Фактор на тест-драйве

Факторинговые услуги выросли из банковских «штанишек» и пробуют себя в качестве независимого бизнеса

Фактор на тест-драйве

Год 2014‑й стал знаковым для казахстанского рынка факторинга. Факторинговые услуги фактически перешли из разряда банковского продукта в самостоятельную индустрию, о чем свидетельствуют сокращение банковского предложения в этом сегменте и рост числа факторинговых компаний, так или иначе связанных с банками.

Качественному изменению в индустрии способствовал ряд обстоятельств. Во-первых, наблюдавшаяся в 2013–2014 годах хорошая экономическая конъюнктура с высокими темпами роста потребительского сектора — основного получателя факторинговых услуг. Во-вторых, сокращение объемов кредитования субъектов МСБ коммерческими банками ввиду повышенных рисков у такой категории заемщиков. Факторинг же относится к разряду беззалогового кредитования, и в случае возникновения сомнительной дебиторской задолженности банк становится зависимым от платежеспособности клиента факторинговой компании — фактора. А требование Национального банка о сокращении размера NPL вряд ли стимулирует банки к наращиванию новых сомнительных долгов.

В-третьих и в главных, бизнес, работающий на условиях отсрочки платежа, испытывал и испытывает до сих пор серьезную потребность в финансировании. «2014 год был насыщен событиями в финансовом секторе. Особенно это касается девальвации. Крупные экспортеры легче пережили данную ситуацию. А вот малый и средний бизнес столкнулся со многими проблемами, начиная с нехватки денежной массы в тенге и заканчивая отказом банков предоставлять кредиты в тенге для пополнения оборотных средств. Многие наши клиенты были вынуждены покупать товары у поставщиков по старым ценам, тогда как в России аналогичные товары стоили намного дешевле. В результате многие покупатели поехали в Россию за дешевыми товарами»,— рассказывает заместитель генерального директора компании CommerceFactor Алтай Токсанбаев.

Чтобы сохранить факторинг в портфеле и как-то заземлить проблему кредитных рисков при фондировании МСБ, многие банки вывели факторинг за баланс. Ведь у необремененных банковской лицензией факторинговых компаний больше возможностей полноценно развивать этот бизнес. И сейчас на рынке остались лишь те банки, которые видят в факторинге поле для банковского бизнеса. Уже сегодня очевидно разделение рынка факторинга с точки зрения клиентской базы: банки остаются работать с крупными клиентами, специализированные компании начинают окучивать сектор МСБ.

Инвесторы оценили факторинг

По результатам исследования Рейтингового агентства RAEX («Эксперт РА Казахстан»), проведенного при поддержке Фонда развития предпринимательства «Даму», в 2014 году объем рынка (объем денежных требований, уступленных факторам за год), составил почти 39,2 млрд тенге, или 218,6 млн долларов. За 2014 год рынок вырос в 2,6 раза (в 2013‑м объем рынка составлял 15,1 млрд тенге), а за три последних года — в 5 раз.

Показатели роста обусловлены фазой активного развития рынка. Прежде всего стоит отметить наращивание в 2014 году оборотов старыми игроками, компанией FinanzFactor и Альфа-Банк Казахстан, в 2,6 раза и в 3 раза соответственно. Вместе они обеспечили 71% объема рынка в минувшем году, а совокупный прирост во многом обусловлен ростом объема уступленной дебиторской задолженности именно в этих двух компаниях. Однако это говорит и о существующей пока крайне высокой концентрации отрасли.

В то же время в 2014 году наблюдается выход на рынок целого ряда новых игроков: Банка Астаны, «Евразийской факторинговой компании», «Евразийского факторинга» и «Национальной факторинговой компании». Они добавили рынку 20% объема.

Вообще, рост числа игроков в 2014 году — отдельная самодостаточная история. За год количество факторов — специализированных компаний — достигло 17 против пяти-шести компаний годом ранее. По нашей оценке, всего на рынке факторинга присутствует 21 организация — компании и банки. И вероятность того, что число факторов в ближайшее время будет возрастать, достаточно велика. «Рынок еще далек от насыщения и находится в начале пути. Клиентов пока очень мало, как и освоенных сегментов, и количество игроков на рынке невелико»,— именно таким образом описывают ландшафт рынка большинство факторинговых компаний.

Рынок факторинга имеет значительный потенциал роста и в перспективе может быть достаточно емким. По данным комитета по статистике Миннацэкономики РК, на конец 2014 года размер краткосрочной дебиторской задолженности по отраслям экономики составил 6 трлн тенге, или 33,5 млрд долларов. Если взять только факторабельные индустрии, такие как оптовая и розничная торговля, производство продуктов питания, транспорт и складские услуги, то сумма ужмется наполовину, до 13,7 млрд долларов. Но даже такие объемы делают факторинг весьма привлекательным.

Исполнительный директор НФК Алексей Рощин полагает, что рынок факторинга только готовится к тому, чтобы выстрелить. «При значительном потенциале рынка его освоенность крайне мала. По этой причине все пытаются толпиться вокруг одних и тех же клиентов, и возникает ценовая конкуренция. В этом плане в России разделение рынка произошло много лет назад. Каждый игрок находится в собственной нише и работает с определенными клиентами. Поэтому ценового демпинга на российском рынке не так много, а вот в Казахстане он еще есть, а факторы его опасаются,— рассказывает г-н Рощин. — Возможно, это связано с тем, что информированность бизнеса о факторинге недостаточна, и количество клиентов пока ограничено. Но при правильном продвижении услуг клиентов на ближайшие несколько лет хватит всем. От факторов сейчас требуется определение собственной ниши и стратегии, которой они будут придерживаться».

Щадящий порог вхождения, неосвоенность и большой потенциал роста рынка, очевидно, сделали факторинг весьма привлекательным для инвесторов. Как правило, это стратегические инвесторы, с нуля создающие факторинговый бизнес. Другое дело, что о результатах их деятельности можно будет говорить лишь некоторое время спустя. Помимо затрат на технологии, региональное продвижение и финансирование бизнеса, необходимо хорошо представлять себе сущность факторинга и понимать, каким образом строить здесь бизнес.

Широкий простор для небанковской инициативы

Не умаляя роли новых инвесторов, все же отметим, что, скорее всего, значительная часть появившихся факторов — структуры, связанные с банками. И с большой долей вероятности можно утверждать, что рост объема рынка в 2,6 раза (за 2013 год — на 92%) во многом спровоцирован легализацией портфелей банков, которые до перевода факторинга в отдельный бизнес не раскрывали объемы факторинга.

Согласно открытой информации банков на начало октября 2015 года всего четыре банка оказывали факторинговые услуги: Банк Астаны, Евразийский банк, Capital Bank Kazakhstan и Альфа-Банк Казахстан, тогда как еще два-три года назад факторинг предлагало большинство банковских организаций. Все перечисленные банки, за исключением Евразийского банка, по размеру активов входят во вторую и третью десятку банков и предлагают одинаковую опцию — кредитование уступки прав требований. На их фоне Евразийский банк старается работать комплексно, предлагая широкий набор факторинговых инструментов: закупочный факторинг, безрегрессный факторинг, финансирование дебиторской задолженности, поручительство за покупателей, факторинг для экспортных операций, финансирование заказов, портфельное финансирование.

Но все же банки не выходят за рамки банковского бизнеса и рассматривают факторинг как расширение линейки кредитных продуктов, в то время как уникальность факторинга заключается вовсе не в финансировании, которое можно получить под дебиторскую задолженность. Уникальность его в том, что не за свой счет, а за счет ресурсов факторинговой компании можно увеличить отсрочку компаниям-дебиторам и таким образом оттеснить своих конкурентов. Появляется возможность выбрать тех контрагентов, надежность которых проверила факторинговая компания, обладающая уникальной базой данных. В итоге это приведет к выстраиванию с дебиторами эффективных долгосрочных отношений, а факторинговая компания при необходимости возьмет на себя неприятную функцию напоминания о задолженности, а в крайнем случае — и «выколачивании» просрочки. Подобный комплексный факторинг вполне по силам специализированным компаниям, не обремененным банковской лицензией.

Прибыль нужна, но риски велики

Тем не менее линейка факторинговых услуг и уровень их качества еще далеки от западных стандартов. Основное предложение факторов на сегодняшний день — факторинг с регрессом, а основная конкуренция между компаниями — ценовая.

Факторинг с регрессом — это вид факторинга, при котором поставщик обязан вернуть денежные средства факторинговой компании в случае, если дебитор не исполнил в оговоренное время обязательства по платежам. С одной стороны, факторинг с регрессом не очень интересен поставщикам: в случае неплатежеспособности дебитора убытки придется нести им самим. С другой стороны, комиссия фактора при таком виде финансирования существенно ниже.

В мировой практике факторинг без регресса — давно признанный способ покрытия рисков неоплаты со стороны покупателей, другими словами, страхования кредитных рисков. При использовании факторинга без регресса схема работы остается такой же, как и при классическом регрессном факторинге. Однако при наступлении просрочки платежа со стороны покупателя риск неоплаты берет на себя фактор.

Для факторинговой компании данная схема работы является более маржинальным видом бизнеса, поскольку в стоимость услуги включается плата за риск. В Казахстане безрегрессный факторинг пока используется крайне редко. По итогам 2014 года всего четыре фактора — участника исследования — предлагали данную услугу, которой воспользовались лишь несколько клиентов. В итоге совокупный объем уступленных денежных требований по безрегрессу за 2014 год не превысил 4,5 млрд тенге, составив в относительном выражении 11,6% сделок внутреннего факторинга. Максимальная доля рынка безрегрессного факторинга принадлежит банкам.

Эксперты полагают, что развитие безрегрессного факторинга напрямую зависит не столько от качества клиентов, сколько от состояния экономики, в том числе от потребности бизнеса страховаться от неплатежей дебиторов. В среднесрочной перспективе бизнес ожидает слабый рост и значительная волатильность экономики. Казалось бы, момент для массового старта безрегрессного факторинга достаточно удачный. Однако факторы стараются минимизировать объем безрегресса в своих портфелях: и без того высокорисковый продукт в кризисное время становится еще более опасным.

Пока же основной рынок приходится именно на внутренний факторинг с регрессом: в 2014 году в структуре объема уступленных денежных требований доля регрессного факторинга составила 87,8%. Возможно, по этой причине значительное достижение рынка факторинга в 2014‑м — низкий уровень просрочки в кредитных портфелях факторов — участников исследования. О наличии просроченной дебиторской задолженности заявили лишь два фактора. Общая сумма просрочки на начало января 2015 года составила 134,7 млн тенге.

Вслед за торговлей

В отраслевой структуре объема денежных требований, уступленных фактору, по итогам 2014 года, по данным компаний, участвующих в исследовании, 75%, или 28,7 млрд тенге, в абсолютном выражении принадлежало оптовой торговле.

Надо сказать, что товаропроизводители, дистрибьюторы и поставщики предъявляют на факторинг повышенный спрос, рассматривая его как эффективный способ преодоления кассового разрыва при работе с торговыми сетями. К тому же оптовая торговля — один из драйверов экономического роста. По данным комитета по статистике, за январь-декабрь 2014 года оптовая торговля перекачала товаров на 16,3 трлн тенге, а ее годовой индекс физического объема в 107,7% значительно опережал минимальный рост промышленности. В принципе эту цифру можно легко считать потенциальным полем для деятельности банков и факторинговых компаний.

Товарный кредит или отсрочка платежа чаще всего применяются на рынке высоколиквидных потребительских товаров — продуктов питания, алкогольной продукции, бытовой техники, медикаментов, парфюмерии и косметики. Поэтому наибольший спрос на услуги факторинга проявляют средние компании, специализирующиеся на оптовой торговле.

По мнению участников рынка, наиболее перспективной отраслью для факторинга останется ритейл, и в ближайшие 3–4 года именно он станет движущей силой развития рынка факторинга. Однако при работе с ритейлом следует учитывать отраслевую специфику.

«Первые впечатления от казахстанского факторинга в сравнении с российским таковы: в РФ большинство факторов прикладывают усилия, чтобы подружиться с сетями. В Казахстане ситуация другая: рынок держат крупные дистрибьюторы, часто являющиеся дочерними или же обособленными структурами тех же сетей,— делится впечатлениями Алексей Рощин. — Когда сеть выходит на рынок, она заинтересована в поставщиках. И крупные казахстанские дистрибьюторы это понимают и диктуют свои условия. Сетям приходится соглашаться, иначе они рискуют остаться с пустыми полками. При этом в Казахстане сети далеко не всегда являются первоклассными плательщиками. Все начнет меняться уже в ближайшее время, и связано это будет с развитием ритейла в Казахстане. А развитие ритейла, выход бизнеса из серой зоны и переход на безналичные расчеты точно будет, это мнение поддерживает также риторика нашего правительства».

В 2014 году получили развитие и другие направления для факторинга. Были созданы портфели по таким отраслям, как информация и связь, сельское хозяйство и горнодобывающая промышленность, обрабатывающее производство и строительство, розничная торговля, транспорт и складирование. Появилась даже профессиональная, научная и техническая деятельность, в том числе реклама и дизайн. Тем не менее, по общему мнению компаний-участников рынка, данные сектора пока не рассматриваются в качестве точек роста: превалирующим сектором для развития факторинга в ближайшие 2–3 года останется оптовая торговля.

Помимо прочего для факторинга перспективен сегмент госзакупок. Представители компаний отмечают в этом сегменте действительно большую емкость рынка и большую потребность в продукте. Во время турбулентности экономика сильно сжимается, и госструктуры и национальные компании, тот же ФНБ «Самрук-Казына», сокращают потребление, но все же остаются платежеспособным сегментом. В частности, закупки «Самрук-Казыны» оцениваются примерно в 5 трлн тенге. Это колоссальный рынок, на котором факторам надо учиться работать.

Третий энергичный и долгоиграющий сегмент для развития факторинга — сегмент B2B. Первая отрасль, на которую смотрят сейчас факторы,— это логистика, в которой также есть отсрочка платежа, и достаточно большая. В логистике понятные и прогнозируемые взаиморасчеты, а контрагентами по сделкам выступают крупные компании. Если Казахстан всерьез намерен стать транспортно-логистическим хабом, институты развития и национальные компании приложат максимальные усилия, создавая для факторинговых компаний готовый плацдарм.

Сложности развития

Дальнейшее развитие рынка факторинга будет во многом зависеть от состояния экономики и эффективности работы участников рынка. Одна из важных проблем специализированных компаний — дефицит фондирования. Факторы отмечают, что, кроме банковского финансирования, практически не имеют других возможностей фондирования. Но даже если фактору удастся получить кредит, процентные ставки будут достаточно велики — порядка 20% годовых. С учетом того, что кредит работает с залогами, а факторинг с поручительствами и гарантией, что подразумевает дополнительную премию за риск, конечная ставка для клиента может составлять до 50% годовых. Это дорого и неконкурентно в поле соперничества с банками.

В мировой практике ставки по факторинговым операциям во многом зависят от дополнительного сервиса. Соглашаясь на более высокую ставку, клиент получает набор услуг по управлению дебиторской задолженностью и страхованию связанного с ней риска. Поэтому на развитых рынках стоимость факторинга превышает стоимость кредита в четыре раза.

Но скорее всего, в ближайшее время местные факторы не смогут предложить клиентам капиталоемкие факторинговые услуги. По мере сегментации рынка и нахождения компаниями собственного позиционирования факторинговый бизнес все острее ощущает кадровый голод.

Рынок кадров факторинговых специалистов крайне мал. Серьезно настроенные на развитие факторингового бизнеса компании стоят перед дилеммой: набирать новичков и обучать их с нуля, что чревато потерей времени и большими затратами средств, либо охотиться за головами и перекупать готовых специалистов, также теряя значительные ресурсы.

Есть еще дополнительный вариант, который могут позволить себе не все начинающие владельцы факторингового бизнеса: привлечь готовую команду из России или Украины для быстрой отстройки бизнеса в Казахстане. Именно таким путем пошла казахстанская НФК, пригласив коллег с российского рынка. Но, скорее всего, такая практика не станет распространенной.

«Покупать рядовых специалистов из других стран не имеет смысла, это временный путь. Персонал надо растить самим и при подготовке смотреть не на профессиональный опыт, а, например, на соответствие ценностям компании и обучаемость. Надо вкладывать в развитие людей, хотя этот процесс долгий и сложный. Перспективных сотрудников достаточно. Просто рынок еще молодой. Многие другие сферы бизнеса через это уже прошли, теперь предстоит пройти и факторингу»,— комментирует Алексей Рощин из НФК.

По единодушному мнению участников рынка, в значительной степени тормозит развитие факторинга и отсутствие специализированного закона.

Перспективы у всех разные

Прогнозируя динамику объема рынка факторинга по итогам 2015 года и перспективы отрасли в 2016 году, факторы полярно расходятся во мнении: кто-то ожидает сжатия рынка, кто-то — сохранения текущей динамики, некоторые нацелены исключительно на рост. Например, в CommerceFactor ожидают, что рынок упадет на 20–30%, так как в 2015 и 2016 годах казахстанскому факторингу придется столкнуться с рядом вызовов. «Сложная ситуация в экономике продолжится. Покупательская способность населения снижается, в результате чего страдает торговый бизнес. Обесценивание тенге больно ударило по зарплатам обычных покупателей, которые служат основными катализаторами МСБ»,— рассуждает Алтай Токсанбаев.

Консервативно настроены и в Альфа-Банке Казахстан: «Учитывая реалии рынка финансовых услуг 2015 года, мы не прогнозируем существенного прироста сделок по факторингу, наше мнение, что объем сделок будет аналогичен объему 2014 года». Наши собеседники считают, что сегодня основной вызов для всего рынка финансовых услуг — это ограниченный и объективно дорогостоящий доступ к ликвидности в национальной валюте для банков второго уровня.

В свою очередь в «Евразийской факторинговой компании» полагают, что рынок по итогам 2015 года увеличится на 30–50%, в связи с тем, что в настоящее время компаниям все труднее получить финансирование в банках, и факторинговые компании будут этим пользоваться.

В НФК взрывного роста ждут в 2016 году. «Сейчас сформировалось много предпосылок для роста. Это и выход новых игроков, которые только-только начинают чувствовать вкус к рынку, и возможные государственные программы, и развитие ритейла в Казахстане, — считает г-н Рощин. — В 2016 году допускаю кратный рост по отношению к предыдущим годам, но это, конечно, будет еще связано с эффектом низкой базы».

Участники ренкинга

Лидером ренкинга казахстанских факторов по объему уступленных им денежных требований в 2014 году среди компаний, предоставивших информацию RAEX («Эксперт РА Казахстан») стал Альфа-Банк Казахстан. Он оказал факторинговые услуги на 23,8 млрд тенге, а рост в 2014 году составил 208%.

На втором месте ренкинга — «Национальная факторинговая компания» (НФК). Объем ее факторинговых услуг — 5,2 млрд тенге. Компания вышла на рынок под занавес 2013 года и сразу же заняла вторую строчку ренкинга ввиду активного старта.

Третье место в ренкинге у FinanzFactor, выручка которого достигла 4,2 млрд тенге, а рост уступленных требований –166%.

В середине таблицы опытные компании: CommerceFactor и First Factoring Company, работающие на рынке с момента его основания. Объем их бизнеса — 2,2 млрд и 1,3 млрд тенге соответственно. По итогам 2014 года «старички» показали снижение объемов нового бизнеса.

Замыкают ренкинг компании-новички: «Евразийский факторинг» — 1,3 млрд тенге, «Евразийская факторинговая компания» — 799 млн тенге и Банк Астаны — 187 млн тенге.

Здесь уместно отметить повышенный интерес к рынку факторинга со стороны россиян. Альфа-Банк Казахстан — наиболее активный и крупный игрок в стране, обладающий самым крупным портфелем на рынке. Свои амбиции в отношении казахстанского факторинга заявил и Промсвязьбанк. По мере фиксации правил игры на местном рынке можно ожидать новых игроков из числа российских компаний.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?