Как не стать куклой

Ищут ли формулу успеха наши художники? Какую роль в искусстве играют стереотипы? Можно ли избежать влияния идеологий? Над такими вопросами размышляет казахстанский арт-дуэт ZITABL

Как не стать куклой

Всегда интересно, как зарождается концепция выставки, которая впоследствии оформляется как нечто целостное, и как связаны эстетика, художественное творчество с политикой и наукой. Именно политика, социально-психологические мотивы поведения людей беспокоят Зитту Султанбаеву, идейную вдохновительницу и музу творческого дуэта ZITABL («Зитта и Абликим»). Вторая половинка дуэта, муж Зитты, художник Абликим Акмуллаев тоже не скрывает своей вовлеченности в идеологические дискуссии. К своему 15‑летнему юбилею дуэт подготовил выставку «Ахыр Заман» («Конец времен»), которая проходит в алматинской галерее «Белый рояль». В ней художники пытаются поставить наболевшие проблемы и найти их решение. По крайней мере для себя.

Пеленание ран

«В этот раз получилось рисование предметами. Это все мои личные вещи. Летящие золотые крылья часиков в работе “Часы моей жизни” отмеряют неумолимое время, а капельки хрустальных подвесок похожи на пролитые слезы. Но из их переливов рождается нечто важное»,— делится переживаниями Зитта. Творчество — такое экзистенциальное измерение, которое охватывает все, что происходит. Это поток, из которого можно вырвать эпизоды, словно отдельные кадры бесконечно крутящегося фильма.

В основу выставки легла коллекция кукол художницы. Они стали источником вдохновения и предметом творческого исследования. Это куклы из разных стран, где художники участвовали в выставках. «В куклах живет дух их создателей, этим они и ценны,— размышляет Зитта. — Узбекских кукол делали узбеки, грузинских — грузины, русских — русские. Там есть азербайджанские и курдские куклы. Их сделали курдские дети-сироты. Африканских кукол мы купили в африканской палатке на Дне музыки в Берлине. Сделаны они из кукурузных листьев. Европейские куклы олицетворяют страх загнанной в тупик Европы». Кукол Зитта делит на две группы: тех, которых обижают, и тех, которые обижают.

Кукла возникла в архаические времена, как результат первобытного магического мышления. К концу XIX века она обретает образ двойника, маски и рефлексируется в культуре как эстетический, художественный многогранный образ разорванного человеческого сознания. Художник создает куклу, а она убегает и живет своей жизнью, как в позднесоветском фильме «Господин оформитель», вспоминает художница.

Зитта называет проект «Ахыр Заман» своего рода спектаклем с актуально-сказочными сюжетами о добре и зле. «Из пустячных вещей, перышек, осколков и бусинок я сделала небо и звезды. Похоже, что так Бог создавал мир,— шутит художница. — Еще у меня была прямая аналогия — укропный и ватные люди. Когда политические страсти немного улеглись, у меня нарисовался образ этих персонажей — ватного и укропного человечков и их битвы. Вата — интересный материал: белый и пушистый. Из него возник образ Рождества».

Но наше прибежище — обитель зла, считает художница, и в ней все, даже хорошие идеи, обрастают злом. «Как сказал один московский искусствовед, искусство необходимо, как пеленание ран. В индийской мифологии существует образ ткани жизни — прадхана. Он у меня прослеживается в новой серии в виде марлевого полотна»,— поясняет автор. Такой вот идейно-ассоциативный ряд возник в головах художников и спровоцировал появление «Ахыр Заман».

Уже три года Зитта Султанбаева пишет книгу, посвященную арт-атмосфере советской Алма-Аты. «Нас интересовали персоналии 1970–90‑х, которые двигали отечественное искусство. Алан Медоев, вдохновивший нашу казахскую интеллигенцию формации шестидесятых-семидесятых. Рустам Хальфин, Игорь Полуяхтов. Но алматинскому управлению культуры бюджет урезали, и книга напечатана пока не будет. Это стало ударом для меня»,— переживает она.

Барометр общества

Видео, которые показывают на выставке, развивают тревожную ахырзаманскую линию выставки. Например, идея видео Абликима Акмуллаева «I’m afraid» возникла у художника, по его словам, когда в Лондоне произошла серия терактов в транспорте, и убили ни в чем не повинного латиноамериканского парня, который побежал, испугавшись полицейского. В работе «ИГиЛа Кощея» используются образы сказок: Кощей, яйцо и игла. Зитта уверена, что в мифах содержатся коды и знаки. Творчество дает ощущение приближения к разгадке тайны. Это приближение к концу времен(Ахыр Заман), ощущение предела.

Политика времени обозначила водораздел между людьми. Это было заметно и на открытии выставки. «Из моих коллег по цеху современного искусства почти никого не было. Возможно, это оттого, что для меня современное искусство — продукт западной культуры. Эти идеи передаются, как вирусы, по воздуху. А у меня пошло сопротивление. Ты туда приезжаешь, все комфортно и удобно. Но это все равно не твоя земля, ты здесь чужой. Чтобы стать успешным, надо выбрать определенную парадигму для работы на международной арт-сцене — гендерную, либеральную. Например, спросом пользуется тема сексуальных меньшинств. Надо подогнать себя под определенные идеологические требования и стереотипы, и тогда тебя будет легче считывать, прежде всего, западному наблюдателю. Но тогда ты рискуешь превратиться в марионетку в чужой игре», — размышляет Зитта Султанбаева.

На Западе свои, иные, контексты. Приезжие международные кураторы выбирают определенную позицию в отношении наших художников, характеризующуюся словосочетанием: «Дикая Азия с элементами экзотики». Кто не вписывается в эту схему, остается за бортом.

Но есть другой путь. Если ты овладел формой и языком современного искусства, ты можешь излагать свои идеи на нем. Зитте и Абликиму близка идея немецкого куратора и искусствоведа Сабины Фогель, которая в 2000 году сделала, по их мнению, одну из лучших на тот момент выставок современного искусства в Центральной Азии. Она пропагандировала идею, что современные художники — это барометр общества, что искусство должно помогать обществу осознать себя.

Художникам важно решить проблему раскола современного общества. При этом ясно, что считать правой одну из сторон — бессмысленно. Так же сложно игнорировать дискурс конфликта, все равно в него вовлекаешься. Тем более что архетип войны вечен. Даже если мы считаем себя пацифистами, то и из этой позиции можно высечь немало искр, из которых, как известно, возгорается пламя творческой мысли.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?