Угроза в миттельшпиле

Редакционная статья

Угроза в миттельшпиле

Условия игры поменялись, когда партия была уже разыграна. В 2014 год Казахстан вступал, закономерно ожидая усиления торгово-промышленной кооперации с РФ и еще одним партнером по Таможенному союзу — Беларусью. В мае 2014‑го три страны должны были подписать договор о преобразовании ТС в Евразийский экономический союз со свободным движением по внутреннему периметру объединения товаров, капитала и рабочей силы. Редкая речь казахстанского президента Нурсултана Назарбаева тогда обходилась без отсылки на то, что Евразийский союз — это его идея, сформулированная давно, 20 лет назад, и только сейчас нашедшая свое воплощение.

2014‑й перевернул все с ног на голову. Весной на фоне украинского внутриполитического конфликта обострились отношения между Россией и Украиной, а также западными странами. Последние ввели санкции против России, та в свою очередь ответила контрсанкциями, запретив ввоз части продовольствия из США и европейских стран на свою территорию. При этом северный сосед отнесся, как принято выражаться, «с пониманием» к позиции Казахстана и Беларуси, любезно предложив им замещать западный импорт или перерабатывать запрещенное сырье у себя с последующей поставкой в Россию. Впоследствии, когда соглашение об ассоциации Украины с ЕС, предусматривающее создание зоны свободной торговли, вступило в действие, РФ запретила ввоз украинских товаров, а транзит их в Казахстан должен был осуществляться через Беларусь в пломбированных вагонах с возможностью отслеживать маршрут через ГЛОНАСС.

Сложно сказать, насколько серьезный удар нанесла этим Москва по едва набравшей ход евразинтеграции, но всем стало очевидно, что в экономическом объединении восторжествовала политика. Это политика непросчитываемая, что и продемонстрировали дальнейшие события. К началу 2015‑го в ЕАЭС приняли Кыргызстан и Армению. Причем последнюю приняли, закрыв глаза на ее нерешенные территориальные противоречия с Азербайджаном. Как и Украину, Армению долго качало между ассоциацией с ЕС и вступлением в ТС, но после украинских событий Москва была не намерена терпеть такое балансирование. Единственный сильный шаг, который в это время сделал Казахстан — вежливое требование Назарбаева провести внешнюю таможенную границу ровно там, где проходят признанные ООН границы страны. Так, чтобы Нагорный Карабах оставался за периметром.

Еще летом 2014 года Турцию хотели видеть в ЕАЭС. После обострения российско-турецких отношений осенью 2015‑го под российские санкции попал и импорт турецкого продовольствия. Казахстанским торговым фирмам пришлось менять маршруты, поскольку доставка турецких товаров по РФ более была невозможна. «Сам факт перемаршрутирования экспортных и внешнеторговых потоков между нашими странами сказывается на наших бизнесменах, поэтому мы в принципиальном плане против санкций как таковых, санкции — не самый эффективный метод решения проблем»,— миролюбиво рассуждал глава МИД Казахстана Ерлан Идрисов. А наши чиновники и журналисты, как и годом ранее, раскачивали тему тотального импортозамещения турецких товаров на российском рынке казахстанскими.

Ни в первом, ни во втором случае выгод от российских контрсанкций мы не получили, да и не могли бы получить априори. Впрочем, трезвые наблюдатели говорили об этом еще два года назад.

Позиция игрока, относящегося к активному большому соседу с пониманием не дала нам ровно никаких профитов. Но была ли она ошибочной? Вряд ли. В нечитающейся ситуации мы своей активностью могли только навредить своему бизнесу за рубежом, да и внутри страны. Нам остается лишь и далее пребывать в своем доброжелательном нейтралитете ко всем.

Но важно подвести промежуточные итоги и сделать выводы. Главный из них — нужно хотя бы временно вычеркнуть ЕАЭС с первых позиций в списке реальных конкурентных преимуществ нашей экономики. Большой рынок — это фактор, который в одночасье может испариться, как и свободное перемещение товаров, и доступ к общей транспортной сети. Но если уж мы и правда мечтаем о том, чтобы попасть на российский рынок, то следует больше внимания уделять поддержке своих экспортеров деньгами и консалтингом. Помогать им выстраивать товаропроводящие цепочки, и как можно активнее решать их проблемы на самом высоком уровне. 

Читайте тему номора: Контрсанкционный призыв

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики