Четыре мнения и одно сомнение

Четыре мнения и одно сомнение

Организаторы астанинского форума, посвященного проблемам корпоративного управления (IFC и корпоративный университет «Самрук-Казыны»), предложили взглянуть на корпуправление в контексте повышения инвестпривлекательности страны. «ЭК» приводит подборку мнений спикеров конференции, пытавшихся в своих выступлениях ответить на связку ключевых вопросов: «Насколько серьезно казахстанский бизнес подходит к вопросам корпуправления?» и «Каков текущий уровень корпуправления в отечественных компаниях?»

Первый заместитель премьер-министра РК Бакытжан Сагинтаев вспомнил о банковском кризисе 2008–2010 годов, когда казахстанские игроки недооценили риски, и только антикризисные меры правительства и ЦБ позволили успешно преодолеть шоки. Вице-премьер попробовал ответить на вопрос о практической ценности эффективного корпоративного управления в настоящий момент и в местных условиях. «Ответ простой: это повышение стоимости бизнеса, снижение финансовых и операционных рисков, повышение устойчивости компаний, удешевление привлечения капитала и упрощение доступа к нему, более справедливая оценка бизнеса инвесторами»,— совсем не просто сформулировал г-н Сагинтаев.

«Корпоративное управление — это не пустые слова, это не просто красивая обертка, которая открывает пути на международные рынки капитала и способствует легкому привлечению инвесторов. Это трудный процесс выстраивания механизмов и инструментов для управления компанией, неуклонного повышения ее стоимости, формирование безупречной репутации и поддержание доверия инвесторов даже в сложившейся непростой ситуации,— подчеркнул он. — Все мы понимаем, что в условиях глобальной конкуренции за капитал инвестиции поступают в те страны и компании, где приняты наилучшие стандарты корпоративного управления».

«Слабое корпуправление связано с высокими рисками, с высокими надбавками на заимствование капитала,— развил мысль казахстанского чиновника региональный менеджер по Центральной Азии IFC Моаззам Мекан. — Это очень важно, когда мы говорим об иностранных инвестициях в частности. Потому что если инвесторы сидят в Нью-Йорке, Лондоне, Сингапуре, почему для них Казахстан будет привлекателен? Тут должны быть хорошие посылы».

Председатель Нацбанка РК Данияр Акишев отметил, что в РК классическая практика корпуправления не распространяется дальше финсектора и квазигоскомпаний. «Даже там, где присутствуют системообразующие, инвестиционно привлекательные и коммерчески выгодные компании, принципы корпоративного управления широкого применения не получили»,— посетовал г-н Акишев и привел пример: из 2981 промышленной компании в РК только 63 работают в форме акционерных обществ. Поэтому главный банкир предложил обсудить целесообразность внедрения базовых принципов и стандартов корпуправления «в иных формах организаций, а не только в акционерных обществах».

Выразив сомнения в эффективности фондового рынка, коль скоро нашему бизнесу проще привлечь кредиты, чем, к примеру, производить облигационные займы, г-н Акишев подчеркнул: «Значимым фактором отсутствия заинтересованности компаний и собственников во внедрении корпуправления является отсутствие уверенности в соответствующем уровне гарантии защиты прав собственности при рассмотрении корпоративных споров. Зачастую бизнес стремится размыть собственность по нескольким мелким компаниям, чем консолидировать в одной крупной компании, либо стремится найти тихую гавань и создать холдинговую компанию за пределами Казахстана».

Управляющий директор по финансам и операциям ФНБ «Самрук-Казына» Елена Бахмутова связала два процесса: улучшение корпуправления (третье направление трансформации фонда) и приватизацию, которая в случае с нацкомпаниями связана с привлечением иностранных инвесторов. «Программа трансформации, а также большая программа по приватизации, создание международного финцентра в Астане требуют скорейшего приведения корпоративного управления в казахстанских компаниях в соответствие с лучшей мировой практикой»,— заявила г-жа Бахмутова.

В роли критика на форуме выступил зампред Нацпалаты предпринимателей Рустам Журсунов: «У каждого есть кодекс корпоративного управления, есть кодексы этики, есть политики распространения инсайдерской информации, есть политики управления рисками — насколько это все работает? Стали ли совет директоров и независимые директора именно тем центром экспертизы корпоративных решений? Ведь именно квазигоссектору государство доверило возглавить процесс внедрения лучшей практики. И в финансовом секторе, и в корпоративном кто-нибудь из членов совета директоров понес ответственность?» Прямых публичных ответов г-н Журсунов не получил.