Птица обыкновенная

Судебные тяжбы «Иволги-Холдинг» обнажили годами копившиеся проблемы крупных зерновиков

Птица обыкновенная

Крупнейшее казахстанское агропредприятие «Иволга-Холдинг», которое по размеру контролируемых сельхозугодий входит в пятерку крупнейших латифундистов мира, испытывает финансовые затруднения. Свои требования к холдингу предъявляют не только крупные банки, но и небольшие фирмы. И похоже, что правило too big to fail в данном случае не сработает.

Но важно другое: финансовое состояние многих крупных агрохолдингов Казахстана за последние несколько лет заметно усложнилось. Консолидированная финотчетность «КазЭкспортАстык», контролирующего 760 тыс. га сельхозземель в РК, свидетельствует о понесенных убытках: 2014 год компания закончила с минусом в 27,5 млн тенге, 2015‑й — 10,5 млн тенге. Другой крупный холдинг — «АПК Инвест» — в 2015 году потерял 9,6 млн тенге. Холдингу «Атамекен-Агро», контролирующему 250 тыс. га земель, также нечем похвастаться — в 2014 году получен убыток в 2,7 млн тенге, в 2015‑м — в 3,9 млн.

Агрохолдинги винят во всем финансовый кризис 2008–2009 годов и непростые для зерновиков четыре года — 2010–2013‑й. Сторонние наблюдатели считают, что в зерновых компаниях проблемы с менеджментом — все решения замыкаются на одном или нескольких учредителях, которые не в силах обрабатывать большие объемы информации и принимать качественное решение.

Встать, суд идет

Основной бизнес «Иволга-Холдинг» — производство зерновых, также компания занимается животноводством: мясным и молочным направлениями КРС, свиноводством, табунным коневодством. Холдинг в РК контролирует порядка 810 тыс. га сельхозугодий. Помимо агробизнеса в структуре «Иволги» сахарные заводы, производство строительных материалов, сеть АЗС, авиапарк из 50 самолетов, СМИ. В России «Иволга», по разным оценкам, контролирует до 550 тыс. га сельхозземель и около 40 предприятий. Кроме того, компания управляет одной из самых мощных элеваторных сетей в России и Казахстане (31 элеватор на 3 млн тонн), а также 10 мельницами в РК и 6 — в РФ.

В январе текущего года Евразийский банк развития (ЕАБР) обратился в Костанайский городской суд с просьбой признать «Иволгу» банкротом из-за невыполнения финансовых обязательств. Компания просрочила выплату основного долга по кредиту в 80 млн долларов, полученному от ЕАБР в 2014 году.

Суд не признал «Иволгу» банкротом, тем не менее, постановил взыскать с учредителя компании Василия Розинова 107,9 млн тенге в счет погашения части задолженности по выданной им гарантии и судебных расходов. В ЕАБР пояснили, что г-н Розинов не выполнил решение суда, и поэтому к делу подключился судебный исполнитель, который запретил учредителю «Иволги» выезжать из страны и арестовал его счета на общую сумму 111,1 млн тенге.

Не подтвердились слова акима Костанайской области Архимеда Мухамбетова, который в феврале заявил, что ЕАБР проводит реструктуризацию займа. «ЕАБР открыт для рассмотрения реальных вариантов погашения задолженности “Иволги”, но в настоящий момент каких-либо соглашений о реструктуризации долга нет»,— уточнила пресс-служба банка.

Вместе с ЕАБР на суд пришли и другие кредиторы. Среди них представители Народного банка, Сбербанка, женевского, французского и кыргызского банков. Поскольку суд проходил в закрытом режиме, общественность не знает сути претензий остальных БВУ. «Эксперт Казахстан» попросил Народный банк и «дочку» Сбербанка России прокомментировать ситуацию. Пресс-службы банков отказались, сославшись на коммерческую тайну.

В текущем году еще две компании — крупный российский производитель агрохимикатов «Щелково Агро» и казахстанская курьерская компания Exline — обратились в экономический суд Костанайской области, чтобы взыскать задолженность с «Иволги». Агропредприятие задолжало российской компании 11,9 млн долларов, размер финансовых претензий Exline неизвестен. Суд не стал рассматривать эти дела, причину «Эксперту Казахстан» не пояснил.

Судебные тяжбы преследуют компанию г-на Розинова второй год. В феврале 2015‑го арбитражный суд Краснодарского края полностью удовлетворил иск Royal Bank of Scotland (RBS) к российским «дочкам» холдинга — «Иволга Центр», «Оренбургское хлебоприемное предприятие», «Троицкий комбинат хлебопродуктов» — о взыскании долга через залоговое имущество на 296,7 млн долларов. Как оказалось, RBS в 2007 году представил дочерней структуре «Иволги» кредит на 300 млн долларов, который компания обязалась погасить до ноября 2010‑го.

В марте 2015‑го Сбербанк России подал иск в арбитражный суд Курской области о признании банкротом другой российской «дочки» «Сахар Золотухино», задолжавшей 828,3 млн рублей. Через два месяца к этому делу подключился RBS, который также заявил о своих требованиях в размере 16,2 млрд рублей к «Сахар Золотухино». Всего сумма всех требований к российским «дочкам» «Иволги», по оценками местных СМИ, достигает 35 млрд рублей.

Долг на один гектар

В действительности оценить кредиторскую задолженность «Иволги-Холдинг», как и любого другого зернового холдинга, не сможет никто. В распоряжении «Эксперта Казахстан» оказалась копия аналитической справки, в которой влиятельная бизнес-ассоциация, близкая к правительству, дает свою оценку кредитной нагрузки зерновых холдингов РК.

В документе отмечается, что Нацбанк и статкомитет не могут предоставить объективной информации о кредиторской задолженности агрохолдингов. Поскольку, во-первых, основная часть их кредитов, как правило, оформлена на торговые компании. Во-вторых, сами агрохолдинги, являясь непубличными компаниями, игнорируют запросы о их финансовом состоянии.

Нужно добавить, зерновые холдинги размыли активы по небольшим ТОО и ИП после того, как в стране заговорили о возможном прогрессивном налоге на землю. Поэтому никто точно не знает, кроме самих учредителей, каковы реальные совокупные активы и пассивы у агрохолдингов.

Авторы аналитической справки, ссылаясь на неформальные источники, утверждают, что кредитная нагрузка зерновых холдингов, как правило, превышает 500 долларов на 1 га, в отдельных случаях — 1500–2000. Это притом, что средний доход с 1 га по оптимистическому сценарию составляет всего 250 долларов. Если предположить, что 30% от этой суммы производитель направит на погашение займа, то срок возврата кредита составит семь лет при нагрузке 500 долларов на 1 га, а при нагрузке в 2000 — 27 лет. Таким образом, авторы документа сомневаются в способности зерновых холдингов обслуживать свои обязательства.

Быть или не быть

В начале 2014 года крупные зерновые компании, в том числе «Иволга-Холдинг», обратились в Нацпалату предпринимателей «Атамекен» за помощью в решении их основной проблемы — закредитованности. Главная причина ухудшения финансового положения агропредприятий, по мнению г-на Розинова, заключалась в том, что они брали краткосрочные дорогие кредиты на долгосрочные цели. Почему тертые жизнью зерновики согласились на такие условия? По-видимому, финансовое положение их уже на тот момент осложнилось, занимать деньги было не у кого. К тому же банкирам удалось убедить агропредприятия, что короткие кредиты с возможностью рефинансирования выгоднее, чем долгосрочные.

Наказание за нарушение принципа сохранения баланса срочности не заставило долго ждать. Риск реализовался после финансового кризиса 2008–2009 годов — источники для рефинансирования закрылись в то время, как подошли сроки погашения займов.

Второе, что подкосило агрохолдинги — четыре тяжелых года в сельском хозяйстве. В 2010‑м Акмолинская, Костанайская и Северо-Казахстанская области из-за засухи дали на 43,8% меньше пшеницы, чем в 2009‑м. В 2011 году с трех регионов, напротив, собрали рекордный урожай — 16,6 млн тонн пшеницы, однако качество и цена на зерновые оставляли желать лучшего. В 2012 году опять случилась засуха, в результате северные области дали всего 7,9 млн тонн. 2013 год сулил неплохой урожай, но осенние дожди испортили планы зерновикам.

Кроме того, агрохолдинги пожаловались в НПП на недоступность программы субсидирования процентных ставок по кредитным и лизинговым операциям, жесткое экологическое законодательство и проч. В результате государство приняло программу финансового оздоровления субъектов АПК, которая, впрочем, кардинально не повлияла на ситуацию.

На том совещании Нацпалата упрекнула зерновиков в том, что те из года в год просят льготные ставки, дешевые ГСМ, удобрения и прочие льготы, но взамен ничего не предлагают.

Агрохолдинги, по мнению НПП, должны были инициировать системные меры, которые бы простимулировали рост рентабельности сельского хозяйства. Также зерновикам вменили, что они не идут в производство продуктов высокого передела, довольствуясь экспортом сырья и полуфабрикатов. Под конец совещания представители НПП заявили, что без трансформации бизнес-модели агрохолдингов льготное финансирование не решит их проблем.

Что и показало время на примере «Иволги-Холдинг». «Чтобы выправить ситуацию, компания ищет внешних инвесторов и пытается реструктурировать кредиты,— описывает текущую ситуацию эксперт по АПК на условиях анонимности. — В любом случае банкротство отсрочат. Однако, мое мнение — многопрофильные крупные агрохолдинги при нынешнем развитии технологий нежизнеспособны».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее