А теперь переворачиваемся!

Вопрос 2016 года: поверит ли Казахстан в тенге?

А теперь переворачиваемся!

Суверенный рейтинг РК, состояние и прогнозы по развитию корпоративного сектора, страховой и банковский сектора — вот ключевые темы круглых столов в рамках X ежегодной конференции по Казахстану международного рейтингового агентства Fitch Ratings. Ситуация непростая, и то, насколько быстро система выйдет из шока, будет зависеть от темпов конвертации депозитов из инвалюты в тенге.

По направлению к нулю

С презентацией «Казахстанские банки: вызовы во время экономического спада» выступил директор аналитической группы Fitch по финансовым организациям Роман Корнев. Он подчеркнул, что девальвация оказала умеренное влияние на капитал БВУ, так как позиции в иностранной валюте захеджированы Национальным банком посредством операций долгосрочного свопа. В результате капитал первого уровня отдельных банков снизился лишь на 2–5 процентных пунктов. Капитал второго уровня даже несколько вырос, благодаря привлечению банками субординированного долга за счет средств ЕНПФ.

Дефицит дешевой тенговой ликвидности стал причиной стагнации кредитования — основного канала получения процентных доходов банков. Прибыльность сектора до отчисления на обесценение не пострадала от девальвации также благодаря хеджирующему инструменту центробанка: долгосрочные свопы, объем которых превысил 1 трлн тенге, перекрыли совокупный убыток в 820 млрд тенге. Кредитование, скорректированное на девальвацию, «просело» на 2%, в корпоративном секторе снизилось на 5% главным образом из-за масштабных списаний NPL несколькими банками. В 2016 году, по прогнозам Fitch, рост кредитного портфеля будет около нуля. Причины — высокая долларизация депозитов и умеренное денежное предложение со стороны государства.

Как предполагает Fitch, не произойдет существенного улучшения качества кредитов. Хотя в 2015 году доля NPL по сектору сократилась с 24% совокупного ссудного портфеля до 8%, произошло это в основном за счет списаний необслуживаемой задолженности БТА Банка. В 2015 году увеличился объем реструктурированных займов, что нивелировало снижение доли NPL. Девальвация будет основным фактором давления на качество кредитов, особенно номинированных в иностранной валюте в нынешнем году. Роман Корнев привел такие данные: объем валютных займов составляет порядка 20 млрд долларов, из которых 2 млрд — необслуживаемые, 8 млрд — реструктурированные займы и списанные кредиты БТА, 10 млрд — работающие займы. Высока угроза перехода этой последней категории в разряд NPL, поскольку многие заемщики не имеют валютной выручки, чтобы своевременно их обслуживать. Потенциальное ухудшение качества портфелей окажет давление на капитализацию банков.

Не обошел вниманием г-н Корнев и актуальную тему недостатка тенговой ликвидности. По его словам, доступ к тенге остается проблемой. Сейчас происходит конвертация депозитов, но, по словам спикера, на цифрах это мало отражается. Остается высокая зависимость банков от государственного финансирования. Новую ликвидность, как обещает правительство, предоставит банкам ЕНПФ, что может поддержать кредитование. По данным ЕНПФ, в настоящее время из 6 трлн тенге пенсионных активов примерно 30% приходится на фондирование БВУ.

Медленные перевороты

Оценки банкиров по обратной конвертации долларовых депозитов в тенговые более оптимистичны. Председатель правления Altyn Bank Аскар Смагулов считает, что ситуация с тенге изменилась к лучшему. «Мы занимали до полутора триллионов тенге, но в марте-апреле наблюдается обратная ситуация: банки размещают ликвидность в Национальном банке или друг у друга. Нетто-размещения превышают триллион. Вопрос с тенговой ликвидностью снят с повестки дня, но стоимость ее пока не располагает к очень быстрому наращиванию кредитования, особенно в хорошие проекты. Мы ожидаем, что денежно-кредитная политика в условиях плавающего курса будет смягчаться. Мы ждем заседания по базовой ставке. Сектор надеется, что после решения проблемы с тенговой ликвидностью решится и вопрос с ее стоимостью»,— сказал он в ходе круглого стола по банкам.

По словам Мурата Кошенова, заместителя председателя правления Народного банка Казахстана, на начало 2016 года тенговые депозиты в НБК составляли четверть всего объема, сейчас их доля выросла до 30%. «Более осторожно себя ведут розничные депозиты, переворачивание происходит чуть медленнее, по корпоративным депозитам — чуть быстрее. Но в целом депозиторы ведут себя несколько настороженно», — отметил он.

Глава Банка ЦентрКредит Владислав Ли считает, что процесс увеличения доли тенговых депозитов займет не менее 8–9 месяцев. «Надеемся, что к концу года ситуация улучшится. До февраля 2014 года доля депозитов населения составляла примерно 40 процентов в тенге, и это позволяло нам кредитовать под 10–12 процентов. Даже половины всех депозитов в тенге было бы достаточно, чтобы обеспечить тенговой ликвидностью банковскую систему»,— уверен г-н Ли.

Модератор банковской панели управляющий директор аналитической группы по финансовым организациям Fitch Джеймс Уотсон обратился ко всем участникам конференции с вопросом: «Кто считает, что до конца 2016 года доля долларовых депозитов снизится на 10 или больше процентов? То есть населения — ниже 70 процентов, юрлиц — ниже 50 процентов». Оказалось, что мнения тех, кто верит в такую перспективу, и тех, кто в ней сомневается, разделились примерно пополам, но скептиков было все же чуть больше.

Много вопросов было обращено к представителю Нацбанка, директору департамента финансовой стабильности и рисков Сабиту Хакимжанову. В частности, такой: что делает регулятор для дедолларизации? «Делает политику по процентным ставкам прозрачной и перешел на более гибкую систему курсообразования,— ответил г-н Хакимжанов. — Комбинация этих двух факторов приведет к тому, что, безусловно, доверие корпоративных и розничных инвесторов, вкладчиков будет постепенно расти. Но мы не считаем, что этот процесс будет быстрым».

Представителей Fitch также интересовало, будет ли центробанк практиковать сделки «валютный своп». По словам Сабита Хакимжанова, спроса и запросов на продление свопов сейчас нет, более того, некоторые банки предлагают закрыть эти позиции досрочно. «Эта мера была вынужденной,— подчеркнул он,— в 2014 году Нацбанк предоставил долгосрочные свопы банкам. Сейчас мы не видим большого спроса на этот инструмент, но в целом есть понимание, что предоставление банкам свопов, особенно долгосрочных, не должно быть частью денежно-кредитной политики. Нацбанк должен сосредоточиться на том, чтобы создать условия, при которых участники рынка предоставляли бы друг другу эти инструменты на рыночной основе, и чтобы эти риски становились более понятными для участников рынка».

В ожидании перемен

Надежда на перемены — это основной посыл всех представителей банковского сектора, с кем пришлось общаться «Эксперту Казахстан» в последнее время. Есть понимание того, что необходимо предпринимать радикальные меры для оживления всего финансового сектора. От здоровья банков, страховых, лизинговых компаний, по сути, зависит и здоровье всей экономики. Давно мы уже не слышали рассуждений о банках как кровеносной системе реального сектора — подсыхает денежный канал.

Возможно, что-то изменится с приходом в Ассоциацию финансистов Казахстана Магжана Ауэзова. Предприниматели приветствуют его избрание на эту должность, надеясь на изменение денежно-кредитной политики в интересах реального сектора. Финансисты связывают с ним, знающим все проблемы банков изнутри, повышение роли АФК в принятии решений, стимулирующих дальнейшее развитие сектора в целом.

Магжан Ауэзов приступил к работе в новой должности с 15 апреля. В АФК он пришел не с пустыми руками, а с пакетом предложений. По его мнению, ассоциации в 2016 году предстоит сосредоточиться на выполнении пяти ключевых задач. Начать следует с обсуждения внутри АФК, а затем и с регулятором, правительством и обществом среднесрочной и долгосрочной стратегий развития финсектора в контексте решения общих задач развития экономики и стратегии «Казахстан-2050». В том числе глобальных трендов в мире финансов: активное развитие финтеха, стремительный рост и продвижение мобильных технологий в финансовых услугах и многих других. Это действительно очень важная задача: без модернизации казахстанские банки рискуют безнадежно отстать от общемировых тенденций.

Второе направление деятельности АФК: участие в обсуждении и выработке антикризисных мер как финансового сектора, так и в других секторах, связанных с финсектором.

Третье: повышение эффективности и результативности работы ассоциации с госорганами — Национальным банком, правительством и парламентом, акиматами, фондом «Самрук-Казына», холдингом «Байтерек», как самостоятельно, так и совместно с НПП.

Четвертое: повышение качества и расширение спектра услуг, предоставляемых ассоциацией ее членам, включая аналитику и консультации.

И, наконец, пятая задача: повышение имиджа финансового сектора в обществе как стратегической отрасли экономики, крупного работодателя, осознающего свою социальную ответственность и проводящего большую работу в этом направлении.

Назрела необходимость в диалоге и с госорганами, и с коллегами по цеху. Какие-то вопросы финорганизации могут решить самостоятельно, но решение проблемы долларизации депозитов или дефицита тенговой ликвидности лежит на Нацбанке.

«Важно, какие решения будут найдены, чтобы обеспечить мягкое приземление сектора в период высокой турбулентности; как избежать, с одной стороны, острых кризисов, которые могут вызвать коллапс системы с непредсказуемыми последствиями, а с другой — обеспечить реформу отрасли, чтобы избежать долгосрочной стагнации», — считает Магжан Ауэзов.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?