Казахстанский портрет

Эта книга — одна из первых попыток объяснить нам: кто мы и куда идем. В роли толкователей — казахстанские социологи, антропологи и политологи

Казахстанский портрет

Авторы сборника статей поставили перед собой глобальную задачу: изучить, как изменилось казахстанское общество за последние двадцать лет (1990–2014 гг.). Трансформация всего постсоветского пространства, в том числе и казахстанского, за эти годы очевидна. Кстати, российские исследователи (Татьяна Заславская) отмечают, что массовое сознание и поведение россиян мало изменились, и они мало чем отличаются от homo soveticus. Также традиционно считается, что и население Казахстана по-прежнему «погружено» в советскую идеологию.

Сборник статей объективно отражает динамику социальных изменений в Казахстане за последние два десятка лет. Сборник выпущен Институтом мировой экономики и политики (ИМЭП) при Фонде Первого Президента РК — Лидера нации.

Согласимся с декларируемым тезисом сборника — социальные изменения в стране еще продолжаются. Статьи в книге получились разными. Понятно, что тем, «кто в теме», наиболее значимые статьи сборника уже знакомы по другим выступлениям и аналитическим докладам представленных авторов. Султан Акимбеков предлагает переосмыслить советский период истории Казахстана. Любопытны и обладают научным потенциалом краткие выкладки этого ученого о трасформации и адаптации традиционных азиатских общин к советским условиям жизни. Все это дано посредством анализа функционирования «большой казахской семьи» в реалиях 20-го века. Весьма перспективным для дальнейшего мультидисциплинарного исследования представлется подразделение социологом собственно азиатского общества на сломе советского эксперимента на традиционную и модернизированную части. Это положение в широком научном контексте хорошо дополняется выкладками казахстанских политологов и искусствоведов (Нурболат Масанов, Валерия Ибраева). Заметим все же, что советский опыт советских же республик в западной семиотике уже давно был объектом результативной научной рефлексии. Но этот опыт (например, хотя бы германских советологов) авторам книги явно неизвестен, последнее придает изданию неизбежный местечковый характер.

Есть в «Социальном портрете» и более яркие и в чем-то даже провокационные работы. Речь идет о статье Гульмиры Илеуовой «Новый средний класс. Современное мещанство Казахстана: начало большого пути». В интерпретации этого социолога «мещане» выступают как формирующийся базовый социальный слой, сам же термин не несет какой-либо негативной оценки. Приведем цитату, многое объясняющую в нынешней казахстанской ситуации: «Достигнув определенного, “как у всех” неплохого жизненного уровня, они хотели бы зафиксировать, законсервировать те условия, которые позволили им достигнуть успеха. Отсюда их отношение к политике: они не хотели бы ничего менять». Рискну продолжить этого автора, под этим обозначением — «мещанство» — можно и должно подразумевать и бытовой традиционализм в оценке всего и вся, и близкий к нулю уровень креативного и критического осмысления себя и социума и другие не самые радужные манифестации казахстанского общества.

Из ряда добротно-профессиональных научных опусов — статья Алмы Султангалиевой «Религия как часть социальных изменений в восприятии населения Казахстана». Статья является логическим продолжением ее блестящей монографии «Город и люди: социокультурная трансформация в Казахстане» (Алматы, 2010). Пожалуй, только этот социолог объективно отмечает первоначальную самоидентификацию на основе религии как национальную традицию, последнее зарождалось в Казахстане еще в 1990‑е. Она же доказывает, что на современном этапе ислам занял свою нишу в казахстанском обществе уже как самодостаточная религиозная идеология со своими установками, не привязанными к местным традициям. Правда, вывод г-жи Султангалиевой о том, что мусульмане Казахстана являются более религиозными и более консервативно настроенными, чем православные и представители других религий, представляется очень спорным и требующим более основательных доказательств.

Есть в сборнике научные опусы заведомо вторичные. Откровенно слабых работ в «Социальном портрете», как это зачастую бывает в коллективных сборниках, тем не менее нет. Все же очень мало в книге фундаментальных статей, которые имели бы объяснительную силу. Но их нет по той причине, что язык и прогностические оценки весьма выдержаны или добровольно препарированы самими же авторами. Социологическая практика Казахстана за все свои годы существования так и не «дозрела» до своего Патрика Шампаня, Юрия Левады или хотя бы Владимира Ядова.

В целом получилась вполне добротная книга, полезная для всех: политологов, культурологов, социологов и даже для обывателей.

Социальный портрет современного казахстанского общества. Сборник статей. Астана — Алматы, 2015. — тираж 1000 экз.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее