Путешествие в будущее мелкими шажками

Часть пенсионных денег можно передавать индивидуальным управляющим, что позволит создать конкуренцию, наполнить фондовый рынок ликвидностью и повысить доходность пенсионных активов

Путешествие в будущее мелкими шажками

Сейчас очень трудно найти эксперта, который бы высказал объективное профессиональное мнение о пенсионной системе, о ЕНПФ, инвестировании пенсионных активов и об ожидающихся переменах в управлении ими. В этом смысле недавно назначенный председателем правления Qazaq Banki Кантар Орынбаев выгодно отличается от других финансистов. У него за плечами более чем десятилетний опыт работы в пенсионной системе, он занимал должность первого заместителя председателя НПФ Народного банка Казахстана, а перед объединением пенсионных активов в ЕНПФ возглавлял пенсионный фонд «Атамекен». И, главное, у него есть собственное мнение о дальнейшем развитии накопительной пенсионной системы, которым он с нами поделился.

Час индивидуальных управляющих

— Кантар Бекаралович, Нацбанк по поручению президента будет выводить пенсионные активы из-под своего контроля и привлекать к управлению рыночных игроков. Не кажется ли вам, что самым трудным будет поиск ответа на вопрос: как сочетать управление пенсионными активами частными компаниями со сложившейся в последнее время распределительной системой инвестирования ПА?

— Нужно учитывать, что свободных наличных денег как таковых практически нет, большая часть средств ЕНПФ вложена в инструменты, а новые поступления и текущие погашения расписаны по конкретным программам. Поэтому возникает вопрос: каким образом будут распределяться пенсионные портфели по новым управляющим компаниям? В виде ГЦБ? В виде неликвидных корпоративных бумаг? Думаю, что для любой большой управляющей компании такой портфель не будет представлять интереса. Принимая государственные облигации, а это существенная доля пенсионных активов, нужно держать их до погашения. В таком случае управляющей компании не нужны высококлассные специалисты, умеющие работать с высоколиквидными бумагами в основном на иностранных развитых рынках. На местном рынке такие бумаги есть, но в очень небольших объемах.

— Значит, не имеет смысла брать в управление пенсионные активы?

— Я думаю, можно было бы привлечь управляющих, которым было бы интересно управлять небольшой суммой денег, то есть индивидуальных управляющих. У нас в Казахстане есть такие люди, которые умеют управлять своими деньгами, иногда берут в управление средства своих знакомых, друзей. Есть специалисты, которые раньше работали в управляющих компаниях, имеют большой опыт, в том числе управления пенсионными активами. В чем плюс такой системы? Можно распределить среди них небольшие суммы пенсионных активов, например, по 10 миллионов тенге. Таких профессионалов немного, даже если их наберется тысяча, значит, в рынок индивидуальных управляющих отойдет порядка 10 миллиардов тенге. Для пенсионной системы, где сосредоточено около шести триллионов тенге, это капля в море, меньше процента. С такой суммой можно было бы пойти на эксперимент.

— Не хотелось бы терять и эту каплю…

— Система с большим количеством мелких управляющих вовсе не отменяет контроль и надзор, а главное, полную прозрачность. В результате мы получим конкуренцию на рынке управления пенсионными активами. Мы увидим много портфелей, которые можно сравнивать между собой: один управляющий дал семь процентов доходности, второй — 20, третий только два и так далее. По итогам года можно делать замеры и на основании финансовых результатов управляющих принимать решение о размере передаваемой им суммы активов. Наиболее результативные специалисты могут рассчитывать на увеличение объема денег из ЕНПФ, таким образом они будут нарабатывать историю управления ПА. Это первый плюс такой системы: из множества игроков мы будем выращивать успешных управляющих. Начиная с небольшой суммы, можно будет постепенно увеличивать передаваемые им пенсионные активы. Индивидуальный управляющий, который заработает репутацию на рынке, сможет со временем обрасти сотрудниками и создать компанию по управлению пенсионными активами — КУПА.

Денег в ЕНПФ становится все больше, а ликвидность — все меньше, потому что на рынке работает всего один фонд

История деятельности этих индивидуальных управляющих должна быть публичной. Их список с результатами управления в конце года ЕНПФ должен будет публиковать в печати, в интернете с указанием структуры портфеля пенсионных активов в едином формате с сопоставимыми показателями. Достоверность данных обеспечивается тем, что учет ведет ЕНПФ.

— Можно расширить информацию: кто он, где работал раньше, с какими результатами, какова его репутация как специалиста…

— Я согласен, отдельные факты биографии и трудовой деятельности также должны быть раскрыты, но это детали.

Вернемся к плюсам системы. Получив опыт управления пенсионными активами, брокер может работать и с ПИФами. Сейчас не знающему этого рынка человеку очень трудно выбрать ПИФ и еще труднее принять решение о передаче фонду в управление своих денег. Но при предлагаемой системе репутация управляющих будет известна, историю их работы можно будет отследить в открытых источниках информации. И, главное, на решение потенциального клиента может повлиять уверенность в том, что управление пенсионными активами не могут доверить неблагонадежному человеку.

Следующий плюс: мелкие брокеры дадут ликвидность рынку. Вот сейчас мы видим такую парадоксальную ситуацию, когда при сотне-тысяче мелких управляющих у каждого будет сотня-тысяча контрпартнеров: один сегодня покупает, другой продает, завтра они меняются ролями. Мы дадим ликвидность рынку, мелкую ликвидность, когда пакет на 10 миллионов всегда можно будет продать. Брокеры будут торговать, будут спекулировать. У нас почему-то в последнее время не любят это слово, но это нормально для рынка — зарабатывать.

Что мы имели при прежней системе? Большие фонды обычно покупали бумаги и «сидели» на них, большая часть портфеля была «до погашения». Мелкие портфели, скорее всего, будут трейдинговыми. Я думаю, что так, малой кровью, можно начать большое путешествие в будущее, и через 10 лет на базе мелких управляющих появится пусть даже не 100, но 20–30 компаний по управлению пенсионными активами с десятилетней историей. Тогда можно будет из пенсионного портфеля давать им в управление большие деньги. В пенсионной системе нужно планировать на долгосрочную перспективу: это длинные деньги и длинный результат.

Просто бизнес

— Все это хорошо, но как обезопасить себя от недобросовестных управляющих? Вопрос доверия — самый острый, если речь идет о деньгах.

— Здесь можно подойти так же, как к обычной финансовой организации. Банк, страховая компания, пенсионные фонды отвечают за сохранность денег клиентов собственным капиталом. Индивидуальный брокер должен иметь собственные средства, например, в размере 10 процентов от активов. Но не в обеспечение определенной доходности. Если помните, от НПФ требовали, чтобы к концу года он показал доходность не ниже 30 процентов от средней по системе, иначе он отвечал акционерным капиталом. Не доходность этот капитал брокера должен обеспечивать, а его добросовестность! Нарушил правила игры — будет наказан «рублем». И, кроме того, к управлению должны допускаться те люди, у которых есть пенсионные накопления. Во-первых, в таком случае он будет стараться лучше управлять и в своих интересах, ведь высокая доходность, которую он получил, будет падать и на его счет, во-вторых, пенсионные накопления — это история и его доходов в прошлом.

— И все же нет уверенности, что можно полностью застраховаться от злоупотреблений. Даже пенсионные фонды, со всех сторон обложенные регулятором, ухитрялись нарушать законодательные нормы и применять мошеннические схемы в работе. Как можно контролировать мелких брокеров? К тому же существует мнение, что крупных участников рынка легче регулировать, потому что у них лучше отстроены все процессы, лучший учет и так далее.

— Так принято считать, но это не всегда соответствует реальности. Когда я работал в НПФ Народного банка, считалось, что у нас чуть ли не у единственных среди НПФ был хороший портфель. Это правда, но не полная. Я и сейчас считаю, что у Халык фонда был самый чистый портфель. Но это был не единственный случай. И у небольших фондов были чистые портфели, например, у «НефтеГазДем», НПФ «Капитал». При этом и у крупных фондов были в портфеле токсичные активы, переоцененные активы. Я вижу разницу в том, что одни фонды относились к своей деятельности как к бизнесу и хотели развивать этот бизнес, преследуя цель повысить стоимость акционерного капитала. Другие — и не только сам фонд, но и его материнская компания — как к источнику дешевых длинных денег. У этих НПФ были «грязные» портфели. Я убежден в том, что индивидуальный управляющий будет относиться к своей работе как к бизнесу, а к комиссионным — как к единственному источнику его дохода, особенно если за ним будет наблюдать профессиональный управляющий, которого может нанять ЕНПФ, чтобы исполнять функцию фонда фондов. Индивидуальный управляющий должен быть уверен, что за ним наблюдают не менее искушенные профессионалы. Если он будет мошенничать, покупать бумаги за «откаты» или по знакомству, то структура его портфеля все это покажет, и на следующий год он может вообще не получить пенсионные деньги в управление. И самому регулятору, в нашем случае ЕНПФ, будет легче призывать к порядку индивидуалов с капиталом в один миллион тенге, чем в свое время Агентству финансового надзора большие корпорации.

— Но вы предположили, что в будущем индивидуальный управляющий может вырасти в управляющую компанию. И тогда все повторится? Как защитить пенсионные деньги от потерь за счет использования мошеннических схем?

— Наилучший путь — требовать от КУПА наличия нескольких не связанных между собой акционеров, а по мере роста требовать выделять часть пакета акций (20–30 процентов) в свободное плавание, открытое предложение рынку. По такому пути, кстати, должны были развиваться и частные пенсионные фонды, были такие планы — вывести акции НПФ на фондовый рынок, чтобы их могли покупать вкладчики. Я думаю, что в будущем, когда индивидуальные брокеры укрупнятся до КУПА, их акции должны обращаться на рынке и их смогут покупать в том числе вкладчики. Заинтересованность совладельца в предприятии намного выше, чем у вкладчика. Акционер имеет право участвовать в общих собраниях и требовать отчет по состоянию портфеля, его доходности. Ну и, конечно, доверие к самой пенсионной системе должно быть обязательно. Ведь очень долго люди не верили, что накопленные в пенсионном фонде деньги им вернутся как пенсионные выплаты. Я вспоминаю, что, когда мы презентовали наш фонд на предприятиях, в организациях, объясняли структуру нашего портфеля, нам говорили: да какое значение имеет, в какой НПФ я перечисляю деньги, все равно я их не получу. И многие недобросовестные агенты использовали такие настроения, переманивая вкладчиков в свой фонд за деньги. Так что ответственность за сбой в пенсионной системе несут не только пенсионные фонды, но и часть вкладчиков, которые безответственно относились к своим накоплениям.

Регулятор — ЕНПФ

— Какую роль в такой системе вы отводите ЕНПФ?

— Я уже раньше говорил, что единый фонд может выступать как фонд фондов. В мире существуют такие организации, которые покупают не отдельные инструменты, а паи фондов. Это другая стратегия, другая тактика. В ЕНПФ могли бы работать такие специалисты, которые бы правильно оценивали управляющих, результаты их деятельности; вели учет, историю доходов за все годы работы брокера; представляли рынку структуру портфелей на сайте ЕНПФ. Обязательное условие: вся информация должна подаваться в едином формате, а показатели оцениваться по единым стандартам. Не так, как это было при прежней системе, когда одна и та же бумага учитывалась различными фондами по разной цене, одним НПФ по 30 тенге, а другим — по 60, что в результате приводило к дутым доходам и к несопоставимым показателям доходности. Одной из целей объединения пенсионных активов была необходимость снизить издержки, и этого можно достичь. У НПФ были большие расходы на содержание аппарата, который ведет учет, и штата управляющих. Критериями при принятии решения о сумме, отдаваемой в управление индивидуального брокера, будут история деятельности, его репутация и полученная им доходность.

Правила инвестирования должны быть едиными для всех участников рынка — как для индивидуальных управляющих, так и для ЕНПФ

Еще одно условие успешности такой системы: инвестиционный мандат, то есть правила инвестирования, должен быть единым для всех участников рынка, как для индивидуальных управляющих, так и для ЕНПФ. Нельзя допускать, чтобы большому фонду, ЕНПФ, разрешалось более свободное инвестирование, были установлены свои лимиты по инструментам, а индивидуальные управляющие были зажаты регуляторными тисками. Иначе нельзя будет сравнивать показатели доходности ЕНПФ и индивидуалов. Понятно, чем больше зажимать инвеступравляющего, тем ниже будет риск и, следовательно, доходность портфеля. Более свободное инвестирование подразумевает и более высокую доходность. Но и сильно снижать требования тоже нельзя, это приведет к получению доходности любыми путями, что нежелательно. Нужно искать золотую середину.

— Кто будет регулировать деятельность индивидуальных управляющих? Нацбанк?

— В ЕНПФ должны прийти управляющие с квалификацией не ниже, чем у игроков рынка, только в таком случае можно регулировать рынок.

Вы предлагаете ЕНПФ в качестве регулятора?

— Да! Фонд дает деньги в управление, и он же должен наблюдать за деятельностью брокеров. Он будет выступать регулятором этой небольшой части активов, которые передаются в управление мелким брокерам, он же станет кастодианом для них. Общие правила для всего рынка может устанавливать Нацбанк. Но собирать отчетность, анализировать структуру портфелей, выявлять сомнительные сделки — все это должно стать функциями ЕНПФ. Это можно делать, главное, набрать квалифицированные кадры в единый фонд. Для регулирования деятельности мелких брокеров административного ресурса ЕНПФ будет достаточно. Это же махина! Для большого фонда не будет проблемой наказать индивидуального управляющего за нарушение требований, а если надо, и отозвать активы либо возбудить уголовное дело. Эти же кадры будут решать, какому индивидуальному брокеру увеличить объем средств в управление, кому, наоборот, уменьшить или вообще отказаться от его услуг.

— В таком случае возникает вопрос: управляющие должны работать на основании лицензии как индивидуальные предприниматели? Какой орган должен их лицензировать — Нацбанк или ЕНПФ?

— Это уже технические детали. Сейчас главное понять, насколько интересна идея. Возможно, в ней есть некие противоречия, подводные течения, которые не позволят использовать ее на практике. Я вижу рациональное зерно в том, что такая система позволит увеличить число игроков, создать конкурентный рынок управляющих пенсионными активами, наконец, дать рынку ликвидность. А если идея покажет свою жизнеспособность, мы получим КУПА, увеличим ликвидность рынка ценных бумаг, тем самым поможем развитию ПИФов, создадим новые рабочие места, нарастим налогооблагаемую базу, а главное, сможем реализовать на деле идею пенсионной системы: не только сберечь, но и приумножить. Для реализации этой идеи нужна политическая воля, и, насколько я понимаю, если президент поручил вывести ПА из-под контроля Нацбанка, такая воля есть. Конечно, никто не решится половину активов ЕНПФ передать частным управляющим, но даже маленькую часть лучше раздать не трем брокерам, а множеству индивидуальных управляющих. В первом случае мы получим даже худшую систему, чем прежняя, тогда все-таки была какая-то конкуренция. Результаты трех брокеров трудно сравнивать. Я бы хотел, чтобы были мелкие брокеры, нужно, чтобы человек ставил в залог свою репутацию; чтобы была градация — этот управляющий номер один, тот номер два, а тот — номер 35. Здесь напрашиваются аналогии с медициной. Мы обычно выбираем не клинику, а конкретного специалиста, репутация которого нам известна по собственному ли опыту, по отзывам ли друзей и знакомых. Тут главное — репутация.

— Боюсь, что в Казахстане не найдется такого количества грамотных специалистов. Профессионалы с хорошей репутацией высоко ценятся и, скорее всего, уже работают по специальности в какой-либо компании.

— Никто не мешает совмещать: если брокер уже управляет 15 миллионами тенге, то он может легко взять еще 10 миллионов пенсионных денег. Управлять двумя портфелями для специалиста вполне возможно, а сумма в управлении может достигать и миллиардов, вопрос только в доверии.

P. S.

Согласимся, что идея о привлечении в управление пенсионными активами мелких брокеров, по сути индивидуальных предпринимателей, спорна. Кому-то она покажется здравой и своевременной, консервативно настроенная часть граждан, скорее всего, выступит против передачи накоплений на старость неизвестным людям. Можно им возразить, что и сегодня мы знаем только то, что ПА управляет Нацбанк, имена конкретных специалистов, принимающих решения, нам неизвестны. В схеме передачи части активов рыночным игрокам, предложенной Кантаром Орынбаевым, есть рациональное зерно, идею нужно обсуждать, взвешивать перечисленные плюсы и возможные минусы.

Уже после нашей встречи с г-ном Орынбаевым появилась такая информация: «Председатель Национального банка РК Данияр Акишев предложил создать в Казахстане альтернативный фондовый рынок с возможностью получения спекулятивной прибыли массовыми розничными инвесторами». Глава НБРК предложил вариант перезагрузки рынка ценных бумаг «с максимальной либерализацией со стороны регулирования путем создания альтернативного организованного рынка акций и облигаций». Принципиально идея та же, правда, пока г-н Акишев не уточнил, в каком виде будет существовать альтернативный рынок и возможна ли передача в управление розничным инвесторам пенсионных активов. Будем ждать решений регулятора.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?