Некоммерческий бизнес

Постепенно кинопроизводство перестает управляться государством и переходит в частные руки

В 2015 году в Казахстане было произведено 22 полнометражных игровых фильма. Семь было снято на государственной киностудии «Казахфильм», т.е. 32% от всех картин прошлого года. Остальные 16 — на частных киностудиях, что составило 68%. Причем четыре фильма снято в регионах Казахстана — три в Шымкенте и один в Темиртау. Таким образом, доля регионального кино составляет пока 18%.

На волне патриотизма

Доля казахстанских фильмов, снимаемых на государственные деньги, всегда была довольно высокой. Еще три-четыре года назад она составляла 70%. Но сегодня это соотношение изменилось, потому что «Казахфильм» сейчас выполняет преимущественно государственный заказ. Некоторые фильмы начали сниматься еще в 2014‑м и даже в 2013 и 2012 годах. Просто их релиз выпал на 2015 год. К примеру, работа над фильмом «Дорога домой» Рашида Сулейменова велась два года, «Аманат» Сатыбалды Нарымбетова — три, «Жол» Аскара Узабаева — четыре. Главное, что эти фильмы снимались не с целью заработать деньги, поэтому киностудия не спешила выпускать их в прокат. Более того, их прокат носил чисто номинальный характер, а, скажем, картина «Аманат» так и не была показана в кинотеатрах.

Из шести фильмов два исторических — «Кунанбай» Досхана Жолжаксынова и «Аманат» Сатыбалды Нарымбетова. Первый об отце великого поэта Абая, второй — о репрессированном историке Ермухане Бекмаханове и национально-освободительной войне хана Кенесары. Полностью идеологическим можно назвать фильм «Дорога домой» Рашида Сулейменова. Он о молодом биологе, который работает на Западе, но приехав в Казахстан в дом своего деда, делает открытие, которое спасет весь мир. Идеологический он потому, что весь построен на штампах, не раскрывает реальных характеров и в чем-то смешон своей схематичностью. «Жол» Аскара Узабаева и «Ореховое дерево» Ерлана Нурмухамбетова, «Кенже» Ермека Турсунова сняты на «Казахфильме» практически случайно. Может быть, поэтому так затруднен был их выход в прокат. Первый фильм рассказывает о сложной судьбе боксера, который вынужден подрабатывать грузчиком на барахолке, второй — о жизни молодой семьи в ауле, где даже в роддом попасть нельзя без звонка местного акима. «Кенже» Ермека Турсунова — о двух братьях, один из которых стал киллером, второй — заказчиком этих убийств. Можно сказать, что все эти семь фильмов были результатом предыдущих лет работы.

В реальности в 2015 году на киностудии «Казахфильм» снимался 10‑серийный исторический сериал «Казахское ханство» режиссером Рустемом Абдрашовым, шестой фильм — о президенте страны «Так сложились звезды» — российским режиссером Сергеем Снежкиным, и фильм Акана Сатаева «Дорога к матери». То есть к настоящему моменту совершенно точно оформилась стратегическая линия того, какое кино будет поддержано государством: историческое и идеологическое.

Как правило, фильмы, бюджет которых составляет от одного до трех миллионов долларов, снимаются для шумной премьеры и в прокате проходят почти незаметно, в фестивалях не участвуют и на кинопроцесс практически не влияют. Хотя именно в этом секторе на кинопроизводство тратится больше всего денег. Точных цифр о том, каков годовой бюджет «Казахфильма», нет.

Лицо страны

В Казахстане снимается немало картин и по заказу неправительственных организаций, которые не получают прибыли от своей деятельности. Такие фильмы финансируются грантами или частными инвесторами и, как правило, ориентированы на кинофестивали. Это малобюджетное кино, и оно не предполагает прибыли с проката. Три ленты из этого сектора действительно имели международный успех: «Шлагбаум» Жасулана Пошанова получил приз «Святого Георгия» на Московском кинофестивале и ряде других кинофорумов, «Первая жена Сагынтая» Данияра Саламата — приз в Коттбусе (Германия), а «Бопем» был показан на МКФ в Варшаве и других фестивалях. Именно по фильмам третьего сектора оценивают наше кино за рубежом. Но фестивально успешными можно назвать также картину, снятую на государственные средства — «Ореховое дерево», а также одну коммерческую. Это «Жат» Ермека Турсунова. Бюджет «Жата» в разы больше обычного: как сказал в одном из своих интервью продюсер Канат Торебай, больше 1 млн долларов. «Жат» был заявлен на «Оскар» от Казахстана.

Бюджет артхаусных картин в Казахстане составляет 10–15 тыс. долларов. Известно, что бюджет фильма «Шлагбаум» был 15 тыс. долларов, но создатели не получали гонораров за свою работу. Бюджет фильма «Первая жена Сагынтая» и того меньше. Но главное, что эти фильмы ориентированы на художественные качества и, как правило, носят социальный характер.

В погоне за Голливудом

В казахстанском кинематографе существует и бизнес-сектор — 55% от всех производимых в Казахстане картин. Но отнюдь не все картины, снимаемые в нем, рассчитаны на прибыль.

Бюджет коммерческих картин колеблется от 200 до 500 тыс. долларов. Считается, что вкладывать в фильм более 300 тыс. неразумно, потому что и эти деньги с трудом отбиваются в прокате.

Что касается кассовых сборов, то самые успешные покрывают затраченный бюджет и зарабатывают примерно столько же. Наиболее коммерчески успешными в 2015 году были комедии «Побег из аула» Нуртаса Адамбая, «Свадьба на троих» Аскара Бисембина, криминальная драма «Рэкетир-2» Акана Сатаева, мелодрама «Адель» опять-таки Аскара Бисембина.

Но есть и такие фильмы, у которых сборы не были целью номер один. К примеру, очевидно, что официально заявленный бюджет фильма «Весь мир у наших ног» Саламата Мухамед-Али в 7 млн долларов не был перекрыт сборами от проката. У создателей фильма стояли гораздо более амбициозные задачи — создать фильм голливудского масштаба, где играли бы голливудские звезды. Но чего-то не хватило, чтобы достигнуть голливудских масштабов.

Что касается регионального кино, то оно, безусловно, будет расти. Уже сейчас наблюдается разнообразие в жанрах. Комедия «Потому что шымкентский» Жанибека Жанкараева. «Омир-ай» Шапагата Орынбаева о юношах, которые приезжают в Алматы, чтобы покорить город. К участию в фильме привлечены многие популярные певцы. «Регион 13» Омара Сункара — триллер, рассказывающий о борьбе с терроризмом. Большинство этих фильмов снимаются на казахском языке, а это уже само по себе есть гарантия того, что на них пойдет казахскоязычный зритель. Так что это только вопрос времени, когда региональное кино начнет делать заметные бокс-офисы.

Казахстанская киноиндустрия в целом перестала быть управляемой государством. Правда, ведущая киностудия — «Казахфильм» — сосредоточилась на госзаказах. Однако полностью исчезла монополия на запуск и контроль над тем, что снимается на частных студиях. Напомним, в предыдущие пять лет была практика финансового участия «Казахфильма» в проектах частных студий, что, с одной стороны, давало большее количество картин, а с другой — приводило к контролю за контентом этих фильмов на всех этапах производства. Минус в том, что большая киностудия со своими традициями, историей перестала быть местом объединения всех кинематографистов. 

* Киновед, доктор искусствоведения.

Кинобума не ждите

Константин Козлов

Госфинансирование отечественного кинематографа за последние два года значительно снизилось. Трудно оперировать какими-то конкретными цифрами, однако даже по количеству выпускаемых нашей госкиностудией фильмов можно понять, что дела там обстоят довольно печальным образом. Еще пять лет назад «Казахфильм» выпускал примерно 10 картин в год. Сейчас эта цифра сократилась более чем вдвое. А те ленты, которые еще продолжают выходить на экраны, чаще всего были сняты два-три года назад. Сейчас государством финансируется два проекта: «Так сложились звезды» (из серии «Путь Лидера» о жизни президента страны) и сериал «Казахское ханство», который тоже достаточно многострадален. В ближайшее время ситуация вряд ли выправится — влияет и кризис. Не совсем ясен статус «Казахфильма» — будут ли его приватизировать, продавать или уже продали. Поэтому кинобума от главной киностудии страны в ближайшее время ожидать не стоит. По сути, киностудия сейчас в коматозном состоянии.

Тем не менее сборы от отечественных фильмов увеличились. За последние несколько лет можно назвать пару картин, которые принесли создателям удачу в прокате — это «Коктейль для звезды», «Келинка Сабина», «Свадьба на троих», «Побег из аула». Секрет успеха этих фильмов прост: минимальные затраты, простой комедийный жанр (за редкими исключениями вроде мелодрам «Адель» или «Он и Она»), который понятен публике и который привлекает людей в кинозалы. Те же, кто решает экспериментировать с жанром и при этом оставаться в рамках кассового кино, почти всегда обречен потерять в средствах. Они либо провалятся в прокате, либо будут вынуждены искать зарубежные рынки. Это редко увенчивается успехом. Например, насколько я знаю, Карина Сарсенова, продюсер фильма, снятого по ее книге «Хранители пути», всерьез запланировала прокат своей ленты по всему СНГ. Насколько это будет успешно — вопрос открытый. Чаще всего режиссеры, экспериментировавшие с жанрами, как, к примеру, в случае с «Охотой за призраком», свои риски минимизировали сотрудничеством с «Казахфильмом» — поэтому провал был им не страшен. Частные киностудии на такую роскошь рассчитывать не могут, поэтому и выбор жанра у них небогат: комедии, изредка мелодрамы или криминал (но и тут успехов немного).

Сейчас таких фильмов подавляющее большинство, поэтому мы и видим засилье комедий на наших экранах. Успехов вроде «Келинки Сабины» и «Свадьбы на троих» не так уж и много, а желающих нагреть руки на комедийном жанре достаточно. Поэтому сейчас количество не самым удачным образом сказывается на качестве. Но убийственный аргумент — народу нравится заставлять задуматься: все ли мы правильно делаем.

У нас практически нет фильмов, которые были бы посередине, между коммерческим кино и артхаусом, чем славен, к примеру, европейский или южнокорейский кинематограф. Там одновременно есть и работа со стилем и в то же время доступность мало-мальски широкому зрителю. Многие наши авторские картины тоже могли бы быть интересны широкому зрителю, ибо там затрагиваются очень важные моменты: коррупция, беспредел властей (как в «Хозяевах» Адильхана Ержанова), подростковая жестокость и насилие (как в «Уроках гармонии» Эмира Байгазина). Но прокат такие фильмы у нас не жалует. На прокат у независимых режиссеров нет денег, а под государственными условиями идти в прокат они не хотят: в этом случае их начнут просить изменить канву фильма, убрать излишнюю депрессивность. Настоящий автор на это никогда не пойдет, а прокатывать версию без купюр государство просто не решится. Слишком уж в этих фильмах неприглядной оказывается наша жизнь.

Есть и те, кто просто упражняется в поисках киноязыка и стиля — кроме знатоков и завсегдатаев фестивалей такие фильмы редко кому нужны. Поэтому их никто и не видит. «Казахфильма», часто в этих вопросах пользуются его поддержкой. Например, оплатой кинопроката. Но «Казахфильм» даже в лучшие свои годы так и не смог наладить дистрибуцию, поэтому чаще всего создатели картин занимаются ею сами или отдают на аутсорсинг частникам. В общем, те, кто хочет собрать кассу со своей картины, этим вопросом озаботятся сами, другим же прокат и дистрибуция, в общем-то, не особо и нужны.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?