и политической философии Дипакадемии МИД РФ, высказал мнение, что постсоветское пространство сегодня является "стагнирующим"; невозможно, зная экономические показатели, разделять "благодушные" оценки его сегодняшнего дня. Продолжает оказывать негативное воздействие разрушение промышленного потенциала и индустриальных связей. Эту проблему невозможно преодолеть в сколько-нибудь сжатые сроки. Если говорить о короткой ретроспективе, то страны постсоветского пространства заменили собой часть стран третьего мира, став финансово-экономическим и энергетическим придатком западных государств. Г-н Жильцов в этом контексте не раз делал акцент именно на государствах "западных", хотя, справедливости ради, учитывая известные процессы в центральноазиатских странах и в частности в Казахстане, стоило бы в этот ряд поставить и Китай. Хотя с точки зрения оценки процессов в СНГ это мало что бы поменяло.

Конфликты 1990-х не дают оснований говорить о "мирном разводе" в эпоху складывания СНГ. И нынешнее состояние тех конфликтов и сегодня не позволяет дать позитивные оценки ситуации на постсоветском пространстве. Сегодня происходит дальнейшая его регионализация. Попытки России собрать вокруг себя в силу экономических и геополитических резонов часть стран, входивших в СССР, наталкиваются на жесткое противостояние со стороны третьих государств, как и на сдерживание со стороны политических элит стран, участвующих в Евразийском экономическом союзе. Здесь эксперт упомянул Беларусь, стратегического союзника Москвы, чья политика последних 20 лет "оставляет много вопросов". Правда, некоторые распространенные сегодня в России и среди ее немногих сторонников в странах СНГ фобии о расширении откровенно враждебных Москве блоков за счет стран Содружества, г-н Жильцов не разделяет.

«Дискуссии о возможном присоединении стран постсоветского пространства к различным блокам и организациям сегодня бесперспективны. Как с точки зрения их, этих стран, возможностей, так и с точки зрения их востребованности  у третьих стран, - заявил аналитик. - Ключевой целью для западных стран, которые поддерживают упомянутые процессы в странах СНГ, является сохранение дезинтеграционных тенденций на постсоветском пространстве. Это значительно облегчает управление странами».

Несмотря на критический в целом тон своего выступления, г-н Жильцов, видимо, сохраняет некоторую долю надежды на усиление позитивных для Москвы процессов на территории бывшего СССР, судя по его замечанию, что в условиях сегодняшней конфронтации с Западом одним из приоритетов российской политики должны быть попытки консолидации части постсоветского пространства и меры, "которые бы замедляли дальнейшее движение и расширение сотрудничества ряда государств с Западом".

Россия и прогульщики

Максим Лихачев, научный сотрудник РИСИ, напомнил роль СНГ как сдерживающего фактора в развитии межтаджикского конфликта в первой половине 1990-х. Сегодня же СНГ является единственной диалоговой площадкой, объединяющей все пять стран региона постсоветской Средней Азии. А все попытки внутрирегиональной интеграции, продолжил эксперт, там не удались. Здесь стоит заметить, что в ряде стран региона местные эксперты склонны объяснять это противодействием Москвы: именно ради того, чтобы "торпедировать" Центрально-Азиатское сотрудничество изнутри, в него в 2004 году вступила Россия. Г-н Лихачев же считает, что причиной этого были противоречия в отношениях друг с другом у стран региона.

Еще один аспект деятельности Содружества, безусловно ценимый в странах Центральной Азии, по крайней мере пока, г-н Лихачев сформулировал так: «Высок потенциал организации в качестве форума для альтернативной Западу оценки политических процессов в странах. Здесь, например, СНГ успешно конкурирует с ОБСЕ, часто однобоко и тенденциозно квалифицирующей выборы на постсоветском пространстве. Это важно для центральноазиатских партнеров, заинтересованных в легитимации власти путем применения традиционных демократических процедур».

Насколько же интересны странам региона другие направления деятельности в рамках СНГ? На наш взгляд, показательно иллюстрируют этот вопрос следующие факты, представленные в докладе эксперта: Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан значатся в числе традиционных нарушителей дисциплины внутри СНГ. Так, по данным Исполнительного комитета Содружества за 2015-й, представители Кыргызстана не приняли участие в 8 из 82 заседаний органов отраслевого сотрудничества, в которых они заявлены в качестве членов (10-процентный уровень неявки), Таджикистана – в 16 из 83 (19%); Туркменистана – в 6 из 9 (67%), Узбекистана – в 17 из 33 (51%). В то же время представители Беларуси отсутствовали лишь на 1 из 83 заседаний (1%); Казахстана – в 4 из 78 (5%). Россия обеспечила стопроцентное посещение заявленных мероприятий. Чаще, чем центральноазиатские партнеры, заседания пропускала лишь Украина, проигнорировавшая 47 заседаний из 57 (82%). Тем не менее общая картина, по мнению г-на Лихачева, говорит в пользу целесообразности сохранения СНГ.

Дискуссия показала, что в экспертной среде сегодня вынести некий консенсусный "диагноз" СНГ непросто. Как очень позитивные, так и совершенно негативные оценки - редки. Но в доминирующих промежуточных оценках чаще говорится о проблемах, чем о надеждах.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности