Митинг, которого не допустили

ПОВЕСТКА ДНЯ

Митинг, которого не допустили

Власти основательно подготовились, чтобы анонсированный на 21 мая общереспубликанский митинг «против продажи земли» не состоялся. Пригласив в комиссию по земельной реформе Мухтара Тайжана, Айдоса Сарыма, Мухтара Шаханова и других публичных лидеров националистов, власть умело отсекла от протестной массы умеренных противников реформы, которые могли последовать за лидерами, если бы те решились выйти на митинг.

Для другой части — противников продажи сельхозземель иностранцам — власти организовали мощную информационную акцию, призванную объяснить, что нерезидентам не светит ни пяди казахстанской земли. И здесь они использовали все каналы связи — СМИ, мессенджеры, социальные сети и публичные трибуны.

Провластные СМИ в своих материалах подчеркивали, что участники протестов — «пятая колонна», стремящаяся устроить «цветную революцию», «вторую Украину». Комментаторы намекали, что в подготовке протестов не обошлось без руки Запада.

Лидеров радикальной части противников земельных реформ власти перед 21 мая арестовали на 15 суток, признав их виновными в призывах к проведению несанкционированного митинга. Судя по словам заместителя генпрокурора Андрея Кравченко, таковых оказалось 40 человек. Среди арестованных были и те активисты, которых пригласили в комиссию по земельной реформе, но они отказались. Это координатор митинга в Атырау 24 апреля Макс Бокаев и лидер движения «Алаш жолы», организованного в начале апреля как раз против земельной реформы, Максат Нурыпбаев.

После того, как были арестованы активисты из Атырау, ждали, что наиболее крупную аудиторию соберет митинг в Алматы. За южной столицей страны давно закрепилась репутация самого оппозиционного города страны, и здесь достаточно активистов, способных организовать протестную акцию.

Но митинга не получилось. Власти города с раннего утра заградили все подступы к площади Республики, куда стекались группы людей, силами правопорядка. Появление толпы на площади, где происходили декабрьские события 1986 года, автоматически бы означало успех протестующих. Возможно, власти опасались реализации украинского сценария, когда протестующие встали на площади лагерем и противостояние в итоге перешло в более жесткую фазу, за которой последовало свержение власти.

Подходящих к оцеплению людей через короткое время — 10–20 минут — задерживали. Полицейские ждали, когда соберется несколько десятков людей и проявится активный оратор, после чего полицейские довольно жестко, но без жестокости задерживали «митингующих» и увозили их в автозаках в ближайший отдел полиции. Там задержанных просили написать свидетельские показания, как они попали на несанкционированное мирное собрание. Сразу после этого их выпускали. Эту стандартную схему применили и в других городах РК.

Тот факт, что юридически никого не задерживали, а лишь привлекали для дачи свидетельских показаний, позволил властям заявить, что никакого митинга не было. «Могу сказать, что митингов несанкционированных в стране не было, конфликтов с полицией не было, нарушений общественного порядка не допущено»,— сказал председатель комитета административной полиции МВД РК Игорь Лепеха.

На следующий день общественный деятель Мухтар Тайжан провел собрание в Алматы, куда пришло, по его оценкам, около 120 человек. Из них 30 заявили о незаконных действиях сил правопорядка 21 мая. Кроме того, г-н Тайжан 25 мая выступил в прессе со следующим заявлением: «Задержаны были на митингах всего 1 083 человека из Атырау, Орала, Алматы, где 21‑го числа люди выходили. Эти сведения у меня из компетентных источников. Сегодня встречаюсь с Кравченко, официально сдам эти заявления и буду требовать разбора по каждому случаю. Если незаконные задержания подтвердятся, как пишут эти люди, то тогда милиция должна за свои действия отвечать».

После 21 мая и чиновники, и противники земельной реформы сделали для себя вывод. Центр, увидев количество вышедших на улицу, должно быть, реально оценил степень готовности оппозиционеров, лидеров мнений, противников «продажи земли» к организованному протесту. Поняв, что земельные споры не могут массово мобилизовать протестные слои населения, Акорда, скорее всего, продавит первоначальный вариант земельных реформ. Вышедшие на улицу 21 мая казахстанцы осознали, что участие в протестных акциях не означает автоматических уголовных сроков, а значит, протестные акции могут происходить с большей частотой.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики