Митинг не страшен

Как аким Степногорска перестал бояться и полюбил сходы населения

Митинг не страшен

Власти Степногорска намерены бороться с кризисом, делая ставку на диверсификацию и возможности региона и центра договориться с промпредприятиями. Об этом в интервью «Эксперту Казахстан» рассказал аким Степногорска Ануар Кумпекеев.

- Ануар Каиргельдыевич, сейчас в стране происходит спад промышленного производства, сокращение доходов. В вашем промышленном городе будет меньше денег. Что планируете делать?

- В данной ситуации необходимо воспользоваться резервами, особенно теми, которые не использовались ранее. Если рассматривать город в целом – у нас сейчас профицит тепловой энергии, а тарифы ниже, чем, например, в Астане. У нас есть идеальная промышленная площадка, имеются пустующие площади для размещения производств в рамках диверсификации экономики города. Сегодня экономика нашего города держится на трех китах – АО «ЕПК Степногорск», АО «ГМК «Казахалтын» и ТОО «Степногорский горно-химический комбинат». Объем промышленной продукции в этом году планируется на уровне 70 миллиардов тенге, из них 35 процентов приходится именно на эти предприятия.

- Не много для моногорода?

- Не много, но с учетом ухода от мононаправленности, зависимости города от трех градообразующих предприятий, то есть диверсификации других, пусть небольших производств – это нормально. Экономические трудности градообразующих предприятий влияют на экономику города, на доходную часть бюджета. Мы уже отмечаем позитивный эффект от диверсификации экономики города. Так, например, на рынке пользуется спросом полиэтиленовая труба, которую производит степногорский трубный завод «Арыстан», введенный в эксплуатацию 2012 году, в рамках первой пятилетки индустриализации.

- Он прибыльный?

- Завод вышел на проектную мощность, которая составляет порядка 18-19 тысяч тонн продукции. Есть востребованность данной продукции (это - труба, используемая в системе водоснабжения, водоотведения и газоснабжения), большая ее часть реализуется на казахстанском рынке, часть 5-10 процентов - в России.

- Но проектная мощность – это не прибыльность…

- Вряд ли кто-то будет работать, не имея экономического эффекта.

- Будет.

- «Арыстан» - это стопроцентно частное предприятие, принадлежащее российской группе «Полипластик», в компетенцию местных исполнительных органов мониторинг прибыльности частных предприятий не входит. Наша главная задача – способствовать выводу предприятия на проектную мощность, чтобы планируемые цифры по заявленному объему продукции, по рабочим местам исполнялись. Сегодня на заводе работает более 200 сотрудников.

- Но разве вопрос прибыльности не важнее? Хотя бы потому, что это вопрос устойчивости предприятий – будет оно работать на следующий год или нет, сохранит оно штат сотрудников или будет увольнять и сокращать зарплаты.

- Предприятие уплачивает все налоги, как в городской бюджет, так и областной и республиканский. Оно динамично развивается, загружено на полную проектную мощность, нет сокращения работников. Исходя из этого, можно сделать вывод, что предприятие рентабельно, и не зная каких-то конкретных показателей.

- Но если знать финансовую статистику компании, то можно понимать, растет предприятие или падает, и насколько стремительно.

- Самый важный для нас показатель - объем товарной продукции, который ежегодно растет на 5-10 процентов. По информации налоговых служб, растет и объем налогов, зарплата повышается на уровень инфляции. Данные показатели, в первую очередь, касаются меня как акима города, и говорят о рентабельности предприятия. Развивается химическая промышленность – это производство пестицидов компанией «Астана Нан Кемикалс», которое работает с 2011 года и составляет около 5 миллиардов тенге в год. На предприятии постоянно работает около 30 человек, летом, в сезон, до 120 человек. В 2016 году предприятие планирует запустить СП глифосатов и гербицидов с российской компанией «Август», крупнейшим производителем химических средств защиты растений. Сырье для производства ранее доставлялось из России, сейчас планируется производить его здесь. Запланированный оборот компании – около 20 миллиардов тенге с экспортом в Россию и Беларусь.

- А что с СКЗ, который принадлежит «Казатомпрому»? По нему проходила разная информация, каковы последние данные?

- Пусконаладочные работы стартовали в декабре прошлого года, в сентябре нынешнего предприятие выдало первую готовую продукцию. Так, по последним данным, предприятие произвело около 25 тысяч тонн серной кислоты. Я думаю, что в следующем году предприятие выйдет на проектную мощность (180 тысяч тонн). Серная кислота будет уходить на рудник «Семизбай-U», продукция уже отгружается.

Второе предприятие – это перевод новой номенклатуры производства с Московского подшипникового завода на спепногорский подшипниковый завод. Если раньше АО «ЕПК Степногорск» производило только вагонные подшипники (девять из десяти единиц этой продукции уходили в РФ, и лишь одна продавлась в РК), то после запуска будет выпускать подшипники для вагонного и индустриального оборудования. Это было необходимо для стабилизации работы предприятия. Раньше спрос на продукцию был нестабильным в плане наличия заказов - если в 2012-2013 годах объем заказов был высоким, то в 2014-2015 году он снизился. Мы надеемся увеличить объем продаж за счет индустриальных подшипников.

- Что происходит с СГХК? У него три возможных направления работы и все три проблемные. Самое любопытное – это медно-молибденовый проект…

- В этом году предприятие произведет до 5 тысяч тонн продукции. На следующий год согласно запланированной проектной мощности предполагается произвести 12 тысяч тонн медного флотоконцентрата. На завод поступило около 400 тысяч тонн руды.

- Но сейчас цена на медь находится на кризисных минимумах, цена на молибден тоже упала, какой смысл запускать этот проект сейчас?

- Это один из выходов для СГХК.

- Но в этом случае он будет лишь наращивать убытки.

- Я так не думаю. По урану проектная мощность СГХК 4 тысячи тонн концентрата. Чтобы завод был рентабельным, необходимо перерабатывать 2,5 тысяч тонн желтого кека. Сейчас, благодаря акиму нашей области, мы нарастили объем законтрактованного для СГХК сырья с 1,9 тысяч тонн (на начало 2015 года) до 2,5 тысяч тонн. Поэтому по урану предприятие выйдет на рентабельное производство. По меди проект только запущен, и я думаю, на следующий год уже будут ощутимы результаты.

- Если цены на медь останутся на нынешнем уровне, высок риск того, что эта линейка продукции будет убыточной, и возникнет ситуация, когда «уран» будет кормить «медь».

- Может быть, медная линия и будет нерентабельна в этом году, не готов давать никаких прогнозов.

- Проект несколько раз рассматривался и несколько раз откладывался из-за экономической несостоятельности. А сейчас «Самрук-Казына» выставляет его на приватизацию, и финансовые показатели отрицательные.

- Сейчас основные инвестиции идут со стороны СГХК, поэтому они напрямую заинтересованы в том, чтобы проект состоялся.

- А что с золотым направлением?

– Была пробная партия руды (30 тысяч тонн) с «Казахалтына», но проект оказался нерентабельным для СГХК и на сегодняшний день они от него отказались.

– Какова ситуация с проектом «Казцинка»?

– СГХК уже произвел 4 кг сплава Доре, сейчас идут переговоры с «Казцинком» по стоимости переработки, поэтому понятных перспектив по этому проекту на следующий год пока нет.

– Насколько стабильно сейчас положение «Казахалтына»?

– Они заявили реализацию товарной продукции на 12 миллиардов тенге. Сейчас уже реализовано на 15 миллиардов тенге. В 2015 году они должны выйти на производство трех тонн золота.

– А сколько было в прошлом году?

– 2,7 тонны.

– Какова ситуация с редкоземельным кластером?

– О кластере пока речь не идет, есть только один завод по производству коллективных концентратов. Изначально, проектная мощность предприятия заявлялась на уровне 1500 тонн, сейчас она снижена до 700. На текущий момент произведено 28,6 тонн коллективных концентратов на 132 миллиона тенге.

– Какая ваша основная цель на посту акима?

– Социально-экономическое развитие города, повышение уровня благосостояние людей. Это я вижу через призму трех направлений: диверсификация производства и экономики города, обеспечение занятости и развитие городской инфраструктуры. Могу сказать, что в рамках реализации программы развития моногородов, в городе было создано порядка 2700 рабочих мест.

– Где?

– 13 проектов включены в карту индустриализации, семь из них уже заработали: трубный завод «Арыстан», завод по производству пестицидов, теплица по голландской технологии на площади 3,5 тысяч га, которая выращивает помидоры и огурцы. Степногорские огурцы пользуются спросом и в северных регионах Казахстана, и в столице. Сейчас они расширяются до 6 тысяч га, что говорит о прибыльности предприятия. ТОО «Тепличные технологии Казахстана» первоначально финансировалось по линии «КазАгро» и, по словам первого руководителя, этот проект единственный в Акмолинской области, ни разу не задержавший выплаты по кредитам. Кредит еще выплачивается, но предприятие чувствует себя вполне уверенно. Работает SARECO, а также СКЗ, «Аксу-стил». В плане еще запуск шести проектов: расширение номенклатуры по подшипникам, «Август НАН» - производство гербицидов на основе водно-диспергируемых гранул, мини-НПЗ по производству дизельного топлива.

– Насколько я поняла, проект застопорился на уровне ТЭО.

– Идет строительство, продукция по первой очереди уже поставляется по заказам Минобороны и «КазМунайГаза». В этом году выпущено продукции на порядка 2,5 миллиарда тенге, объем продукции в год – около 30 тысяч тонн. После расширения планируется выпускать 150 тысяч тонн.

– Но объект уже строится?

– Наверное, в идеале это где-то неправильно, но не с точки зрения реализации и скорейшего запуска. Экономике нашего города сегодня непросто, поэтому мы заинтересованы в скорейшем начале работы предприятия.

– Много ли на вновь созданных предприятиях работает самих степногорцев?

– Возьмем сернокислотный завод: здесь работает 219 человек. Но сами рабочие – все степногорцы, это шахтеры, заводчане с уранового производства. На SARECO тоже работают бывшие сотрудники ГМЗ. Да, ИТР на СКЗ были приглашены с Усть-Каменогорска. Но большинство – это все же степногорцы. Трубный завод – то же самое, большая часть была привлечена со степногорского подшипникового завода.

– В среднем, как Вы думаете, какова доля самих степногорцев на новых предприятиях?

– Я уверен, что не ниже 80 процентов.

– Еще вопрос по поводу занятости: одна из возможностей – это внутригородские инфраструктурные проекты, но они разовые. И рабочие места, следовательно, временные… А что потом?

– Конечно, у нас есть безработные, самозанятые люди. До запуска индустриализации уровень безработицы у нас составлял 5,4 процента (2011 год), сейчас – 4,3 (2015 год). В переводе на абсолютные цифры, из 39 тысяч активного населения, только 1,7 тысяч человек -безработные. В 2011 году в городе жили 66 тысяч человек (включая поселки), сейчас 70. Правда, база изменилась, в связи с присоединением к городу трех поселков.

– Что вы делаете для того, чтобы люди повышали свою квалификацию? Чтобы не надо было звать с «Ульбы» специалистов.

– Наоборот, сегодня степногорцы востребованы на рынке труда, они работают в Астане на заводах, в крупных квазигосударственных структурах, и так далее.

– Кто решает, какую именно инфраструктуру надо улучшать?

– Когда я приехал в город в 2012 году, в целом требовали ремонта 90 процентов дорог. Это была наша ахиллесова пята. Сейчас эта цифра снижена до 53 процентов, в ремонт было вложено порядка 3 миллиардов тенге. Сегодня мы пытаемся заняться ремонтом стареющего жилищного фонда, занимаемся пустующими домами. Один из них уже отремонтирован и это целая история. Он был приватизирован и, в рамках программы развития ЖКХ, мы отважились на пилотный проект. Наметили пустующий более 20 лет дом, провели большую работу с миграционной службой, с Минюстом по поиску собственников (квартиры, чьих хозяев не нашли, перевели в коммунальную собственность по механизму постановки жилья на учет, как бесхозяйное имущество, согласно которому, если в течение года хозяин не объявляется, по решению суда квартира переходит в коммунальную собственность). Затем, в рамках закона «О жилищных отношениях» собрали две третьих голосов жильцов «за» проведение ремонта, а также первоначальный взнос, на который была разработана ПСД, получили из республики финансирование в сумме 90 миллионов тенге, капитализировали уполномоченную организацию, которая привлекла местного подрядчика и сделала ремонт. В начале 2015 года 143 семьи было заселено в капитально отремонтированный дом, из них 23 квартиры были распределены между очередниками. Средства были выделены на возвратной основе, теперь же население их возвращает, деньги аккумулируются на счетах нашей уполномоченной организации, и вновь вкладываются в ремонтные работы. Оборот текущего года по возвратным средствам – 100 миллионов тенге, при этом 67 квартир погасили свои платежи на семь лет вперед.

Мы будем продолжать эту работу, будем ремонтировать еще два дома. Согласие и заключение гос.экспертизы на разработанную ПСД уже получены, заявка передана в миннацэкономики и минфин. Какова будет поддержка пока не известно, но на следующий год, даже если средств с республиканского бюджета выделено не будет, какие-то работы мы сможем сделать в брошенных домах за счет возвратных средств.

За счет возвращенных денег мы уже начали и продолжаем ремонт и благоустройство домов. Так, например, с конца 1990-х годов 30 лифтов в многоэтажных домах у нас просто нет, лишь пустые лифтовые шахты. Поэтому было принято решение возвращенные деньги направить на ремонт лифтов, 20 из которых уже отремонтировано.

– К вопросу о трансфертах: бюджет Степногорска дефицитный. Что вы будете делать, если из-за тяжелой ситуации в экономике вам сократят трансферты, за счет которого город покрывает свой дефицит?

– Да, наш бюджет - субвенционный. Сейчас мы в городскую казну собираем 2,7 миллиарда тенге, из них субвенции составляют – 200 миллионов. Трансферты – это целевые деньги, которые идут на ремонт дорог, на ремонт школ, строительство детского сада. А если говорить о текущем содержании города (зарплаты, коммунальные расходы, налоги), то на это город средства собирает сам. То есть, на капитальные затраты финансирование идет за счет трансфертов, а операционные расходы оплачиваем самостоятельно. Для получения трансфертов подаются заявки, которые или поддерживают или нет.

– А как вы узнаете, что людям на самом деле надо? Статистику смотрите?

– Да, в акимате есть аналитические службы. Так, известно, что у нас детские сады посещают более 2 тысяч детей, еще 3 тысячи детей нуждаются в этих местах, в связи с чем, подается заявка на строительство детских садов. Работает механизм «сходов», когда аким встречается с активами промышленных предприятий, учреждений образования и здравоохранения, так же, это встречи с общественностью – к слову, буквально недавно я встречался с Советом ветеранов. Проводится и итоговый годовой сход, когда представителям всех слоев населения представляется отчет акима города, на котором жители региона задают интересующие их вопросы, по ним можно сделать вывод, удовлетворены ли они работой местных исполнительных органов.

–Как вы отнесетесь к тому, если жители Степногорска, недовольные качеством своей жизни, выйдут на улицы?

– Пусть выходят, если митинг будет санкционированным. И даже если он будет несанкционированный, я обязательно встречусь с жителями. Но я могу сказать, что, за три с половиной года моей работы в Степногорске, не сталкивался с серьезным негативом в адрес властей.

– Эти годы были относительно хлебные и спокойные. Цена на нефть стала падать год назад, критических отметок достигла совсем недавно.

– Был кризис 2007-2008 годов, были девяностые с их веерными отключениями и невыплатами зарплат. Я не думаю, что ситуация повторится. Считаю, что вы драматизируете. У нас есть, что принимать в пищу, что пить и что надеть – что еще нужно?

– И все же импорт очень высок.

– И Москва не сразу строилась...

– Последний вопрос: как, на Ваш взгляд, должно происходить распределение обязанностей за его социальное благополучие?

– Нам, определены обязанности – наше дело качественно их исполнять в рамках действующего законодательства. У бизнеса есть обязательства в рамках налогового кодекса плюс инструменты гос.поддержки. В ответ должны исполняться социальные обязательства - это создание рабочих мест и их поддержание на должном уровне. У населения должна быть активная гражданская позиция. С 1 января 2016 года вступает в силу закон «Об общественных советах», которые будут создаваться маслихатами из числа общественности города. Их цель – выражение мнения населения в целом, контроль над реализацией госпрограмм. В селах уже действуют местные сообщества, во время ежеквартальных встреч аким отчитывается перед аксакалами. Должна быть и тесная связь, взаимодействие. Например, в городе 20 лет не могли сделать объездную дорогу. Местным исполнительным органом были организованы встречи с представителями городского бизнеса, на которых достигнута договоренность о строительстве этой дороги совместными силами. Деньги на строительство не выделялись, кто-то помог топливом, кто-то материалами, кто-то предоставил рабочую силу – и дорога была сделана. 

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики