Почва для доверия

Редакционная статья

Почва для доверия

Протестные акции и последовавшие за ними отставки высших чиновников — эти события последних недель стали яркими проявлениями кризиса доверия власти, перерастающего в кризис политический. Пока степень этого кризиса не так высока, чтобы уличный протест перешел во что-то большее. Однако очевидно, что температура в обществе поднимается. Земельный вопрос — это лишь повод, пускай и очень существенный.

Если разобраться, сейчас, весной 2016 года, земельную тему вряд ли можно назвать самой актуальной с точки зрения протеста. Земкодекс с поправками по срокам аренды и возможностью аукциона был принят в минувшем году. И кстати, без особенных дискуссий. В документе нет нормы о продаже земли, против которой так искренне и эмоционально ратовала улица. А долгосрочная аренда земли иностранцами разрешена уже на протяжении многих лет, но почему-то это не вызвало особенного ажиотажа ни у приезжих, ни у казахстанцев.

Конечно, Астане, памятуя правительственный кризис 2003 года, разразившийся из-за земельной реформы, стоило ожидать резкой критики за очередную попытку расширить долю частника на земельном рынке. Пусть даже и под благовидным предлогом повышения эффективности землепользования. Земля для казахов была и остается вещью сакральной. Применять к ней рыночные категории многие считали недопустимым 13 лет назад и не изменили своего мнения до сих пор. Не учли власти и уровень китаефобии, который в казахстанском обществе достаточно высок. И, судя по тону некоторых документов и речей дипломатов и бизнесменов из Поднебесной, высок совсем небеспочвенно.

Очевидно, что за последние несколько лет граждане перестали доверять власти. Можно сказать, доверие тает на глазах. И на примере земельной проблемы это очень хорошо заметно. Общество не верит, что земля не попадет в руки иностранцам навсегда. Не верит, что многочисленные гости не ассимилируют казахстанцев. Нет уверенности и в том, что чиновники обеспечат настолько качественный контроль над арендаторами, что по истечении срока аренды земля не будет навсегда потеряна для сельского хозяйства. Аграрии — те самые люди, которые хорошо понимают все тонкости реформы — не верят, что получат справедливый бонитет, а через несколько лет после приватизации чиновники, преследуя цели перепродажи, не отберут их землю назад, ссылаясь на недостаточное содержание гумуса в почве.

Зыбким кажется уровень доверия и по ряду других направлений, которые планируется реформировать в ближайшее время: трехъязычное среднее образование, всеобщее обязательное медстрахование, легализация коллекторской деятельности.

Почему испарилось доверие? Политологи дают стандартный ответ: ухудшились социально-экономические условия, упали реальные доходы населения, власть, столкнувшись с нарастающим дефицитом бюджета, убирает одну за другой подпорки, которые делали его похожим на государство благосостояния. К этому стоит добавить — расширяется список несбывшихся ожиданий: наше нефтяное богатство не сделало нас столь же состоятельными, как жителей Эмиратов (а ведь это действительно обещали в 1990‑х), а оптимизм по поводу процветания в будущем потух еще после кризиса конца 2008–2009 годов. Нужно ли вспоминать две неожиданные девальвации национальной валюты, сопровождавшиеся невнятными заявлениями людей, принимавших эти решения, а также заверением со стороны президента, что о резком ослаблении курса он всех заранее предупредит.

События последних лет убедили большинство населения, что реформы нужны, и показали, что они будут болезненными. Однако проводить серьезную трансформацию в условиях кризиса доверия опасно. Необходимы срочные, но основательные меры по восстановлению доверительного диалога власти и общества.

Первый шаг в этом направлении уже сделан — создана комиссия по земельной реформе, куда включили и министров-технократов, и общественников, и так называемую внесистемную оппозицию, и экспертов-политологов. По аналогии можно было бы предположить, что для реализации каждой серьезной реформы будут создавать отдельную комиссию, но это кажется абсурдом.

Либерализация экономической жизни не должна происходить в условиях консервации жизни политической. Несколько лет назад очень хорошо чувствовался запрос на новые лица в политике. Сейчас зреет необходимость в новых политических силах. Контуры их уже видны — похоже, что это националисты. Они явно не те, с кем хотелось бы работать власти, но работать все-таки придется.

Читайте тему номера: Май, труд, митинг

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?