На фондовом рынке следует взять паузу

Рынок ценных бумаг не может существовать без постоянного притока новых эмитентов, для появления которых нужно сделать упор на прямые инвестиции, считает независимый эксперт Азамат Джолдасбеков.

Азамат Джолдасбеков
Азамат Джолдасбеков

— На ваш взгляд, какова должна быть стратегия развития рынка ценных бумаг? Сможет ли программа «народного IPO» решить эту задачу?

— Я не ожидаю от программы «народного IPO» качественного влияния на жизнеспособность фондового рынка, больше рассматривая ее как временную меру, в которой развитие национального рынка ценных бумаг является задачей максимум номер три. Главная задача данной программы — формирование механизмов допуска населения к национальному богатству страны. Вторая — предложение государством новых инструментов инвестирования для физических лиц и накопительных пенсионных фондов. Благодаря программе «народного IPO» фондовый рынок Казахстана какое-то время останется жить, но вопрос в том, насколько долго и в каком качестве, поскольку на системном уровне не решена принципиальная проблема — недостаток инвесторов с одной стороны и дефицит качественных ценных бумаг с другой. Данная программа эту проблему, к сожалению, не решает либо решает только в минимальной степени.

— Считается, что эта программа как раз привлечет на рынок эмитентов и инвесторов…

— Давайте рассуждать здраво. Допустим, у вас есть деньги и вы готовы купить акции национальных компаний. Вы их покупаете в рамках названной программы. От этого фондовый рынок развился? Нет, так как он был использован лишь в разовом порядке. Рынок ценных бумаг будет развиваться при условии, что множество инвесторов станет торговать беспрерывно, не только покупать, но и продавать, обеспечивая постоянную загрузку рыночной инфраструктуры. Хорошие же бумаги, реализованные государством в ходе программы «народного IPO», можно будет отложить «на пенсию», но в массовом обороте они, скорее всего, циркулировать не будут.

— По идее, создастся некая бумажная ликвидность…

— Программа «народного IPO» может дать толчок к торговой активности, но не факт, что он произойдет. Требуется накопление критической ликвидности фондового рынка. Данная же программа — первая ступень, на которой в этот рынок вливается определенный объем свежих инструментов, благодаря которому, может быть, возникнет рыночная ликвидность, а может быть, и нет.

— Что надо сделать, чтобы она возникла?

— Я все-таки склоняюсь к тому, что сегодня нужно на время взять паузу в развитии фондового рынка и в этом промежутке заняться реальной экономикой — подращиванием новых эмитентов. А для этого сосредоточиться на прямых инвестициях. Доступные для инвестирования деньги должны идти на формирование новых субъектов среднего предпринимательства. Почему среднего? Крупным компаниям рынок ценных бумаг как источник капитала вообще-то не нужен, а мелкие на этот рынок нельзя пускать в принципе, чтобы не подвергать портфельных инвесторов, тем более непрофессиональных и индивидуальных, неконтролируемому ими риску. Так что фондовый рынок — удел эмитентов среднего бизнеса, прежде всего из сферы новой экономики.

— Как сформировать средние компании? Покупать мелкую компанию и делать из нее более крупную?

— Покупать, но не целиком, а вливая деньги в капитал компании в качестве ее совладельца. Так поступают венчурные фонды, фонды прямых инвестиций и бизнес-ангелы, вкладывающие деньги в те фирмы со здравыми руководителями и бизнес-идеями, которым не хватает средств на реализацию этих идей. Деньги вливаются в капитал с тем расчетом, что в течение нескольких лет компания «раскрутится», выйдет на определенный уровень и инвестор выйдет из проекта, продав свою долю в капитале с прибылью. На выходе мы получаем компанию большего размера, пригодную уже для портфельных инвестиций, в том числе непрофессиональных. И при этом компания получает готовую начальную оценку, так как инвестор, выходя из нее, тем самым фиксирует стоимость компании.

— В данный момент наиболее «рабочие» фонды — с госучастием. Частные фонды слабо капитализированы и не всегда обладают нужными компетенциями, ведь квалифицированному персоналу надо хорошо платить. Как при таком раскладе создать ликвидность новых компаний?

— Это вопрос к бизнесменам.

— Хорошо, должна ли быть, на ваш взгляд, некая госпрограмма, которая бы стимулировала частный бизнес создавать такие фонды?

— Может быть. Если государство сочтет необходимым разработку такой программы, то в нее прежде всего надо включать налоговые стимулы прямого инвестирования, предусматривающие бесплатный выход из «подрощенных» компаний по истечении определенного времени. Кроме того, налоговый режим должен исходить из той особенности, что не все вложения одного прямого инвестора в разные компании могут окупиться, то есть надо предусматривать налогообложение итогового результата инвестирования, а не каждого результата по отдельности.

— Средний бизнес — это второй эшелон. Значит, именно он должен стать основой фондового рынка?

— Во всем мире так и происходит. Специфичное присутствие не нуждающихся в дополнительном капитале крупных американских корпораций на фондовом рынке во многом объясняется тем, что в США система оценки и поощрения топ-менеджеров построена на рыночной цене акций возглавляемых ими компаний. У нас же, да и в большинстве других стран, качество менеджмента оценивается по другим критериям, а сам рынок ценных бумаг используется для решения трех основных задач, которые выступают в качестве базовых функций фондового рынка, — привлечение капитала, перераспределение капитала и уж потом спекуляция. Казахстанский рынок ценных бумаг находился в фазе своего использования как механизма привлечения капитала посредством выпуска облигаций, когда случился кризис и пошел откат назад. Значит, надо снова восстанавливать выполнение первой базовой функции фондового рынка — привлечения капитала. Перераспределять же пока нечего.

— А как быть с рисками?

— Кризис очень полезная вещь в плане выявления слабых мест рынка. До кризиса он рос «безнаказанно», в расчете на вечность восходящего тренда, а сейчас участники фондового рынка получили хороший урок здравого смысла. Кризис позволил сделать вывод о том, что при восстановлении рынка надо исходить в первую очередь из соображений разумности. В этих целях регулятор может прямо отразить в нормативной базе некие принципы, также ориентированные на здравый смысл, допустим, это и это принципиально разрешаем, а вот это принципиально нет.

— Регулятор, наоборот, ужесточает требования к участникам…

— В последние годы регулятор излишне увлекся жесткой формализацией требований. Как следствие этого тупикового направления, на рынок пришли мошенники, выстраивающие свои схемы на внешнем соблюдении буквы закона при попрании его духа. Изначально была упущена возможность внедрения в государственное регулирование морально-нравственных фильтров от нечистоплотных людей. Взамен регулятор был вынужден городить громадный забор жестких ограничений. Надо вернуться к адекватным подходам, учитывающим несостоятельность идеи о том, что нормы законодательства могут буквально описать все потенциальные ситуации. Рынку нужны не заборы, а заборчики, через которые не могли бы переступить мошенники. Те же, кто по своим этическим параметрам имеет право зайти на рынок, должны делать это свободно.

Включение в казахстанское регулирование указанных фильтров сейчас сопряжено с конфликтом с континентальной системой права, основанной на прямом изложении в законодательстве всех возможных аспектов норм поведения. А здравый смысл жестко изложить не получается, поскольку он описывается принципами. Это уже ближе к англосаксонской правовой системе. Возникает проблема — как описать принцип в законодательстве, которое не описывает принципы.

— И каков выход?   

— Надо внедрять в казахстанское финансовое законодательство элементы англосаксонской правовой системы, особенно право на профессиональное суждение. Регулятору объективно не хватает такого права. Он должен иметь возможность говорить своими актами о том, кого именно он не хочет видеть на рынке, вне зависимости от наличия и степени соблюдения формальных требований. А сейчас регулятору приходится использовать в качестве барьеров количественные критерии, которые мошенники при желании могут обойти, пользуясь неполнотой и несовершенством законодательных текстов.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики