Степногорский сплин

Переживая очередной кризис, моногород все меньше верит в светлое будущее

Степногорский сплин

Степногорск с фасада не выглядит заброшенным. Ровные дороги, затейливые лавочки, библиотека по обмену прямо на улице. Но если пойти дворами и поговорить с людьми, обнаружатся ржавые трубы, убогие детские площадки, безденежье, отсутствие работы и въевшаяся в интонации неуверенность в шатком будущем.

Градообразующий комбинат

В городе живет 47,5 тыс. человек, уровень безработицы невысокий (менее 5%), а больших предприятий тут несколько. Хотя градообразующим предприятием в Степногорске считается горно-химический комбинат (СГХК), больше всего денег в 2015 году заработал ГМК «Казахалтын». По предварительным данным, его выручка в 2015 году составит около 15,3 млрд тенге. «Казахалтыну» в минувшем году помогли улучшить финансовые показатели девальвация тенге и рост производства (с 2,7 до 3 тонн в год).

Но СГХК продолжает занимать важнейшее положение в экономике города. Правда, положение это шаткое: если в 2014 году предприятие заработало около 7,3 млрд тенге, то в 2015‑м, по предварительным данным, заработает лишь 5,15 млрд тенге.

С одной стороны, комбинат при содействии властей добился от «Казатомпрома» (СГХК находится в доверительном управлении этой нацкомпании) загрузки не менее 60% своих мощностей. «По урану проектная мощность СГХК 4 тысячи тонн концентрата. Чтобы завод был рентабельным, необходимо перерабатывать 2,5 тысячи. Сейчас, благодаря акиму нашей области, мы нарастили объем законтрактованного для СГХК сырья с 1,9 до 2,5 тысяч тонн»,— сообщает аким Степногорска Ануар Кумпекеев.

С другой стороны, компания перевела часть своих сотрудников на сокращенный график труда. «Муж рассчитался с завода где-то полгода назад, платили плохо. То пятнадцать тысяч принесет, то двадцать. Сейчас работает на мусоровозе, платят хорошо, без задержек»,— рассказывает жительница города.

Сейчас СГХК пытается активно развивать медно-молибденовый проект «Кызылту». Это совместный проект «Казатомпрома» и СГХК: их доли — 76 и 24%, соответственно. Проект рассматривался еще в 2012 году и был отложен. Возможно, причиной стало то, что при среднем уровне содержания меди и молибдена 0,48% и 0,015%, соответственно, месторождение было слишком невелико, чтобы вести на нем экономически оправданную отработку. И это при том, что цены на медь четыре года назад находились возле отметки в 8 тыс. долларов за тонну. В апреле 2015‑го, когда проект все же запустили, цены были в районе 6,2 тыс., а в начале этого года ушли еще ниже — на 4,5 тыс. Молибден за последние полтора года подешевел втрое.

Но «Кызылту» работает. По информации акима города, в 2015‑м здесь должны были произвести околок 5 тыс. тонн продукции. В этом году план — 12 тыс. тонн медного флотоконцентрата. Между тем ТОО «Кызылту» поставлен на продажу в рамках программы приватизации.

Проект СГХК по переработке золота тоже нельзя назвать успешным. Комбинат произвел пробные 4 килограмма сплава Доре из сырья, поставленного «Казцинком», но пока стороны не договорились о стоимости переработки. После переработки пробной партии руды — 30 тыс. тонн — на СГХК посчитали и решили пока отказаться от золотого направления.

Другая крупная компания — Степногорский подшипниковый завод (входит в российскую Европейскую подшипниковую корпорацию — ЕПК). Его выручка предположительно тоже сократится с 8,6 млрд тенге (2014 год) до 5,8 млрд тенге (2015‑й).

«Если раньше “ЕПК Степногорск” производил только вагонные подшипники, из которых 90 процентов уходило в РФ, остальные потреблялись на местном рынке, то скоро будет выпускать подшипники для вагонного и индустриального оборудования. Это было необходимо для стабилизации работы предприятия. Спрос на продукцию нестабилен. Если в 2012–2013 годах заказов было много, то в последние два года — существенно меньше. Мы надеемся увеличить объем продаж за счет индустриальных подшипников»,— планирует аким Степногорска.

Однако необходимо учитывать спад производства у потребителей (ГМК как России, так и Казахстана) и конкуренцию со стороны китайских и других азиатских производителей.

Кислота и пестициды

Город пытается диверсифицировать источники доходов, создавая предприятия в новых отраслях. «У нас работает трубный завод “Арыстан”. Он входит в российскую группу “Полипластик” и производит полиэтиленовые трубы. Завод был введен в эксплуатацию в рамках первой пятилетки индустриализации в 2012 году. Сейчас он вышел на проектную мощность — около 19 тысяч тонн продукции. Заказы есть, большая часть продукции продается на казахстанском рынке, около 10 процентов уходит в Россию. Продукт — труба, которая используется в системе водоснабжения, водоотведения и газоснабжения»,— рассказывает Ануар Кумпекеев. В 2015 году выручка компании, по предварительным данным, составит 11 млрд тенге (11,76 млрд тенге в 2014‑м).

Сравнение показателей в бюджете города (2012 и 2013 годы) обнаруживает, что сумма основных налогов (подоходного и социального) выросла на 280,2 млн тенге, что увеличило доходную часть бюджета на 12%. Невозможно сказать, каков здесь вклад завода «Арыстан», а каков — других предприятий (2013 год для экономик России и Казахстана был сравнительно благополучен). Но в целом видно, что появление нового крупного промышленного предприятия стало для экономики города заметным, но не особенно существенным. Трансферты из республиканского бюджета составляют почти половину доходов города. Грубо говоря, городу нужны еще 7–9 предприятий, аналогичных «Арыстану», чтобы покрывать текущие расходы самостоятельно.

Предприятия из различных отраслей в городе строятся, но размер их бизнеса на порядок меньше и, следовательно, большого влияния на положение дел в городе не оказывает. Запущен и запланирован к расширению завод по производству пестицидов «Астана НАН Кемикалс», работает теплица по голландской технологии на площади 3,5 тыс. гектар, запущена первая очередь мини-НПЗ «Астана-Ойл», вторая строится, несмотря на отсутствие согласованного проекта.

Также в городе пытается работать завод по производству коллективных редкоземельных концентратов SARECO. Предприятие даже пыталось заявиться как кластер и перерабатывать циркониевое сырье с месторождения Обуховское, но процесс застопорился, в том числе из-за собственных проблем. По данным НАК «Казатомпром» (владеет 51% SARECO), в первом квартале 2015 года предприятие выпустило 67 тонн коллективных концентратов РЗМ, во втором — лишь 1,4 тонны. По данным акимата Степногорска за 11 месяцев 2015 года объем производства составил лишь 51,7 тонн на 150 млн тенге. Заявленная проектная мощность завода должна была составить 1500 тонн коллективных концентратов, однако сейчас она снижена до 700. Заводу требуется реконструкция, потому что качество продукции не удовлетворило заказчика и совладельца предприятия — японскую Sumitomo. Предполагаемый объем инвестиций — 3 млн долларов. Сейчас идут переговоры с инвесторами, потому что SARECO будет выставлен на продажу в рамках программы приватизации непрофильных активов.

«Казатомпром» построил в Степногорске еще одно предприятие — ТОО «СП СКЗ Казатомпром» — производство серной кислоты. Продукция (30,7 тыс. тонн по итогам 11 месяцев 2015 года) уже продается на рудники «Семизбай-U», СП «Казатомпрома» с китайской Beijing Sino-Kaz Uranium Resources Investment Company Limited (входит в CGNPC). Поскольку «Казатомпром» в декабре 2015 года подписал соглашение о совместной разработке урановых месторождений, можно не сомневаться, что со сбытом продукции у СКЗ проблем не будет.

Социальная ответственность бартером

В целом доля малого и среднего бизнеса в общем объеме выпускаемой продукции высока: доля средних предприятий в промышленном производстве составляет 34% (около 24 млрд тенге).

Роль розничной торговли и услуг в экономике города невелика: в городе работают шесть отделений шести банков, два торговых центра, четыре заправки, шесть магазинов, один рынок, четыре аптеки, три стоматологии, два СМИ (телеканал и газета).

Малый бизнес в городе развивается, в том числе за счет программы развития моногородов. Так, владелец сети автозаправочных комплексов «Каскад» Леонид Ищенко получил субсидию по кредиту, на который построил вторую часть своего автозаправочного комплекса. Теперь он надеется достроить первую часть, которую оплачивает самостоятельно. «Для нас этот кредит оказался очень вовремя и кстати»,— признается бизнесмен. Всего на субсидирование процентной ставки по кредитам в рамках программы моногородов из республиканского бюджета в адрес города было выделено в 2015 году 46,6 млн тенге.

Взамен власти города требуют участия в своих проектах. Например, фактически вскладчину была отремонтирована старая объездная дорога вокруг города. Для финансирования проекта аким собрал всех, кто имел отношение к дорожной инфраструктуре. Вкладывались не деньгами, а материалами, топливом, рабочей силой. Дорогу построили.

Дорогами взаимодействие власти и бизнеса не ограничивается. «Аким ко всем подряд обращается, просит ветеранам помочь, малообеспеченным помочь»,— делится один из представителей МСБ Степногорска.

У жителей города настроения умеренно депрессивные. «В государственных детских садиках цены с нового года поднимаются до 17 тысяч тенге в месяц. Мотивируют тем, что доллар вырос. Но при чем тут доллар, если садики в Казахстане? А когда у тебя зарплата тысяч 60 и цены пляшут, то и думаешь, что же тебе сделать: то ли за садик заплатить, то ли поесть купить, то ли одеться»,— посетовала продавец магазина Наталья.

«Тысяч 60» — это хорошая зарплата. У тех, кто не работает на производстве, она чаще еще ниже — 40–50 тыс. тенге. Зачастую людям денег не хватает, и обеспечить свои минимальные потребности они могут либо благодаря поддержке родственников, либо за счет приусадебных хозяйств на дачах. «При Советском Союзе мы хорошо жили, каждый год могли позволить себе съездить на море,— вспоминает жительница города Юлия Быкова. — Свою дочь я только один раз вывезла. А теперь, когда у нее самой ребенок родился, мы не можем себе позволить такие поездки, не получается».

На первый взгляд, в городе довольно много автомобилей-иномарок, поэтому складывается впечатление обеспеченности. Оно обманчиво. «Город ездит на старых-престарых немецких машинах, им по 15–20 лет»,— объяснил один из жителей города. Возможно, именно поэтому бизнесы, связанные с ремонтом автомобилей, приносят доход своим владельцам — как продавцам запчастей, так и ремонтным мастерским.

Чтобы получить высшее образование, дети уезжают. Часто — в Россию, где в вузах есть специальности, которых нет в Казахстане. Но в целом жители города едины в том, что жить они продолжат в Степногорске. Одна из важных причин — отсутствие жилья и возможности его приобрести. Не имея твердой уверенности в том, что получат квартиру на новом месте, степногорцы и думать о переезде не хотят. Вторая причина низкой трудовой мобильности: «А кому мы там нужны?». Наконец, есть и патриоты города, которым просто нравится жить в Степногорске, несмотря на все сложности.

Перспективы в сумерках

Город постепенно благоустраивается. Одно из важных новшеств, которое отмечают многие горожане,— улучшение качества дорог. «Когда я приехал в город в 2012 году, в целом требовали ремонта 90 процентов дорог. Это была наша ахиллесова пята. Сейчас — 53 процента, в ремонт было вложено порядка 3 миллиардов тенге»,— подчеркивает аким города.

В отличие от дорог дворы по большей части неухоженные (исключения есть). Они огромные, но на этой территории располагаются либо свалки ненужных вещей, либо ветхие детские городки. Один из показателей развития — это масштабы городского строительства. В Степногорске дома невысокие, стоят далеко друг от друга, поэтому город хорошо просматривается. В ноябре 2015‑го, когда автор этой заметки, приезжал в город, здесь работал лишь один подъемный кран.

Чувствуется напряженность и медленно поднимающееся недовольство. «Если акимат сам захочет что-то изменить, они бы уже давно изменили… Тот факт, что Назарбаев к нам не приезжает, уже о чем-то говорит. Если Путин ездит по городам России — вы же сами видите это. Он спрашивает, как люди живут. А к нам никто не ездит, никто не интересуется. Если бы нас спросили, чего мы хотим, для нас главное — это стабильные цены. Второе — чтобы все доступно было: и школы, и садики, и больницы»,— перечисляет одна из горожанок.

Аким, напротив, уверен, что достаточно часто встречается с жителями: «Работает механизм сходов, когда аким встречается с активами промышленных предприятий, учреждений образования и здравоохранения, с общественностью. Например, с Советом ветеранов. Проводится и итоговый годовой сход, когда представляется отчет, жители региона задают вопросы, по ним можно сделать вывод, удовлетворены ли они работой акимата».

«Если жители Степногорска, недовольные качеством своей жизни, выйдут на улицы — пусть выходят, если митинг будет санкционированным. И даже если он будет несанкционированный, я обязательно встречусь с жителями. Но я могу сказать, что за три с половиной года моей работы в Степногорске не сталкивался с серьезным негативом в адрес властей. Был кризис 2007–2008 годов, были девяностые с их веерными отключениями и невыплатами зарплат. Я не думаю, что ситуация повторится»,— считает Ануар Кумпекеев.

В текущей ситуации Степногорск нельзя назвать депрессивным. Но и ощущения серьезных перспектив здесь нет. Неуверенная, на грани нищеты жизнь, которая не хочет так себя называть, притворяясь нормой.

Справка

  • Количество жителей (на 1 октября 2015 года) — 47 510 человек (+221 по сравнению с началом года)
  • Доходы бюджета в 2015 году — 5,04 млрд тенге
  • Расходы бюджета в 2015 году — 5,05 млрд тенге
  • Уровень безработицы (2015 год) — 4,3%
  • Объем промышленного производства (2014 год) — 55,56 млрд тенге
  • Средняя зарплата — 93 371 тенге (выше среднеобластной на 6195 тенге)
  • Основные работодатели: АО «ЕПК Степногорск», АО «ГМК “Казахалтын”» и ТОО «Степногорский горно-химический комбинат»
Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности