Мимо экономики

Мимо экономики

По данным Национального банка, на начало прошлой недели его кредиторская задолженность перед банками второго уровня превысила 1,5 трлн тенге. Эту цифру директор департамента монетарных операций Нацбанка Алия Молдабекова привела как доказательство «позитивных сдвигов в увеличении объемов свободной ликвидности в банковском секторе» благодаря действиям регулятора.

Первым шагом стало введение свободно плавающего обменного курса. Нацбанк свел до минимума свое вмешательство в операции на валютном рынке и отдал тенге на волю нефтяным котировкам и курсу рубля: именно эти факторы определяют волатильность курса нацвалюты, а ежедневные спрос и предложение на валютном рынке — курс иностранных валют к тенге.

Но нельзя сказать, чтобы это сильно повлияло на тенговую ликвидность: на графике видно, что только в феврале начал расти объем изымаемой Нацбанком избыточной ликвидности БВУ. Напомним, что со 2 февраля казахстанский ЦБ возобновил операции постоянного доступа на денежном рынке, приостановленные в декабре 2015 года, и начал предоставлять БВУ ликвидность по базовой ставке 17±2%. Избыток ликвидности начал расти.

Повышение ставки по депозитам в тенге до 14% с 1 февраля запустило процесс переворачивания долларовых вкладов в тенговые. «Это позволило повысить привлекательность тенговых инструментов, начался процесс дедолларизации. Изменение предпочтений депозиторов в пользу национальной валюты позволило банкам чувствовать себя более комфортно в вопросе ликвидности»,— говорится в сообщении Нацбанка.

По данным НБРК, с момента возобновления операций постоянного доступа спрос на тенговую ликвидность стал снижаться. Данные по открытой позиции по операциям НБРК говорят о том, что объем изъятой банковской ликвидности постоянно растет. На деле это означает, что более полутора триллионов тенге прошли мимо экономики: банки не направляют эти деньги на кредитование.

Г-жа Молдабекова также сообщила, что НБРК вместе с банками — первичными агентами приступил к формированию кривой доходности по ГЦБ.