Угроза в миттельшпиле

Редакционная статья

Угроза в миттельшпиле

Условия игры поменялись, когда партия была уже разыграна. В 2014 год Казахстан вступал, закономерно ожидая усиления торгово-промышленной кооперации с РФ и еще одним партнером по Таможенному союзу — Беларусью. В мае 2014‑го три страны должны были подписать договор о преобразовании ТС в Евразийский экономический союз со свободным движением по внутреннему периметру объединения товаров, капитала и рабочей силы. Редкая речь казахстанского президента Нурсултана Назарбаева тогда обходилась без отсылки на то, что Евразийский союз — это его идея, сформулированная давно, 20 лет назад, и только сейчас нашедшая свое воплощение.

2014‑й перевернул все с ног на голову. Весной на фоне украинского внутриполитического конфликта обострились отношения между Россией и Украиной, а также западными странами. Последние ввели санкции против России, та в свою очередь ответила контрсанкциями, запретив ввоз части продовольствия из США и европейских стран на свою территорию. При этом северный сосед отнесся, как принято выражаться, «с пониманием» к позиции Казахстана и Беларуси, любезно предложив им замещать западный импорт или перерабатывать запрещенное сырье у себя с последующей поставкой в Россию. Впоследствии, когда соглашение об ассоциации Украины с ЕС, предусматривающее создание зоны свободной торговли, вступило в действие, РФ запретила ввоз украинских товаров, а транзит их в Казахстан должен был осуществляться через Беларусь в пломбированных вагонах с возможностью отслеживать маршрут через ГЛОНАСС.

Сложно сказать, насколько серьезный удар нанесла этим Москва по едва набравшей ход евразинтеграции, но всем стало очевидно, что в экономическом объединении восторжествовала политика. Это политика непросчитываемая, что и продемонстрировали дальнейшие события. К началу 2015‑го в ЕАЭС приняли Кыргызстан и Армению. Причем последнюю приняли, закрыв глаза на ее нерешенные территориальные противоречия с Азербайджаном. Как и Украину, Армению долго качало между ассоциацией с ЕС и вступлением в ТС, но после украинских событий Москва была не намерена терпеть такое балансирование. Единственный сильный шаг, который в это время сделал Казахстан — вежливое требование Назарбаева провести внешнюю таможенную границу ровно там, где проходят признанные ООН границы страны. Так, чтобы Нагорный Карабах оставался за периметром.

Еще летом 2014 года Турцию хотели видеть в ЕАЭС. После обострения российско-турецких отношений осенью 2015‑го под российские санкции попал и импорт турецкого продовольствия. Казахстанским торговым фирмам пришлось менять маршруты, поскольку доставка турецких товаров по РФ более была невозможна. «Сам факт перемаршрутирования экспортных и внешнеторговых потоков между нашими странами сказывается на наших бизнесменах, поэтому мы в принципиальном плане против санкций как таковых, санкции — не самый эффективный метод решения проблем»,— миролюбиво рассуждал глава МИД Казахстана Ерлан Идрисов. А наши чиновники и журналисты, как и годом ранее, раскачивали тему тотального импортозамещения турецких товаров на российском рынке казахстанскими.

Ни в первом, ни во втором случае выгод от российских контрсанкций мы не получили, да и не могли бы получить априори. Впрочем, трезвые наблюдатели говорили об этом еще два года назад.

Позиция игрока, относящегося к активному большому соседу с пониманием не дала нам ровно никаких профитов. Но была ли она ошибочной? Вряд ли. В нечитающейся ситуации мы своей активностью могли только навредить своему бизнесу за рубежом, да и внутри страны. Нам остается лишь и далее пребывать в своем доброжелательном нейтралитете ко всем.

Но важно подвести промежуточные итоги и сделать выводы. Главный из них — нужно хотя бы временно вычеркнуть ЕАЭС с первых позиций в списке реальных конкурентных преимуществ нашей экономики. Большой рынок — это фактор, который в одночасье может испариться, как и свободное перемещение товаров, и доступ к общей транспортной сети. Но если уж мы и правда мечтаем о том, чтобы попасть на российский рынок, то следует больше внимания уделять поддержке своих экспортеров деньгами и консалтингом. Помогать им выстраивать товаропроводящие цепочки, и как можно активнее решать их проблемы на самом высоком уровне. 

Читайте тему номора: Контрсанкционный призыв

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее