Даешь нацию будущего!

Строителям единой нации Казахстана установили новый дедлайн — 2025 год

Даешь нацию будущего!

Когда читаешь новую концепцию, призванную консолидировать казахстанцев, складывается впечатление, что разработчики документа особо не утруждали себя. Концепция, по сути, компендиум президентских выступлений с конца 2012 года. Именно с этого времени политтехнологи Акорды начинают подбрасывать обществу обтекаемые идеологемы: «новый казахстанский патриотизм», национальная идея «Мәңгілік Ел», «нация единого будущего». Эти конструкты вошли в новую концепцию, поэтому данный документ — попытка формализовать вышеназванные идеологемы во внятный идеологический концепт.

Чтобы идеологема заработала, она должна быть понятна любому. Ее должны принять большинство граждан, особенно те, кто отсечен от каждодневного потока информации, поэтому идеологема должна быть простой. Однако новая концепция состоит из микса конструктов, которые накладываются друг на друга, становятся сложными для восприятия, и на выходе дают причудливое сочетание напыщенности, пафоса и подмены.

Идеологи от власти избегают откровенного разговора, а бюджеты на мероприятия, долженствующие сформировать «нацию единого будущего», наталкивают на мысль, что новая концепция — имитация бурной деятельности с выбиваем государственных денег под новые проекты.

Попытка №1

Последняя концепция — это третий по счету документ, призванный сцементировать казахстанское общество. Первым номером была Концепция формирования государственной идентичности РК, разработанная и утвержденная в 1996 году. В небольшом по объему документе в публицистической манере объясняется, зачем нужно было усиливать президентскую власть, говорится о преимуществах двухпалатного парламента и роли нового госоргана — конституционного совета, который «служит оптимальной моделью органа по обеспечению конституционной законности». Попутно разъясняя изменения политической системы, в документе значительное место отводится проблеме консолидации общества, «состоящего из представителей различных этносов».

Первая концепция от более поздних аналогичных документов выгодно отличается тем, что в ней дан исторический анализ. Согласно историческому нарративу Концепции госидентичности на территории РК существовали различные империи, с 15 века она является землей самостоятельного государства — Казахского ханства, границы же современного Казахстана окончательно оформились в составе СССР.

В документе особо выделено этническое ядро — казахский народ, при этом указывается, что дальнейшее развитие государства пойдет по гражданскому пути. В Концепции госидентичности подчеркивается: «государство исторически возникает как национальное в том смысле, что, как правило, его учредителем и социальной базой является определенная этническая общность», и «этническим центром казахов является Казахстан, нигде в мире они не обладают другой государственностью, которая проявляла бы заботу о сохранении и развитии казахов как этноса». Согласно историческому нарративу концепции-96 со временем степь начала принимать представителей других народов. В результате меняется сущность государства, теперь Казахстан — это не только обетованная земля казахов, но и страна, выражающая интересы всего населения, независимо от этнической и других принадлежностей.

«По своему характеру этот документ предназначался для внешнего пользования, его можно было показывать иностранным бизнесменам и политикам. Для внутреннего пользования Концепция госидентичности имела мало что содержательного для граждан, общественных активистов и отечественных политиков», — считает политолог Талгат Исмагамбетов. — Не стоит забывать, что в 1995 году приняли ныне действующую Конституцию, в преамбуле которой говорится о “казахстанском народе” взамен преамбулы Конституции 1993 года, где указывалось «государство казахской нации». В этом отношении государству требовалось концептуально продолжить линию, которую наметила действующая Конституция».

Заход со стороны АНК

В 2009 году на 15‑й сессии Ассамблеи народа Казахстана (АНК) президент Нурсултан Назарбаев презентовал предварительный проект Доктрины национального единства. Доктрина нацединства запомнилась тем, что в документе пытались ввести в политическй дискурс понятие «казахстанская нация». Согласно мнению разработчиков документа отныне все народы, проживающие в РК, должны стать единой титульной нацией — казахстанцами, по примеру США, где все граждане, не взирая на этничность, являются американцами.

Проект доктрины вызвал бурную реакцию национал-патриотов, их поддержала оппозиция. Несогласных возглавил поэт Мухтар Шаханов. Они посчитали некорректным отсылку к опыту США, где коренной этнос был почти истреблен, выразили мнение, что конструкт «казахстанская нация» размоет казахов как этнос и ослабит позиции казахского языка.

В результате в 2010 году была разработана компромиссная Доктрина нацединства, которую и утвердил г-н Назарбаев. Из финальной версии убрали «казахстанскую нацию», но и термин «казахская нация», предложенный национал-патриотами, власть не поддержала. «Две стороны — государство и оппозиция — подписали документ с тем негласным условием, что оппозиция могла не руководствоваться доктриной в своих действиях. Хотя в международной практике консенсус подразумевает обязательное исполнение договоренностей подписавшими сторонами», — уточняет г-н Исмагамбетов.

По его мнению, для внутреннего пользования более всего подходит утвержденная Доктрина нацединства. В ней прописаны тезисы о строительстве, по сути, национального гражданского государства. Например, тезис «Одна страна — одна судьба» призван сформировать представление общности судьбы отдельного гражданина с его родиной. Тезис «Разное происхождение — равные возможности» гарантирует всем гражданам равные возможности, независимо от этнических, религиозных, социальных и других принадлежностей.

«Однако то, что реально определяет жизнь казахстанцев, осталось за кадром, — убежден г-н Исмагамбетов. — Например, не были сформулированы казахстанские ценности. Доктрина предназначалась для госорганов и чиновничьего корпуса. И это было первым недостатком. Вторым — двусмысленность понятий в разных языках. Например, “ел бірлігі” и “национальное единство”. Казах под “ел бірлігі” может подразумевать, что “мы — единый народ, но внутри него делимся на различные национальности”».

По словам г-на Исмагамбетова, в казахском варианте не решен вопрос, до какой степени этничность (национальность в унаследованном от советского прошлого понимании) имеет меньшее значение, чем гражданское понимание нации. Понятие же «национальное единство» несет больше гражданской коннотации. Здесь этничность не самое важное, она стоит в одном ряду с религиозностью, социальной и другими принадлежностями.

Помимо этого г-н Исмагамебтов выделяет существенный недостаток Доктрины нацединства, она не учитывала изменения идентификации самих казахов. «Примерно с 1996 года стараниями отдельных активистов казахи стали учитывать региональные и квазиродоплеменные идентичности. Так что в этом отношении последние документы не учитывают реальность внутри казахского этноса», — говорит собеседник.

Так сказал Назарбаев

На исходе 2015 года президент РК утвердил Концепцию укрепления и развития казахстанской идентичности и единства. В паспорте документа Минкульт указан как основной разработчик, также привлекались Минобразования, АНК и другие структуры, приближенные к госорганам.

Концепция казидентичности — это сборник выступлений главы государства с конца 2012 года. Например, тезис «новый казахстанский патриотизм», который встречается в новой концепции, впервые прозвучал в президентском послании на 2013 год. По идее политтехнологов от власти, новый казахстанский патриотизм базируется на восьми традиционных блоках, куда входят равенство, культура, религия и так далее. Однако новый патриотизм отличается от старого тем, что вводится идеологема триединства языков, которое национал-патриоты ранее отвергли в Доктрине нацединства. Если подытожить, суть нового казахстанского патриотизма — равноправие всех граждан РК и общая ответственность за страну.

Документ вводит в политический словарь понятие «казахстанская идентичность». Этот термин впервые прозвучал в том же послании-2013, но как «всеказахстанская идентичность». Тем самым, по мнению заместителя директора ЦАИ «Альтернатива» Сергея Акимова, мы наблюдаем попытку избежать споров вокруг терминов «казахская нация», «казахстанская нация».

Примечательно то, что, по мнению авторов новой концепции, казахстанская идентичность — это процесс. Иными словами, то, что меняется со временем. Хотя авторы Концепции госидентичности за 1996 год убеждены в обратном: идентичность, по их мнению, существует в четких границах, представляет собой целостность.

«Подобные документы создаются в структурах администрации президента — отделом внутренней политики и секретариатом Ассамблеи народа Казахстана, — разъясняет политолог Айдос Сарым. — У них много приживалок — организаций, экспертов, которые готовы выполнять любой заказ. Сегодня закажут, чтобы идентичность была казахстанской, создадут казахстанскую. Завтра скажут, нужна марсианская идентичность, сделают и такую». По мнению спикера, на место искусственным конструктам как «казахстанская идентичность» неизбежно придет «казахская нация». «В гражданском смысле», — добавляет эксперт.

По словам г-на Акимова, если сравнивать новую концепцию с Доктриной национального единства, то последний документ с точки зрения функционала имел больше потенциала, поскольку в нем было меньше расплывчатых понятий, которых каждый может трактовать по-своему. В этом одновременно и преимущество, и недостаток нового документа.

«Главной задачей авторов Концепции казахстанской идентичности являлось безболезненное принятие документа общественностью», — говорит Сергей Акимов. — Собственно, разработчики выполнили эту задачу, сделав концепцию максимально гладкой. Отчасти такой подход оправдан, поскольку в сфере, которую регулирует концепция, имеются свои сложности. И худшее, что могли сделать разработчики документа — это вскрыть эти язвы. В свою очередь сглаживание острых углов не лучшим образом сказалось на характере используемых формулировок».

Пятая графа в паспорте

Как бы то ни было, казахстанская идентичность и новый казахстанский патриотизм должны стать ядром так называемой «нации единого будущего». Впервые о нации единого будущего президент сказал в рамках перевыборной кампании на XVI съезде партии «Нур Отан» в марте 2015 года. Тогда он представил пять институциональных реформ, из которых четвертая — про нацию единого будущего.

По замыслу авторов этого концепта, верховенство права, межконфессиональное согласие, средний класс, социальные лифты, триединство языков сформируют некую нацию будущего. Прослеживается явная отсылка к пяти институциональным реформам: современный госаппарат, исполнение законов, подотчетное государство — первая, вторая, пятая реформы — смажут канаты социальных лифтов, снимут напряжение между населением и государством; экономический рост и индустриализация — третья реформа — создадут средний класс, который готов участвовать в строительстве нации в гражданском смысле.

Нация единого будущего состоит из пяти компонентов: культурная нация, интеллектуальная нация, нация труда, инновационная нация и здоровая нация. Интересно то, что выставлены временные флажки — к 2025 году в РК должна сформироваться эта самая нация.

По мнению г-на Акимова, власть сумеет к обозначенному сроку отчитаться о достижении целей новой концепции. «Потому что оценка достижения целей — вещь субъективная; да и документ изобилует расплывчатыми формулировками», — говорит аналитик. — Такой документ очень удобен с точки зрения его выполнения. Поэтому я не удивлюсь, если, например, к 2020 году объявят о выполнении задач и достижении целей концепции. То же самое было со стратегией “Казахстан-2030”, хотя она была наполнена более конкретными индикаторами. Но идеологи от власти смогли объявить ее реализованной, и общество это проглотило».

«Нужно понимать, что в подобных документах пишут обтекаемо и используют символы и метафоры. Например, китайцы в эпоху Дэн Сяопина в своих идеологических документах пользовались выражением “достичь средней зажиточности”. Что такое средняя зажиточность, каждый может понимать по-своему», — говорит г-н Исмагамбетов.

Никто из опрошенных «ЭК» политологов не смог разъяснить суть понятий «новый казахстанский патриотизм», «нация единого будущего», «казахстанская идентичность», патриотическая идея «Мәңгілік Ел». Основное правило идеологических конструктов — они должны быть простыми для понимания — явно нарушено. Концепция рискует остаться непонятой.

Собрать пазлы

Что бы ни говорили с высоких трибун, общество Казахстана фрагментировано. Этот феномен политолог Досым Сатпаев назвал идейным сепаратизмом. «Казахстанское общество монолитно только формально, — убежден г-н Сатпаев. — Фактически оно расколото на разные группы, начиная от вопроса по статусу государственного языка до отношения к ЕАЭС. Конфликт между Россией и Украиной, ситуация вокруг сбитого российского военного самолета показали, как еще можно расколоть казахстанское общество».

По мнению г-на Сатпаева, чтобы консолидировать общество, необходимо предложить универсальные ценности, которые принял бы каждый казахстанец. «В предложенной концепции говорится об идее “Мәңгілік Ел”. Однако в чиновничьих кабинетах невозможно разработать национальную идею» ,— говорит собеседник.

По словам Талгата Исмагамбетова, концепции, доктрины об идентичности хороши для исторического анализа, но для простого инженера, менеджера средней руки, то есть для представителей среднего класса, которые должны созидать общую казахстанскую идентичность и нацию единого будущего, они ровным счетом ничего не дают.

«Как можно требовать от общества определиться с идентичностью, если наша элита еще сама не идентифицировала себя. Элита работает в РК, но ментально живет за границей, она не чувствует себя частью Казахстана. Элита не заражена поиском национальной идеи, поэтому все эти конструкты воспринимаются общественностью как демагогия», — говорит г-н Сатпаев.

Концепция для внутреннего пользования

Так зачем было создавать идеологическую программу, которая изначально обречена на провал? По словам г-на Исмагамбетова, президент дал обещания в ходе предвыборной кампании, которые нужно выполнять. Нужно вспомнить, что создание нации единого будущего — один из пунктов институциональных реформ. Получается, документ создавали для чиновников, которые теперь обязаны проводить мероприятия по формированию нации единого будущего. Айдос Сарым не исключает, что Концепция казахстанской идентичности придумана, в том числе, и для выбивания бюджетных денег под различные проекты.

Правило бюрократии: программу исполняет тот орган, который ее разрабатывал. Разработчик документа старается оттянуть на себя побольше функционала, потому что каждая функция — это еще одна статья в бюджете. Для реализации задач, указанных в новой концепции, предусмотрена работа в шести направлениях. Первое, пропаганда идеи «Мәңгілік Ел». Второе, проект «Большая страна — большая семья», который должен укрепить казахстанскую идентичность и сформировать нацию единого будущего. Оператором проекта выступает АНК. Третье, проект «Менің елім», направленный на «модернизацию культурной политики». Четвертое, продвижение идеи общества всеобщего труда. Пятое, проект «Нұрлы болашақ», задача которого привить молодежи идею «Мәңгілік Ел». Шестое, пропаганда проекта «Нация единого будущего».

К сожалению, раскрыт бюджет только одного проекта. Так, согласно Распоряжению №12 за подписью Госсекретаря РК Гульшары Абдыкаликовой, на 25 мероприятий в рамках проекта «Большая страна — большая семья» выделено 2,03 млрд тенге на 3 года. Другим любопытным моментом является то, что финансирование проекта «Большая страна — большая семья» утверждена раньше (4 ноября 2015 года), чем принята сама Концепция казахстанской идентичности (28 декабря 2015 года).

Создание энциклопедии «Казахстаника» стоимостью 1,24 млрд тенге — самая дорогая статья в бюджете проекта «Большая страна — большая семья». Большинство мероприятий — это фестивали, форумы, конкурсы, организация празднеств и т.д. В списке фигурируют такие мероприятия, как «Беседы на Шелковом пути», конкурс патриотической песни «Елім менің», организация Дня благодарности.

Каким образом эти мероприятии укрепят казахстанскую идентичность и сформируют нацию единого будущего, непонятно. Главными исполнителями значатся Минобразования РК, Минкультуры РК, АНК и Администрация президента (АП).

«Стоило бы откровенно поговорить о российско-украинском конфликте. Недавно был в северных регионах страны и узнал, что два этнокультурных объединения на этой почве не разговаривают между собой. А где это обсуждается, почему нет заявления АНК по этому поводу? Не обсуждаются реальные вещи, однако проводим огромное количество мероприятий, тратятся большие суммы. Эти мероприятия никого не интересуют, кроме функционеров этнокультурных центров, АП и структур, созданных вокруг нее», — возмущается г-н Сарым.

Читайте редакционную статью: О национальной архитектуре

Обмани меня еще раз

Общественный деятель, член президиума Общенациональной социал-демократической партии Петр Своик считает, что Концепция казахстанской идентичности — это большая подмена

«Вся концепция — аккуратный слалом вокруг реальных проблем межэтнического согласия и гражданского патриотизма. Начиная с подмены задачи создания Патриотического акта “Мәңгілік Ел”, поставленной главой государства еще при оглашении Стратегии «Казахстан-2050», некоей одноименной «идеей». Ни в каком документе не сформулированной, но на «ценностях» которой и построена концепция.

За три года попыток разработки Патриотического акта изменился и контекст времени: Стратегия «Казахстан-2030» в форме послания на 2013 родилась на представлении, что кризис 2007–2008 годов окончательно преодолен и впереди опять бесконечный экономический подъем. В таких условиях можно было писать долговременные документы и делать политические завещания.

Однако весь прошлый год наблюдался переход от долгосрочных программ к конкретным попыткам сдержать экономический кризис. Поэтому в новых условиях говорили уже не о патриотическом акте как о самостоятельном документе, а о некой патриотической идее, которая якобы где-то существует сама по себе.

В принципе про создание патриотического акта можно было бы и забыть, никто бы не заметил. Достаточно вспомнить историю с проектом Доктрины национального согласия на основе «казахстанской нации», вызвавшем дружный отпор национал-патриотов. Тогда доктрина была утверждена «доработанной» и никому уже не интересной.

Однако этнократической элите РК требуется документ, который провозглашает именно общегражданские ценности и неэтнический патриотизм, и который обходит те моменты, на которых этнократизация власти и стратегического бизнеса и состоялась. Например, актуальный вопрос о языках подменен вопросом трехъязычия, что не является практической формулой, поскольку повсеместное владение английским трудно представить. То есть незаконченный в общественном сознании дискурс о соотношении казахского и русского языков подменен идеологемой казахско-русско-английского трехъязычия, которое должно выступить фактором консолидации общества. Хотя отсылка к консолидирующей роли именно казахского языка в концепции тоже присутствует.»

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?