Будущее оказалось мрачным

Будущее оказалось мрачным

Вместо повторения динамики экономического роста середины 2000‑х Казахстан после кризиса 2008–2009 годов вошел в еще более продолжительный и тяжелый кризисный период. Самые лучшие надежды на будущее не оправдались, а в списке реализовавшихся рисков масса тех, которые еще два года назад мы не воспринимали всерьез. Перспективы развития и без того хрупкой национальной экономики омрачают внешние вызовы. Эти тезисы изложил на последнем CFO Summit глава группы «Сентрас» Ельдар Абдразаков — один из немногих казахстанских бизнесменов топового уровня, которые не боятся публично выражать мнение, не созвучное официальному.

«Два года назад Казахстан объявил о том, что войдет в 30 самых продвинутых экономик, “ЭКСПО-2017” даст новое видение энергии будущего, Олимпиада в Алматы в 2022 году привлечет миллион туристов. Евразийский экономический союз создаст рынок в 300 миллионов человек,— иллюстрировал г-н Абдразаков. — В ноябре 2013‑го официальные казахстанские лица заявляли, что цена в 90 долларов за баррель, заложенная в бюджете на 2014–2016 годы, выглядит заниженной».

Основной докладчик саммита детализировал свое видение ситуации, отвечая на три вопроса: что произошло, что может произойти и что делать?

По его словам, у отечественной экономики три проблемы: низкая самодостаточность, преобладание сырьевых секторов, отсутствие контроля над ценообразованием, неэффективная программа формирования молодых, перспективных растущих индустрий. К сожалению, констатировал г-н Абдразаков, попытка трансформировать нефтедолларовую экономику в более конкурентную сегодня буксует.

«Специалисты относят экономику РК к типу трехтоварных экономик. Речь идет об экспортных, импортных, а также неторгуемых товарах и услугах. В таких экономиках драйверами роста выступают экспорт, инвестиции, госпрограммы,— подчеркнул глава “Сентраса”. — Важно понимать, что сегодня экспортная составляющая уже использована, резерв госпрограмм также исчерпан. Больших запасов нет. Как запустить механизм инвестиций — большой вопрос для Казахстана. Источников дисбаланса два: импорт и падение сбережений. Инфляционные драйверы — административно регулируемые цены, индексирование зарплат, относительно низкая производительность в сельском хозяйстве».

К этим хроническим болезням добавились негативные для нас фундаментальные факторы: долгосрочное снижение цен на энергоносители, ослабление китайской экономики, новая холодная война. «Нас ожидают протекционизм и валютные войны. Повышение процентных ставок и долгосрочный рост стоимости капитала. Мы ожидаем замедления экономики Китая,— перечислил Ельдар Абдразаков. — Большие вопросы по кибербезопасности. Кроме того, проблема пандемии для мира становится актуальной минимум раз в год, а может стать и ежеквартально актуальной».

Итак, что делать? До 2015‑го, по мнению спикера, мы жили «в режиме госкапитализма, индустриализации и интеграции». Период пост-2015 он охарактеризовал иначе — «социальная ответственность, импортозамещение, приватизация», при этом оговорившись, что это план правительства. Все правительства реагируют на кризисы классически. В их арсенале три инструмента — девальвация, сокращение бюджетных расходов, монетарное смягчение. «Важно подчеркнуть, что экономисты очень низко оценивают эффективность монетарных инструментов в ресурсных экономиках»,— отметил г-н Абдразаков.

Бизнес, по его словам, опасается того, что новая экономическая политика будет сведена к тому, что государство попытается разными способами вынуть из кармана бизнеса как можно больше денег. Его опасения связаны с тем, что в стране может ужесточиться валютный контроль, долги нацкомпаний реструктурируют так, что им потом будет сложнее привлекать капитал. «Мы стоим на пороге потери инвестиционного рейтинга страны. Дальнейшие последствия для всех казахстанских бизнесов будут болезненными. Мы ожидаем кризис банковской ликвидности и потенциальное банкротство застройщиков»,— изложил г-н Абдразаков.

«Из ресурсной экономики, где важно было производить больше, используя дешевый труд, где было важно быстрее входить в какие-то сделки, нам нужно трансформироваться в другую экономику,— заключил он. — Экономику, где прежде всего ценится качество продукции, работает мотивированный персонал. Нам важно двигаться в сторону экономики знаний, использовать потенциал наших сотрудников, создавать ценность для потребителей».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики