Гарантия — не панацея

Высокая сумма гарантированного возмещения по розничным депозитам стимулирует приток денег населения в банки, но удержать их может только стабильность экономики в целом и банковской системы в частности

Гарантия — не панацея

В январе 2012 года заканчивается действие нормы гарантийного возмещения по вкладам из Казахстанского фонда гарантирования депозитов (КФГД) населения в размере 5 млн тенге. Сумма гарантии государства была увеличена осенью 2008 года в момент начала глобального финансового кризиса с 700 тыс. тенге до 1 млн тенге. Но позже для предотвращения оттока депозитов из банков потолок был временно — до 2012 года — поднят до 5 млн тенге, а КФГД докапитализирован на 100 млрд тенге. Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам устойчивости финансовой системы» был принят 23 октября 2008 года, он как раз и вносил изменения в закон «Об обязательном гарантировании депозитов, размещенных в банках второго уровня». Авторы поправок, очевидно, считали, что три года — достаточный срок для преодоления кризиса и возврата к докризисной норме возмещения.

Но как заявил заместитель председателя Национальной банка Данияр Акишев весной текущего года: «Действующий закон предполагает, что до января 2012 года действует норма гарантирования пять миллионов тенге. Дальше она снижается до одного миллиона тенге. Соответственно, если будет принято решение о том, чтобы либо сохранить эту норму, либо каким-то образом пересмотреть, необходимо будет менять закон... Мы склоняемся за сохранение действующей нормы».

Этим летом Нацбанк принял решение о закреплении суммы гарантирования на уровне 5 млн тенге на неограниченное время и предусмотрел соответствующие поправки в законопроекте «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам регулирования банковской деятельности и финансовых организаций в части минимизации рисков». Многие сомневались в том, что законопроект будет принят до конца года, ведь мажилис осенью объявил о самороспуске. Однако верхняя палата взяла всю законодательную работу на себя, так что 1 декабря закон о минимизации рисков все же был принят. В случае банкротства банка депозитор может претендовать на первоочередной возврат 5 млн тенге по гарантии государства, ну а если вклад больше, то оставшуюся часть придется подождать до реализации ликвидационной массы. Впрочем, гарантия, по данным КФГД, покрывает до 99% розничных депозитов. К тому же, как нам разъяснили в КФГД, в случае недостаточности специального резерва, формируемого за счет календарных взносов банков (его объем 151 млрд тенге), фонд может потратить на выплаты возмещения до 50% своего капитала, который составляет 121 млрд тенге. К концу этого года он будет увеличен еще на 10%.

В то же время, на наш взгляд, влияние гарантированного возмещения на стабильность депозитной базы преувеличено.

Чуткие вкладчики

Участникам фонда гарантирования депозитов — а это банки, имеющие лицензию на привлечение вкладов физических лиц, практически все игроки — сохранение этой суммы вроде бы желательно. Так, глава АО «Kaspi bank» Михаил Ломтадзе считает, что за прошедшие три года вкладчики «психологически привыкли к этой сумме гарантирования, и им комфортно видеть, насколько государство готово поддерживать свою финансовую систему». Но это мнение разделяют не все его коллеги. В частности, по словам управляющего директора АО «Казкоммерцбанк» Андрея Тимченко, ККБ выступал за сокращение объема гарантирования. «Будучи лидером на рынке срочных вкладов, Казком несет очень большую нагрузку по взносам в фонд гарантирования. При этом выплаты из этого фонда обычно приходятся на вкладчиков малых и средних банков. Получается, что крупные банки платят за возможный крах малых и средних банков», — говорит он.

По информации КФГД, действительно сумма депозитов служит базой для расчета подлежащего уплате банком-участником обязательного календарного взноса. И хотя ставки взносов не изменились, за счет увеличения депозитной базы общая сумма поступивших взносов банков-участников системы обязательного гарантирования депозитов за III квартал 2011 года составила 5,2 млрд тенге, увеличившись почти в три раза по сравнению с суммой взносов, поступивших за IV квартал 2008 года (1,9 млрд тенге), когда еще действовала прежняя максимальная сумма гарантийного возмещения в 700 тыс. тенге.

В то же время банковская статистика Комитета финансового надзора Нацбанка не свидетельствует однозначно о росте депозитной базы физических лиц с увеличением гарантированной суммы в восьмом году.

Первый раз люди начали забирать деньги из банков годом раньше — в сентябре-октябре седьмого. В августе в стране разразилась паника из-за дефицита долларов в обменных пунктах: таможня задержала ввезенные БВУ партии валюты. В это же время наметились первые признаки кризиса ликвидности, что населением было воспринято ни больше ни меньше как кризис всей банковской системы. В результате за сентябрь отток депозитов из БВУ составил 41 млрд тенге.

Больше всего потеряли крупные банки, чему не стоит удивляться. Зависимость от зарубежных займов, кредитование строительного сектора и ипотеки, а кризис на Западе начался с ипотечного сектора — все это стало темой публикаций в СМИ. Негативный информационный фон привел к тому, что население в срочном порядке стало выводить деньги из этих банков. Причем только в одном фининституте — Народном банке — в то время увеличился объем вкладов физлиц.

Но уже к январю восьмого года началось восстановление депозитной базы: она выросла на 20 млрд тенге. А решение об увеличении гарантированной суммы, напомним, было принято только осенью того же года. Пожалуй, основным фактором возврата вкладчиков стало увеличение стоимости депозитов: банки, лишенные возможности привлечения внешних займов, готовы были дорого платить за местные деньги. Так, Альянс Банк, потерявший за сентябрь-октябрь 2007 года более 20 млрд тенге розничных вкладов, повысил ставки вознаграждения по депозитам до 15% годовых при средних рыночных около 9%. Альянс предложил самую высокую цену на тот момент. Другие игроки были вынуждены пусть не столь радикально, но тоже повысить ставки — до 10—13%. Кроме того, банкам пришлось улучшать условия депозитов, предусмотрев мультивалютность вклада, возможность снимать часть денег до неснижаемого остатка и пополнять счет. В результате по своим условиям срочные депозиты приблизились к вкладам до востребования. Это также сыграло свою роль в том, что люди вернулись в банки. Можно сказать, что еще до повышения госгарантии банки сделали все, чтобы вернуть вкладчика, ведь в части фондирования больше не на кого было надеяться.

Кроме того, первый шок кредитного кризиса банки в основном пережили — ни один не объявил о дефолте, а продемонстрированная игроками стабильность — самый лучший PR-ход в привлечении вкладчиков. Углубление кризиса в 2008-м, судя по данным КФН, сильно снизило желание людей хранить деньги в банках: как бы не похоронить их совсем.

Повышение суммы возмещения из КФГД было своевременным, однако что бы тогда ни говорили о росте объема депозитов сразу после этого, статистика показывает его снижение.

В начале девятого года значительно выросли валютные депозиты: во-первых, после девальвации произошла их переоценка, во-вторых, клиенты перевели тенговые вклады в валютные. И только к началу 2010 года объем депозитов в нацвалюте достиг докризисного уровня, депозитная база в целом существенно выросла в 2011-м. Это говорит о том, что главным драйвером роста вкладов населения остается все же экономическая ситуация в стране. А провоцирует отток негативная информация о банках. Здесь показателен пример БТА Банка.

Цены снижаются

Объявление банком дефолта в апреле 2009 года только ускорило бегство вкладчиков, начавшееся задолго до этого события на волне негативных слухов. Депозиторы — физические лица стали выводить свои деньги до перехода банка под контроль государства, кстати, став владельцем, ФНБ «Самрук-Казына» не смог остановить отток вкладов. К концу года банк потерял 122 млрд тенге. Увеличение гарантированного возмещения не повлияло на решение клиентов забрать деньги из проблемного банка. В то же время оно, возможно, остановило вывод депозитов вообще из банковской системы Казахстана, произошло перераспределение вкладов между фининститутами. Причем за тот же период — с января 2009-го по январь 2010 года — депозиты физлиц увеличились на 400 млрд тенге.

После реструктуризации проблемных банков — БТА, Альянса и Темирбанка — их депозитная база также стала постепенно нарастать.

Увеличив потолок гарантированной суммы, КФГД установил и предельные ставки вознаграждения — не выше 10% годовых, чтобы не допустить концентрации вкладов населения в недостаточно устойчивых банках, а, как известно, готовность дорого платить за деньги — первый признак неблагополучия депозитной организации. В какой-то степени это было на руку некоторым банкам, которым в конкуренции за депозиторов приходилось повышать ставки. Как отмечает Андрей Тимченко, депозиты являются самым дорогим источником фондирования. А это, в свою очередь, отражается на стоимости кредитов, иначе банкам придется снизить свою маржу. «Мы не видим необходимости в увеличении ставок, тем более выше уровня, установленного фондом гарантирования», — говорит г-н Тимченко. Особенно сегодня, когда у банков избыточная ликвидность при недостаточном количестве хороших проектов для кредитования, что давит на их прибыльность.

Многие банки, и не только крупнейшие, но и средние, особенно иностранные, привлекают депозиты за счет своего имиджа устойчивых фининститутов фактически по ставкам ниже рыночных. Тем не менее люди их выбирают. На наш взгляд, гарантированное возмещение в 5 млн тенге способствует распределению денег населения по всей банковской системе: если человек знает, что он получит свои деньги при банкротстве банка, частью из них он может рискнуть и открыть депозит, может быть, в не самом надежном фининституте, у которого ставки выше рыночных.

Вместе с тем в отсутствие внешнего фондирования банкам пока приходится рассчитывать только на депозитную базу. Этого не отрицает даже Казкоммерцбанк. «Мы позитивно смотрим на рост депозитов, так как это диверсифицированный источник в отличие от депозитов юридических лиц и международных заимствований», — подчеркивает управляющий директор ККБ.

«Пока мировые площадки закрыты для внешнего фондирования казахстанских банков, внутренние ресурсы в виде депозитов населения достаточно интересны для растущих банков, которые ведут активную кредитную политику», — добавляет г-н Ломтадзе.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее