Пульс моногорода

Редакционная статья

Пульс моногорода

Моногорода — населенные пункты, экономическая жизнь которых связана с одним предприятием или одной отраслью.

В конце 19‑го — начале 20‑го века такие города при предприятиях строились во всех индустриальных странах компаниями-собственниками крупных компаний. Однако масштабность этот формат экономической организации территории приобрел главным образом в советской мобилизационной модели экономики.

Министерство какой-нибудь промышленности через государственный трест или производственное объединение создавало предприятие и населенный пункт к нему, строило там инфраструктуру, не считая капзатрат и рисков. В моногорода со временем превращались малые населенные пункты, куда в военное время эвакуировались большие заводы, например, Чистополь в Татарстане. Города вырастали возле заводов, фабрик, комбинатов, электростанций, поэтому эти предприятия стали называть градообразующими.

Проблема моногородов одинаково знакома всем индустриальным постсоветским республикам — Казахстану, России, Украине, Беларуси, Узбекистану, Таджикистану. Моногорода остались даже в Прибалтике. Пример — Висагинас при Игналинской АЭС в Литве.

В 319 российских моногородах проживает 9,3% населения. В абсолютных цифрах — 13,6 млн человек. Целая страна по европейским меркам. Моногороднее население Казахстана меньше 1,5 млн на 27 городов. Но в населении страны его доля столь же весома — 8,2%. Каждый третий город нашей республики — моногород.

«Эксперт Казахстан» не случайно напоминает о моногородах сегодня. Экономический кризис, связанный с падением цен на нефть и металлы, коснулся именно тех промышленных секторов, где представлены градообразующие предприятия. Это компании из нефтянки, металлургии, производства руд, минеральных удобрений, угля. Из-за сокращения выручки перед компаниями встает необходимость сокращать рабочие места. Моментально вырастет безработица, ведь высвободившиеся трудовые ресурсы некуда прилагать.

К решению проблемы моногородов наши власти подходили несколько раз. После событий декабря 2011 года в Жанаозене, где продолжительный трудовой конфликт в итоге вылился в беспорядки, правительство создало специальное министерство, призванное решить проблемы моногородов и в целом казахстанских регионов,— Минрегионразвития. Была написана программа развития моногородов до 2020 года и подготовлен их список. Меры предлагались стандартные: помимо улучшения инфраструктуры, государство предложило развивать МСБ через механизм субсидирования кредитов, стимулировать переезд людей в центры экономического роста. Примечательно, что из списка 27 программа распространялась только на 21 моногород.

В 2014‑м, после ликвидации Минрегионразвития, программу решили влить в более широкозахватную — развития регионов. В ней моногородам отводится, прямо скажем, не самое главное место: вместе с малыми городами они объединены в группу «городов третьего уровня». Им будут продолжать улучшать инфраструктуру, выводить из положения транспортного тупика (7 из 20 тупиковые), там, возможно, разместят заказы для компаний ФНБ «Самрук-Казына» и НУХ «КазАгро». А еще каждый моно- и малый город пройдет процедуру брендирования, на свои деньги разработает комплексный план развития и т.д.

«Начиная с 1994 года мы принимали программы по поддержке малых городов. С 1996‑го программ было 7, среди них — концепция развития региональной политики, программа утверждения развития малых городов на 2004–2006 годы, о распределении целевых трансфертов малым городам, городам с депрессивной экономикой. Ни по одной из данных программ мы так и не узнали, сколько было потрачено государственных средств, почему эти города не стали самодостаточными и почему им опять нужно помогать»,— возмутился мажилисмен Рауан Шаекин в прошлом ноябре.

Выходит, действующая программа развития регионов с точки зрения депутатов — очередная безотчетная программа правительства. И не факт, что последняя, если учесть обыкновение переливать одни министерства и программы в другие. Привычная бюрократическая процедура.

Сейчас, когда на решение острых социальных проблем в бюджете остается все меньше средств, не лишним было бы провести детальную независимую ревизию всей многолетней работы правительства в этом направлении. Важно выявить лучшие практики использования бюджетных инвестиций и средств, выделяемых градообразующими предприятиями.

Третий шаг — восстановление социальных связей. Проблема моногородов не может решаться без прямого диалога с жителями. Их надежды и опасения должны быть услышаны и приняты в расчет.

Читайте тему номерв: Клуб 27

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее