Рабочий и пустота

От борьбы акимата с градообразующим предприятием за рабочие места проигрывают все. В том числе население»

Рабочий и пустота

Житикара испытала мощный отток населения в 1990‑е годы. В городе до сих пор стоят пустые многоэтажки, немало бесхозных квартир, несмотря на то, что очередников 800 человек. Власти расселили людей более компактно, чтобы сократить затраты на коммунальные услуги. Это не помогает: ГКП «Житикаракоммунэнерго» хронически убыточно.

Житикаринский район Костанайской области граничит с Челябинской областью России, куда некоторые местные жители ездят на заработки. Других возможностей использовать пограничное положение района пока не придумали.

Хризотила на всех не хватит

На конец 2015‑го в Житикаре проживало 35 тыс. жителей. Уровень безработицы в последние годы если и превышал среднереспубликанский уровень, то незначительно: в 2014 году (более свежих данных пока нет) в Житикаре к безработным относили 5,6% экономически активного населения при среднерепубликанских 5%. Зарплата житикаринцев была, напротив, меньше и средней по республике (на 42%), и средней по области (на 14%) — 79,5 тыс. тенге.

Главный работодатель в городе — горнодобывающее АО «Костанайские минералы» (КМ). Когда в 2012‑м в республике начала действовать программа развития моногородов, «Костанайские минералы» произвели 241 тыс. тонн хризотила, оценка результатов 2015 года — 150–153 тыс. тонн, план на 2016‑й — 160 тыс. тонн. Компания наращивает объемы производства, несмотря на обвал спроса на мировом рынке с 2 млн тонн до 1,5 млн тонн. По прогнозам службы маркетинга компании, такая ситуация сохранится в ближайшие 3–5 лет.

2012‑й был стартовым годом программы развития и на КМ. Компания запустила программу «Управление изменениями». Акцент в ней был сделан на оптимизацию технологических процессов. И в последние три года предприятие стало приносить прибыль. «Рентабельность не самая высокая — 3–5 процента. В прошлом году — 7 процентов. В этом году прогнозируем выше 15 процентов за счет девальвации»,— объясняет председатель правления «Костанайских минералов» Ербол Нурхожаев. По итогам 9 месяцев ожидаемая чистая прибыль КМ составляла 243,7 млн тенге, но компания надеется удвоить показатель к концу года. «Девальвация дала нам возможность сделать небольшие скидки, это положительно отразилось на отгрузке, начиная с сентября»,— подчеркивает г-н Нурхожаев.

Важнейшая задача, которую ставит перед собой руководство КМ,— оптимизация затрат. «Раньше на выпуск одной тонны готовой продукции у нас уходило 23–24 тонны руды, сегодня стабильно — около 15 тонн, бывает, когда извлечение еще выше — достаточно 10–13 тонн сырья. Удельный расход электроэнергии на производство одной тонны снизился на 16,8 процента»,— поясняет предправления.

Вторая важнейшая задача — рост производительности труда. «Она растет, и тогда есть основание поднимать зарплату, производство становится эффективнее. Мы наращиваем объемы на 6–7 процентов. Этот даст нам возможность увеличить производительность труда, не уменьшая количество рабочей силы»,— подсчитывает г-н Нурхожаев. Но позднее он признается, что компания все же будет снижать численность работников на предприятии. «Это не самоцель, а борьба за экономическую состоятельность. Что лучше — сохранить 3500 человек, которые у меня работали в 2012 году, или сегодня с меньшим количеством людей (2350 человек) быть эффективным, всем платить зарплату, делать отчисления в бюджет?»,— задается вопросом промышленник.

Акимат не согласен

С точки зрения властей, лучше больше работников. «Мы заключали и с золотодобывающими компаниями, и с градообразующим предприятием меморандумы, чтобы места рабочие сохраняли. Недавно аким области сказал, что количество сокращений на предприятиях не должно увеличиваться. Рентабельны или нерентабельны, прибыльны или нет — людей должны сохранить,— говорит аким Житикаринского района Абай Ибраев. — На “Костанайских минералах” модернизируется производство и как следствие сокращается рабочая сила. Еще недавно там больше трех тысяч работало, сейчас две с половиной тысячи. Куда людей девать?».

Золотодобывающие предприятия Житикаринского района сейчас близки к анабиозу: «Они временно приостановили работу, очень сложный был вопрос для нас. Люди высвобождались»,— признает г-н Ибраев. Несмотря на приостановку деятельности и продолжающееся снижение цен на металл (с максимума в 1920 долларов за унцию в сентябре 2011 года цена на золото упала до нынешних 1230 долларов за унцию), предприятия взяли на себя обязательства часть людей вернуть и продолжить работу. «На “Орион минералс” в хорошие годы работало до 800 человек, сейчас около 400. В “Брендте” — около 100 человек, в “Тохтаре” 30–50 человек. Мы договаривались — на “Орион минералс” 400 человек они оставили, с января набирают еще около 50 человек. ТОО “Брендт” тоже с ноября отправило людей в вынужденные отпуска. Но с февраля они начнут работать за половину прежней зарплаты»,— отметил аким района.

«Костанайские минералы», работая в маленьком городе и оптимизируя производство, стараются использовать все разумные возможности, чтобы сохранять людей. «Есть два классных экскаваторщика. При росте производительности труда, но сохранении объемов производства держать двоих смысла нет. Но работник ценный, поэтому мы переводим его временно в слесари — до тех пор, пока объемы производства не вырастут, тогда он снова будет нужен»,— объясняет г-н Нурхожаев.

Еще один вариант — развивать дополнительные производства. Компания надеется, что к 2020 году товарооборот по дополнительным видам бизнеса достигнет 30% от доходов основного производства.

«Пример — ремонтно-механический завод, который стал товариществом “МехЛитком”. Оно убыточное. Последние годы испытывает большие сложности. Мы делали максимум, чтобы удержать людей. Комбинат покупал у ТОО продукцию втридорога, чтобы там могли выдать людям зарплату. Ясно, что это не выход. Сейчас комбинат вложил в них деньги, запускает новую технологию фасонного литья, которая экономичнее традиционной — это новые изделия, новые рынки, новая себестоимость. Посмотрим, как выживут, когда деньги вернут. Но перспективы есть»,— заверяет Ербол Нурхожаев.

Еще один сегмент, который развивают «Костанайские минералы»,— производство сухих строительных смесей, материалов для дорожного, жилищного строительства. «Думаю, сейчас они уже смогут жить без основного производства. Они становятся крепкими, прибыльными. Да, 2015 год был для них тяжелым. Сократились объемы, бюджет комбината урезали до предела, заказов извне не было. Но мы поддержали: год был юбилейным, мы ремонтировали свои здания. Главная задача для них сейчас — больше работать на других территориях. И у них получается. Сейчас открыли производство пенобетона, брусчатки»,— рассказывает наш собеседник.

Зарабатывать за пределами района стараются и другие структуры «Костанайских минералов»: предприятие общепита выигрывает тендеры, ТОО «МинералСтройСервис» тоже получает заказы по области. Предприятие «Жасыл ель», которое занимается озеленением, вышло в соседние районы области. Всего у компании две собственных «дочки», остальные же «просто находятся в нашей орбите», объясняет г-н Нурхожаев.

У основного производства со сбытом непросто: если раньше, например, на Украину отгружали 25–30 тыс. тонн продукции, то сейчас — всего 3–4 тыс. тонн. Из-за девальвации российского рубля в конце 2014 года «Костанайские минералы» потеряли и российский рынок, сейчас надеются вернуться. Крупнейший покупатель их продукции — Индия, куда экспортируется 50% житикаринского хризотила.

В перспективе руководство предприятия надеется освоить производство домов: «Если квадратный метр нового жилья будет стоить меньше 70—80 тыс. тенге, то проект подпадает под параметры программы “Доступное жилье”. Мы просчитали, что можем еще дешевле сделать за счет того, что 70–75% материалов будут нашими, начиная с шифера и асбоцементных плит (такими отделано управление комбината) и заканчивая полимерно-песчаной брусчаткой. Пеноблоки, пескоблоки, штукатурка — все наше. Окна пластиковые наш партнер производит. Сейчас заказчик такого дома — АО “Костанайские минералы”, подрядчик — ТОО “МинералСтройСервис”. Если все пройдет удачно, хотим на следующий год в Житикаре построить 10 таких домов, а позже взяться за строительство коттеджных массивов».

По его расчетам, для одного дома необходимо около 200 тонн строительных материалов, которые производит компания. Проект позволяет делать продукт с более высокой добавленной стоимостью и снизить удельные издержки. «Существует предел снижения себестоимости хризотила в рамках нынешнего производства. Через 2–3 года мы выжмем все, что можно, из нашей модернизированной технологии. И именно подобные проекты смогут поддержать нас в поисках снижения себестоимости»,— уверяет глава КМ.

Нечего предложить инвестору

Отдельный вопрос — можно ли назвать диверсификацией поддержку сервисных предприятий-партнеров и более глубокую переработку своей продукции.

Альтернативную идею диверсификации экономики Житикаринского района высказывает директор ТОО «Асбестовое геологоразведочное предприятие» Низами Джафаров. Он считает, что якорным предприятием могла бы быть обогатительная фабрика — одна для нескольких золотодобывающих предприятий, потому что суммарно они способны производить до 5 тонн сплава Доре в год. Правда, чтобы реализовать эту идею, потребуется много юридических, административных и технологических усилий. И, как минимум, необходимо, чтобы золотодобывающие предприятия сами работали.

В районе также работают сельскохозяйственные предприятия, но последние несколько лет они испытывают трудности из-за неурожая. Несмотря на трудности у производителей, по словам акима района, мельница «Шэр» — это прибыльное предприятие, но значимого влияния на бюджет оно не оказывает.

Акимат пытается привлекать инвесторов, но возможностей для этого немного: «Мы можем человеку, который намеревается вложить деньги в наш регион, предложить только безнатурный грант — землю. Больше ничего,— признается аким района. — У местной исполнительной власти должно быть больше инструментов для привлечения инвесторов, прописанных в законе — какое-то послабление по налогам, удешевление проектно-изыскательских работ».

Пока же акимат ищет и находит для инвесторов участки с наиболее подготовленной инфраструктурой. В ближайшее время ждут входа в регион иранской компании, которая намерена ставить в Житикаре завод по производству масла сафлора. Однако индустриальная зона — объект, для которого инфраструктура готовилась специально, до сих пор не введен: «Ее не до конца профинансировали. Автодорога не достроена, ждем еще 88 миллионов тенге из республиканского бюджета. По большому счету, она могла бы действовать — там высокая степень готовности, основные коммуникации подведены. Но межбюджетная дисциплина не позволяет это сделать до полного завершения проекта».

Вахта — да, ИП — нет

Наиболее внятные результаты по программе развития моногородов были достигнуты в сфере развития малого и среднего бизнеса. По словам г-на Ибраева, за три года 14 предпринимателей по «Дорожной карте бизнеса» получили поддержку по программе субсидирования процентной ставки на 250 млн тенге. 18 предпринимателей получили гранты на 46 млн. В этом году, правда, денег выделили значительно меньше — всего 6 млн, было выдано лишь два гранта.

«Предприятия, получившие господдержку, работают с разной степенью успешности, но не закрываются,— подчеркивает аким. — Есть, правда, один факт, что человек свой бизнес перепродал. Среди обладателей грантов — предприятие, которое изготавливает ажурные заборы, еще одно — мини-завод по производству комбикорма, эти и в РФ торгуют».

Тем не менее, в структуре доходов житикаринского бюджета платежи от бюджетных организаций (18%) перевешивают налоги, которые платит МСБ (3% торговля плюс, с оговорками, 10% — перерабатывающая промышленность). Вместе с тем Житикара считается в области городом, где предпринимательская активность высока. Но, судя по ответам опрошенных жителей города, самые предприимчивые себя уже проявили. «Характер не тот», «Не умею, да и не хочу», «Не потяну»,— так отвечают житикаринцы на вопрос, хотят ли они сейчас заняться собственным бизнесом.

«Если я и решу куда-то уехать, то в первую очередь потому, что у меня не будет возможностей для личностного роста,— сообщает одна из наших собеседниц и добавляет,— хотела бы получить второе образование — юридическое, а в Житикаре для этого нет возможностей».

Противоречивы и желания: «Хочу найти дополнительный заработок по душе за счет “дизайнерских штучек, ручной работы”, но не открывать своего дела». Как кажется,— это показатель того, что представления житикаринцев о возможностях заработать в других отраслях, тем более за счет предпринимательства, туманны.

При этом из своего города опрошенные местные жители уезжать не намерены. И хоть, по данным акимата, миграция в Житикаринском районе последние три года понемногу растет, однако переселяются, главным образом, сельчане.

Часть житикаринцев работают вахтовым методом в других регионах Казахстана и в России. Так, водитель Сержан Бексапин трудится в «Актюбинской медной компании» (принадлежит «Русской медной компании»), зарабатывает 200 тыс. тенге в месяц. В Житикаре такого заработка он найти не смог. «Вахта у меня 15 на 15 дней, обеспечивают всем, вплоть до постельного белья. Меня и семью такая работа устраивает, жена не работает»,— делится Сержан.

Ремонт отдай своим

Благодаря программе развития моногородов, город стал выглядеть привлекательнее. В инфраструктуру в течение трех лет было вложено 1,8 млрд тенге. Несмотря на это, сами житикаринцы, включая акима района, считают, что отдача от этих вложений могла бы быть больше. Тендеры на проведение ремонтов в основном получали компании из других регионов. «Мне тоже кажется неверным, когда на деньги программы, предназначенной на развитие города, строят и ремонтируют чужаки, тогда как могли бы справиться наши компании. В нормативных документах, подзаконных актах должны быть прописаны выигрышные баллы за местное содержание»,— считает районный аким.

Он уверен, что ремонт городской инфраструктуры — «это важно, в том числе для бизнеса». Г-н Джафаров считает, что все не настолько однозначно: «Ремонт коммуникаций — это введение в строй новых объектов. Следовательно, увеличение стоимости этих коммуникаций в виде амортизационных отчислений “садится” на стоимость коммунальных услуг. Чтобы физических лиц не беспокоить и не раздражать, увеличат нагрузку на бизнес. Я понимаю, городу эти ремонты нужны, я сам здесь 36 лет живу, но говорить, что это поддержка бизнеса — не вполне корректно. По крайней мере, это очень отсроченный эффект».

Где же заканчивается ответственность бизнеса и начинается — властей? Никто не может четко провести эту линию. «Мы — прежде всего бизнес, должны получать прибыль, исполняя все свои обязательства по закону. И когда социальный компонент довлеет, люди об этом знают, быстро рождаются иждивенческие настроения, которые трудно менять»,— уверен глава «Костанайских минералов». Все же он признает: «Ограничиться выплатой налогов можно. Но для этого, наверно, надо быть крепким наследственным капиталистом. Мы воспитаны по-другому. И, по большому счету, то, в каком городе живут люди, которые в АО трудятся, имеет не последнее значение для эффективности нашего производства».

Справка

  • Количество жителей (на 1 октября 2015 года) — 35 тыс. человек
  • Доходы бюджета в 2015 году — 3,39 млрд тенге
  • Расходы бюджета в 2015 году — 3,45 млрд тенге
  • Уровень безработицы (2014 год) — 5,6%
  • Объем промышленного производства (2014 год) — 21,2 млрд тенге
  • Средняя зарплата — 79481 тенге (ниже среднеобластной на 11161 тенге)
  • Основной работодатель — АО «Костанайские минералы»
Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом